Россия намерена сохранить свои войска в Сирии, несмотря на возможные потери, так как Кремль считает, что выгоды перевешивают издержки. С точки зрения Москвы, кампания в Сирии дает ей неоценимый боевой опыт и позволяет оттачивать боевое мастерство российских вооруженных сил.


«Применение наших Вооруженных Сил в боевых условиях — это уникальный опыт и уникальный инструмент совершенствования наших Вооруженных Сил. Никакие учения не идут в сравнение с применением Вооруженных Сил в боевых условиях», — сказал российский президент Владимир Путин 7 июня во время программы «Прямая линия».


Обретая боевой опыт


По мнению Кремля, одна из самых важных причин, по которой Россия продолжает свою кампанию в Сирии, состоит в дальнейшем совершенствовании недавно разработанных ударных систем высокоточного управляемого оружия. «Сирия — это не полигон для испытания российского оружия, но все-таки мы его там применяем, это новое оружие, — заявил Путин. — Это привело к совершенствованию современных ударных, в том числе ракетных систем. Одно дело — иметь их формально, а другое дело — смотреть, как они работают в боевых обстоятельствах».


Путин отметил, что Сирия также доказала свою значимость для российской оборонной промышленности, которая получила ценное представление о том, как войска применяют свое оружие и технику в бою. «Когда мы начали использовать это современное, в том числе ракетное оружие, в Сирийскую Республику выехали целые бригады с наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение — это чрезвычайно важно для нас! — чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя его в боевых условиях», — сказал российский президент.


Российский испытательный полигон в Сирии


Но Сирия стала не только испытательным полигоном для российской военной техники. Сирийская кампания помогла России в дальнейшем развитии военных кадров и дала ее офицерскому корпусу реальный боевой опыт. А это, в свою очередь, позволило российским военным серьезно усовершенствовать свою тактику, методы и приемы ведения боевых действий.


«Наши военачальники — а мы провели через Сирию и через участие в этих боевых действиях значительное количество офицеров и генералов — начали понимать, что такое современный вооруженный конфликт, насколько важна связь, разведка, взаимодействие между разнородными частями и соединениями, как важно обеспечить эффективную работу космической группировки, авиации, наземных сил, в том числе сил спецопераций, — отметил Путин. — Это все позволило нам сделать еще один очень серьезный шаг в совершенствовании наших Вооруженных Сил».


Майкл Кофман (Michael Kofman), работающий старшим научным сотрудником в Центре военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) и специализирующийся на российской армии, заявил, что война Кремля в Сирии дала Москве бесценный опыт, став фактически полигоном для боевой стрельбы. «Через Сирию прошло большое количество старших офицеров, а также значительное количество летчиков ВВС, — сказал Кофман. — Большинство командующих округами и общевойсковыми армиями побывали в Сирии в служебных командировках. Сирия — это теперь хорошая война, призванная дать боевое крещение российским вооруженным силам и существенный боевой опыт старшим офицерам».


Надо сказать, что значительная часть средств, выделяемых на сирийскую кампанию Кремля, поступает из российского военного бюджета, а именно, из статьи на боевую подготовку и обучение. «Деньги на войну берут из той части военного бюджета, которая предназначена для боевой подготовки, — сказал Василий Кашин, работающий старшим научным сотрудником в Центре комплексных европейских и международных исследований при московской Высшей школе экономики. — Вся новая техника прошла там испытания в боевых условиях, причем даже те типы, которые еще не поступили в серийное производство. А десятки тысяч офицеров получили реальный боевой опыт. Выделение такой же суммы на подготовку и обучение не дало бы аналогичный результат».


Что касается подготовки и усвоенных уроков, то русские считают, что это не затратная война. «Конечно, это крайне важно, и в определенном смысле она себя окупает», — сказал Кашин.


Усвоенные уроки


Самый важный урок, который российские военные усвоили в Сирии, заключается в необходимости тесного взаимодействия авиации и сухопутных войск. «Во-первых, в Сирии Воздушно-космические силы России научились воевать, а потом стали все лучше понимать, как оказывать поддержку сухопутным войскам, — сказал Кофман. — Здесь подразделения спецназа и советники вели отдельную войну, но они все чаще стали координировать действия авиации и наземных войск в режиме реального времени».


Российские военные также очень быстро выяснили недостатки своих приборов обнаружения и систем вооружений. «Русские быстро поняли, что платформы у них есть, однако их оружие и системы по-прежнему не могут применяться для нанесения высокоточных ударов, — сказал Кофман. — СВП-24 (компьютеризированные прицельно-навигационные комплексы для бомб) существенно повысили точность, но летчикам приходилось летать слишком высоко, а российские боеприпасы оказались слишком мощными для выполнения поставленных задач. Со временем стало ясно, что вертолеты являются одним из немногих компонентов, способных наносить удары высокоточными управляемыми боеприпасами по движущимся целям».


