Администрация Трампа решила разрушить либеральный мировой порядок? Нет, заявил госсекретарь Майк Помпео, давая на прошлой неделе интервью в своем кабинете. Администрация стремится привести этот мировой порядок в соответствие с реалиями 21-го века.


По словам Помпео, многие экономические и дипломатические структуры, в подрыве которых обвиняют Трампа, были созданы после Второй мировой войны. В те времена, говорит он, они «имели смысл для Америки». Но после холодной войны, когда возобновилось и усилилось геополитическое соперничество, «президент Трамп верно определил необходимость в перезагрузке».


Трамп с подозрением относится к международным институтам и альянсам, считая, что многие из них уже не приносят никаких дивидендов США. «Когда я наблюдаю за президентом, дающим указания нашей команде, — говорит Помпео, — я вижу, как он постоянно задает один и тот же вопрос: „Как эта структура влияет на Америку?"». Президента не интересует, как «то или иное правило отражалось на Америке в 60-е, 80-е и даже в начале 2000-х годов». Он хочет знать, как оно укрепит власть и мощь Америки в 2018 году и далее.


Критики Трампа утверждают, что его стратегия «Америка прежде всего» означает отказ от мирового лидерства. «Я смотрю на это совсем по-другому», — заявляет Помпео. Он считает, что Трамп признает «важность американского лидерства», но также и важность «американского суверенитета». Это значит, что Трамп готов к «подрывным действиям», когда США оказываются в ловушке схем и договоренностей, которые ставят Америку и американских рабочих в невыгодное положение. Помпео видит свою задачу в том, чтобы изменить правила, которые «больше не являются справедливыми и объективными», и при этом сохранить «важные исторические отношения с Европой и теми странами Азии, которые являются для нас настоящими партнерами».


Особой нагрузке подверглись отношения между США и Германией. Помпео объясняет это двумя причинами. «Важно, чтобы они продемонстрировали решимость обеспечить безопасность собственного народа, — говорит он, имея в виду низкие расходы Германии на оборону. — Когда они сделают это, мы поступим так, как нужно, и поддержим их». А еще есть вопросы торговли. Немцы, заявляет госсекретарь, должны создать такую систему пошлин и беспошлинных барьеров, которая будет справедливой и взаимной.


Однако Помпео не видит в расхождениях между США и Германией постоянную переориентацию внешней политики США. Когда оборонные и торговые вопросы будут решены, говорит он, «в отношениях исчезнут раздражители, которые мы видим сегодня, и они станут такими же крепкими, как и раньше». Он добавляет, что для Германии у него в сердце «есть особое место», поскольку первые три года своей воинской службы он патрулировал границу между Западной и Восточной Германией.


Администрация Трампа не только меняет условия отношений с имеющимися у нее союзниками, но и сталкивается с новыми, весьма напористыми противниками из числа великих держав. Больше десяти лет, говорит Помпео, внешняя политика США почти целиком и полностью была сосредоточена на борьбе с терроризмом, и в ней гораздо меньше внимания уделялось борьбе великих держав. Сегодня борьба с терроризмом остается приоритетом, однако в геополитике все чаще определяющую роль играют конфликты с сильными государствами, такими как Китай и Россия.


По словам Помпео, США должны проявлять напористость и гибкость, выстраивая отношения с Пекином и Москвой. Он хочет, чтобы американо-китайские отношения строились на основе правил, а не беспорядочной борьбы. Китай, говорит госсекретарь, не соблюдает «обычный набор правил и договоренностей в сфере торговли… где страны торгуют друг с другом на условиях равноправия и взаимности». Он просто не делает этого. Он крадет интеллектуальную собственность и проводит хищническую экономическую политику.


Чтобы избежать в перспективе серьезной конфронтации с Китаем, страны должны учитывать долгосрочные интересы друг друга. США просто не могут сосредоточиться сегодня на вопросе пошлин, а завтра на конкретном острове, милитаризацией которого занимается Китай. Скорее, цель должна заключаться в создании основанной на правилах структуры во избежание такой ситуации, когда «все закончится антагонистической борьбой для двух стран».


Помпео также видит возможности для ограниченного сотрудничества с Россией, хотя США выступают против ее ревизионизма. «Есть много вопросов, по которым мы не соглашаемся. У нас абсолютно разные наборы ценностей, но есть и такие области, где мы находим точки соприкосновения, — говорит госсекретарь. — Для меня это серьезный вызов и важная задача — найти такие области, где мы можем сотрудничать, защищая при этом Америку от худших форм государственной деятельности».


По словам Помпео, для него самой важной повседневной задачей является понять то, что думает президент. Готовясь занять свой новый пост, он побеседовал со всеми живыми экс-госсекретарями. «Они поделились со мной важными мыслями о том, что надо делать для успешной реализации американской внешней политики. Все они сказали, что очень важно глубокое взаимопонимание и хорошие отношения с главнокомандующим, с человеком, чью внешнюю политику ты претворяешь в жизнь. Это главный момент».


Помпео продолжил: «Весь мир должен знать, что когда ты говоришь, ты делаешь это с ясным пониманием того, чего старается добиться президент. Поэтому я много думал об этом и постарался сделать так, чтобы все мои сотрудники, вся моя команда глубоко понимали намерения главнокомандующего».


Повестка президента, говорит Помпео, чрезвычайно амбициозна. Он хочет переписать правила мирового порядка к выгоде для Америки и одновременно выработать устойчивые отношения с геополитическими соперниками. Эти цели труднодостижимы. Инерция является мощной силой в международных отношениях, а внести изменения в институты и подписанные соглашения зачастую очень сложно.


Среди прочих препятствий повестка Трампа может привести к созданию глобальной коалиции, выступающей против американских требований. Попытки США заключить выгодные для себя торговые соглашения могут привести к тому, что Китай, Европа и Япония начнут совместно бороться против Америки. Такая опасность усугубляется склонностью Трампа к драматическим жестам и его взрывным характером.


Но США остаются самой сильной и влиятельной страной в мире, намного опережая остальных. Поэтому многие страны будут стараться хотя бы частично подлаживаться под администрацию Трампа. Президент прав, говоря о том, что созданные в эпоху холодной войны правила и институты необходимо корректировать, дабы противостоять новому политическому, экономическому и военному давлению.


Помпео считает, что инстинкты, предпочтения и представления Трампа составляют целостное и последовательное мировоззрение. Цель госсекретаря заключается в том, чтобы осуществлять последовательные внешнеполитические инициативы, основываясь на таком мировоззрении. Многим критикам такие усилия могут показаться наивным донкихотством. Но Помпео абсолютно прав в том, что ни один госсекретарь не может добиться успеха без президентской поддержки, а он лучше многих понимает мысли Трампа.


Мир скоро увидит, можно ли натянуть на жесткие президентские твиты бархатную перчатку дипломатии.