Осталось два дня. В воскресенье, 24 июня мы идем на избирательные участки. Грядет голосование, результаты которого предсказать сложнее, чем выборов прошлых лет, идет ожесточенная борьба. Сегодня я попытаюсь со своей точки зрения рассказать, как выглядит социологическая картина на этом последнем повороте…


Ключевой фактор первого тура — избиратели ПНД


Прежде всего самый волнующий вопрос: закончатся ли президентские выборы в первом туре? Точный ответ на него станет известен 24 июня около 21.30. Поскольку текущая ситуация указывает на две вероятности.


Как можно наблюдать, голоса президента Эрдогана остаются на своем уровне. Какого-либо серьезного падения или роста нет. Результаты Партии справедливости и развития (ПСР) по итогам выборов 1 ноября 2015 года и результаты референдума 16 апреля 2017 года более или менее сохраняются. Здесь ключевой фактор, связанный с первым туром, заключается в следующем: в какой мере электорат Партии националистического движения (ПНД, с которой правящая ПСР создала предвыборный альянс — прим. пер.) проголосует за Эрдогана… Интересно, сколько тех, кто на парламентских выборах проголосует за ПНД в рамках альянса с ПСР, отдадут предпочтение Эрдогану на президентских выборах? Какой будет разница между общим числом голосов в пользу Народного альянса и количеством голосов в пользу Эрдогана?


Очевидно, существует также вероятность того, что часть избирателей может предпочесть никому не отдавать свой голос. Если значительная часть электората ПНД сделает выбор в пользу Эрдогана, тогда президентские выборы завершатся в первом туре, в противном случае может состояться второй тур…


Акшенер и «Хорошая партия»


Насколько я могу видеть, подъем Мерал Акшенер (Meral Akşener) и возглавляемой ею «Хорошей партии» прервал Мухаррем Индже (Muharrem İnce, кандидат в президенты Турции от ведущей оппозиционной Республиканской народной партии (РНП) — прим. пер.). Месяц назад число голосов в пользу Акшенер было выше, а сегодня заметно снизилось. Здесь сыграли роль голоса, которые вернулись к РНП на фоне предвыборной кампании Индже, и теперь электорат главной оппозиционной силы снова выглядит объединившимся вокруг РНП и ее кандидата.


Мы можем сказать, что с появлением «Хорошей партии» голоса «идеалистов» разделились надвое. На парламентских выборах ПНД и «Хорошая партия» могут набрать очень близкое число голосов. В определенный момент ПНД вступила в тенденцию спада, но в течение последних двух недель снова идет вверх. Я связываю это с крайне сильным влиянием, которое имеют на электорат три полумесяца как символ партии.


Часть избирателей ПНД, недовольных ее объединением в альянс с ПСР, все равно не отказывается от своей партии. И отдадут свой голос за ПНД на парламентских выборах.


Если будет второй тур, ключевой фактор — электорат «Хорошей партии»


Как я отметила выше, президентские выборы могут как закончиться в первом туре в пользу Эрдогана, так и пройти в два тура. Второй тур выборов состоится в том случае, если президент Эрдоган не сможет преодолеть 50% с небольшим перевесом. Следовательно, для второго тура ему достаточно будет прибавить лишь несколько очков.


Это по сравнению с Мухарремом Индже, с которым Эрдоган столкнется в случае второго тура, кажется более легко достижимым процентом. Но здесь значение приобретает тот факт, насколько единым будет электорат оппозиции, выступит ли он единым блоком. Сколько голосов в пользу Индже отдадут, с одной стороны, «идеалисты» «Хорошей партии», которые говорят: «Алпарслан Тюркеш», — и, с другой, сторонники Демократической партии народов (ДПН, левая партия, отстаивающая права национальных меньшинств и в частности курдского меньшинства — прим. пер.), которые говорят: «Абдулла Оджалан (Abdullah Öcalan, лидер Рабочей партии Курдистана — прим. пер.)»?


Часть избирателей «Хорошей партии» могут проголосовать за Эрдогана, а не Индже, из-за партнерства последнего с ДПН в расчете на второй тур. «Идеалисты» в рядах избирателей «Хорошей партии» могут не послушать Мерал Акшенер, что бы она ни говорила. А часть из них может не пойти на избирательные участки, не желая быть в одном альянсе с ДПН. Следовательно, если состоится второй тур, ключевую роль могут сыграть избиратели «Хорошей партии».


И второй вопрос: как в таком случае будет действовать электорат Партии благополучия (ПБ, исламистская партия Турции — прим. пер.)? Высока вероятность того, что сторонники этой партии, которые в первом туре поддержат своего лидера, в случае второго тура и выбора между Эрдоганом и Индже предпочтут действующего президента.


ДПН пройдет в парламент?


На данной стадии кажется, что ответ на этот вопрос — «да». Но наравне с неопределенностью по поводу того, выиграет ли Эрдоган выборы в первом туре, вопрос о том, преодолеет ли ДПН процентный барьер, прояснится вечером 24 июня. Если это произойдет, то места в парламенте получат партии, которые состоят в альянсах, и ДПН, то есть всего в парламенте будет представлено семь партий.


Народный альянс может набрать простое большинство, а вероятность получения ПСР более 300 кресел в парламенте связана с тем, преодолеет ли она в одиночку отметку 44% голосов. Что касается ДПН, Селахаттин Демирташ (Selahattin Demirtaş, лидер ДПН и кандидат в президенты Турции от нее — прим. пер.) по числу голосов в его пользу отстает от своей партии. Такая же ситуация характерна и для лидера ПБ Темеля Карамоллаоглу (Temel Karamollaoğlu, кандидат в президенты Турции от ПБ — прим. пер.). Мерал Акшенер держится почти наравне со своей партией. Эрдоган и Индже наберут больше голосов, чем их партии. Часть избирателей в рядах ДПН могут отдать голоса за Индже и в первом туре президентских выборов.


Любой итог должен вести к диалогу


Но вне зависимости от результатов мы должны вместе построить атмосферу, способную преодолеть конфронтацию и поляризацию, о которой я в течение определенного времени рассказываю в своих статьях. Даже если возникнет другой парламент, другой президент, путь к согласию должны найти политики этой страны. Не нужно кричать ни о победе, ни о возмездии. Необходимо искать пути создания мостов…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.