Сирийская кампания помогла выявить недостатки российского оружия, приборов, тактики и боевой подготовки, но она также дала Москве возможность для их устранения. После начала сирийской кампании в 2015 году русские существенно повысили свою боеспособность. «Со временем они усовершенствовали разведывательно-ударный комплекс, получив возможность наносить удары по целям почти в режиме реального времени», — отметил Кофман.


Издержки войны


Но за победы в Сирии России приходится расплачиваться. Москва во время интервенции в этой истерзанной войной стране теряла и людей, и боевую технику. Путин признал, что во время кремлевской кампании по оказанию поддержки режиму Асада российские войска понесли потери в живой силе и технике. «Мы знаем, что применение Вооруженных Сил в боевых условиях связано с потерями, — сказал он. — Мы никогда не забудем об этих потерях и никогда не оставим в беде семьи наших товарищей, которые к нам не вернулись с сирийской земли».


Но несмотря на понесенные потери, Путин утверждает, что военная операция российских войск в Сирии необходима для закрепления важнейших интересов Москвы в ближневосточном регионе. Более того, хотя Путин настаивает на том, что Россия прекратила масштабные боевые действия в Сирии, Москва в ближайшее время не намерена выводить оттуда свои войска. «Наши военные находятся там для того, чтобы обеспечить интересы России в этом жизненно важном регионе мира, очень близком от нас, и они будут там находиться до тех пор, пока это выгодно России, и во исполнение наших международных обязательств», — заявил Путин.


Внутренняя поддержка российской кампании в Сирии


Тем не менее, Путин, осознавая, что население страны не согласится на неопределенно долгое пребывание российских войск на Ближнем Востоке, сказал, что Москва не намерена оставаться в Сирии вечно. «Мы пока не планируем вывод этих подразделений, но обращаю ваше внимание на то, что я не назвал эти пункты базирования по-другому, не назвал их базами, — подчеркнул он. — Мы там не строим долгосрочных сооружений и при необходимости достаточно быстро, без всяких материальных потерь можем вывести всех наших военнослужащих. Но пока они там нужны, они решают важные задачи, в том числе для обеспечения безопасности России в этом регионе, для обеспечения наших интересов в экономической сфере».


Путин постарался объяснить российскую интервенцию в Сирии тем, что обстановка в этой стране создает прямую угрозу собственно России. Он подчеркнул, что с исламскими экстремистами из бывших советских республик Средней Азии лучше воевать в Сирии, нежели в самой России. «Напомню, что тысячи боевиков, выходцев из Российской Федерации, стран Средней Азии, с которыми у нас нет контролируемых границ, скопились на территории Сирии, — сказал президент. — Лучше было „работать" с ними… и уничтожать их там, чем принимать их здесь с оружием в руках».


По словам Кашина, опросы общественного мнения показывают, что россияне поддерживают войну Кремля в Сирии. «В целом большинство людей поддерживают сирийскую кампанию, — сказал он. — Но на самом деле, эта кампания небезразлична лишь незначительному меньшинству россиян».


Ходом сирийской кампании активно интересуется примерно пятая часть населения. «Когда там действительно что-то случается, то ходом событий интересуется примерно 30% людей, — отметил Кашин. — А когда не происходит ничего существенного, интерес к Сирии проявляют примерно 20%. Но среди тех, кому эта кампания небезразлична, кто следит и читает о ней, процент поддержки войны подавляющий».


Причина такой поддержки в том, что следящие за ходом кампании россияне уверены: Москве лучше воевать с экстремистами в Сирии, нежели в самой России. «Слова о том, что мы убиваем людей, которые в противном случае приехали бы на постсоветское пространство, звучат вполне логично», — сказал Кашин.


Неужели Сирия представляет для России жизненно важный интерес?


Кремль может сколько угодно утверждать, что кампания в Сирии соответствует жизненно важным интересам России, однако здесь есть основания для сомнений. «В общем российское руководство считает сирийскую кампанию очень важной и имеющей стратегическую ценность в плане взаимодействия с США, — сказал Кофман. — Однако там у нее нет жизненно важных интересов. Если бы они были, Путин не стал бы подчеркивать, что Россия может быстро оттуда уйти. Напротив, Москва очень внимательно следит за тем, насколько активно она участвует в этом конфликте, делая так, чтобы все можно было вывести оттуда в кратчайшие сроки».


В конечном итоге Россия готова продолжать свой нынешний курс в Сирии, пока Кремль получает больше преимуществ, чем несет издержек. На сегодня кампания Кремля в Сирии приносит Москве впечатляющие выгоды, поскольку эта страна стала для нее полигоном, на котором российские войска могут устраивать проверки своим солдатам и технике в реальных боевых условиях, действуя при этом с минимальным риском.


Таким образом, Россия получила возможность не только проверить и испытать свою военную технику, но и усовершенствовать свою тактику, методы и приемы ведения боевых действий в условиях реального боя. Следовательно, Сирия бесценна для российской армии, так как она получает там боевой опыт, пока Кремль стремится сделать из России великую державу, способную почти на равных соперничать с Соединенными Штатами Америки.


Дейв Маджумдар — редактор «Нешнл Интерест», освещающий военные вопросы.