Особый талант Владимира Путина в области внешней политики потрясает и ужасает весь мир в течение целого десятилетия. С 2008 года он чего только не делал: расчленил Грузию, вторгся на территорию Украины и аннексировал Крым. Он поднял власть и престиж России на самый высокий уровень со времен холодной войны. Он силой вернул Россию на Ближний Восток, а также вмешался в американские президентские выборы в 2016 году. Он также продемонстрировал свою непревзойденную способность превращать информацию в оружие и ценой минимальных издержек укреплять российскую мощь.


Иными словами, любимый конек Путина — это нарушение существующих правил. Но похоже, что в этом году он действует более сдержанно. Кремль продолжает распространять дезинформацию, а его политических противников время от времени травят и убивают. Но при президенте Трампе политика США стала весьма неистовой и буйной, и в этих условиях внешнеполитический курс России приобрел более умеренный характер.


В феврале Соединенные Штаты в ходе воздушного и артиллерийского удара уничтожили сотни российских наемников в Сирии, однако реакция Путина была довольно приглушенной. В марте он впервые с 1998 года объявил о сокращении военных расходов в России. В апреле Путин повел себя спокойно и терпеливо, когда в Армении началась народная революция против пророссийского правительства. А в мае Россия молча наблюдала за тем, как Израиль бомбит иранские военные объекты по всей Сирии. Это свидетельствует о том, что Путин как минимум отчасти согласился с мнением США относительно перспектив присутствия Ирана в этой стране. Вдобавок ко всему Россия присоединилась к кровному врагу Ирана Саудовской Аравии и увеличила добычу нефти. Это поможет стабилизировать развивающиеся экономики, которые страдают от повышения учетных ставок.


Но поймите правильно: Путин не изменил свою точку зрения и не намерен наводить мосты в отношениях с Западом. Он умерил свой внешнеполитический натиск просто потому, что добился главных целей, и теперь ему важно закрепить достигнутое.


10 лет тому назад Европейский Союз и Организация Североатлантического договора шли в наступление по всей Восточной Европе. Путин боялся, что проникновение западных идей в Россию создаст проблемы его режиму правления. Теперь эти опасения ушли в прошлое: расколотый и растерянный Запад отказался от своей мечты продвинуться в восточном направлении, а ЕС и НАТО сегодня гораздо менее эффективны и уверены в себе, чем 10 лет назад. Запад больше не представляет опасности для России. Теперь вопрос стоит иначе: насколько серьезную опасность Россия представляет для Запада.


Путин — это не Сталин. Он не стремится уничтожить Запад, а хочет просто ослабить его. С его точки зрения, нынешняя ситуация в Европе весьма многообещающа, поскольку США и Европа все больше отдаляются друг от друга. Раскол внутри европейского континента тоже усиливается, так как нарастает недовольство и раздражение между Германией и многими ее партнерами на юге и на востоке. Новое правительство Италии скорее всего будет настаивать на отмене антироссийских санкций, вынуждая при этом Европу заниматься самокопанием по вопросу евро. Все это на руку Москве, и при этом Путину почти ничего не надо делать.


На Ближнем Востоке Россия тоже выигрывает от относительного бездействия. Путин не может рассчитывать на то, что Россия там станет державой-гегемоном, но он надеется вытеснить США с позиций главной уравновешивающей силы и влиятельного дипломатического посредника. А поскольку интервенция в Сирии непопулярна среди россиян, которые до сих пор помнят катастрофическое вторжение Советского Союза в Афганистан, Путину необходимо осуществить свою миссию ценой малых затрат.


Пока у него все получается. Если Сирию считать игровой площадкой для иностранных держав, то США и Израиль предпочтут, чтобы там в качестве лидера выступала Россия, а не Иран. Путин может сказать Биньямину Нетаньяху, что Москва является лучшей гарантией безопасности от иранских войск на границах Израиля. В то же время, Путин может пообещать аятолле Али Хаменеи, что Россия сохранит Башара Асада в Дамаске, а Америку выгонит.


Но несмотря на успехи Путина, Россия остается слабой страной, а ее влияние на другие страны ограничено. Китай может соблазнять соседей многомиллиардными проектами, такими как торговая инициатива «Один пояс, один путь». Россия способна предложить гораздо меньше. Если Китай — тигр, то Россия — напыщенный котенок. Путин может вставлять палки в колеса Германии, пытающейся спасти спотыкающийся европейский проект, но у него нет средств и ресурсов, чтобы предложить альтернативу. На Ближнем Востоке позиции Кремля зависят от снисходительности и терпения Америки. Если президент Трамп решит сделать противодействие Асаду ключевой частью своей антииранской стратегии, то Путину придется отойти в сторону и молча наблюдать за падением своего сателлита.


Между тем, обстановка внутри страны также требует сдержанности. Да, череда эффектных внешнеполитических успехов Путина привела к росту его популярности в России, однако дряхлая российская экономика и прогнившее общественное устройство ослабляют основы его власти. Путин снова сделал Россию великой на международной сцене, однако российскому народу хотелось бы, чтобы он использовал это свое бесстрашие и мастерство для улучшения ситуации дома.


***


Комментарии читателей


Jay Wright
ЕС с НАТО сегодня гораздо менее эффективны и уверены в себе, чем 10 лет назад. Запад больше не представляет опасности для России.
Интересно. Это совпадает по времени с провальным решением Обамы «руководить сзади».


Samuel Delaney
Будущее России на востоке или на западе? Или она как и раньше застрянет посередине? Как можно эффективно управлять такой огромной страной?


Brandon James

Путин знает, что его величайшее преимущество заключается в безграничной способности Дональда Трампа вредить самому себе. Наверное, Путин следует старому правилу: никогда не мешай своему врагу, когда тот сам себя уничтожает.


Patrick Meegan
Путин находится у власти более 10 лет. Он точно оценил администрации Буша и Обамы, и продвигает, как ему кажется, российские интересы. Да, Трампа можно критиковать за американскую политику, проводимую с 2017 года, однако в тех событиях и процессах, что происходили до этого, нынешний президент не виноват.