На примере Иерусалима мы мы видим, как будет выглядеть голубая мечта многих израильских правых — аннексия Иудеи и Самарии. Вместо того, чтобы превратить присоединение Иерусалима в «примерную аннексию», своего рода открытку, показать миру действительную иллюстрацию того, как Израиль превратил город в место, в котором все жители равны, живут в гармонии и совместными усилиями приумножают славу и благосостояние города, мы имеем сейчас то, что имеем.


В эти дни министр внутренней безопасности Гилад Эрдан продвигает поправку к закону, согласно которому солдаты МАГАВа, действующие в Восточном Иерусалиме, получат неприкосновенность от исков по поводу нанесенного ими ущерба при исполнении служебных обязанностей. Эрдан координирует продвижение поправки с министром юстиции Аеэлет Шакед и государственной прокуратурой. Данная поправка потребовалось по одной весьма прозаической причине. В последние годы наблюдается тенденция подачи гражданских исков палестинцами по поводу ущерба, нанесенного им и их имуществу во время разгонов демонстраций и предотвращения терактов, и сейчас Эрдан стремится приравнять ситуацию в Восточном Иерусалиме к той, которая существует в Иудее и Самарии. Действующие там солдаты и полицейские имеют неприкосновенность от исков за нанесение ущерба, если это произошло во время оперативной деятельности.


Что может быть более символичным, чем эта поправка для обозначения гигантской пропасти, которая пролегает между израильским нарративом о «едином и неделимом Иерусалиме» и действительном положении вещей в городе?


Вроде как не прошло более 50 лет со дня объединения города по итогам Шестидневной Войны, и не пролетело почти 40 лет с момента принятия «Закона о Иерусалиме», который законодательно закрепил аннексию города, и предоставил его арабским жителям статус «постоянных жителей». За все эти десятки лет, если Израиль был бы в этом действительно заинтересован, Иерусалим можно было превратить в город действительно равных людей, реально единый город, а не город, четко разделенный на еврейскую часть, поддерживаемую финансовыми и другими ресурсами мэрией и государственными структурами, и арабскую часть, страдающую от запущенности, жители которой не имеют полного гражданского статуса, и вследствие этого их свободы сильно ограничены. Следует заметить, что теоретически арабские жители восточного Иерусалима имеют возможность подать просьбу о получении израильского гражданства, и некоторые это делают, но процесс рассмотрения этих просьб очень долог, очень сложен и редко увенчивается успехом.


В данный момент на примере Иерусалима мы мы видим, как будет выглядеть голубая мечта многих израильских правых — аннексия Иудеи и Самарии. Вместо того, чтобы превратить присоединение Иерусалима в «примерную аннексию», своего рода открытку, показать миру действительную иллюстрацию того, как Израиль превратил город в место, в котором все жители равны, живут в гармонии и совместными усилиями приумножают славу и благосостояние города, мы имеет сейчас то, что имеем.


Арабские кварталы города заброшены, во многих из них уже давно не ступала нога израильских представителей властей. Финансовые потоки последовательно не направляются в арабский Восточный Иерусалим, услуги населению вроде почтовых отделений предоставляются в меньших масштабах, чем в еврейских кварталах города. Рекордом этого театра абсурда стало возведение Стены Безопасности, отделившей некоторые районы города, которые фактически перешли на режим самоуправления.


На самом деле, конечно, можно понять, почему это произошло. Восточный Иерусалим не существует сам по себе. Он был и является частью, хотя и самой символической, но все же только частью общей проблемы, с которой Израиль столкнулся после Шестидневной Войны и довольно неожиданного захвата Иудеи, Самарии и Иорданской долины. После начала войны и еще до овладения восточной частью города, в рядах израильском руководства раздавались голоса по поводу нежелательности этого шага. Например, министр внутренних дел Хаим Моше Шапиро предостерегал на заседании правительства, состоявшемся 7 июня, через два дня после начала войны, о том, что захват Старого Города повлечет за собой международное давление, целью которого будет отдача этой части города под международный контроль, и если это случится, он будет за такой сценарий.


Министр просвещения Залман Аран сказал на заседании: «Если мы захватываем Старый город, то кому мы его потом возвращаем, и когда? Я за передачу его под международный контроль». Тут стоит напомнить, что по плану раздела ООН Иерусалим должен был стать городом под международным контролем. На следующем заседании правительства, которое состоялось 11 июня, Аран еще более ужесточил свои предостережения, и напомнил участникам обещания Бен-Гуриона после Синайской войны 1956 года о начале строительства Третьего еврейского царства, что в итоге закончилось полным выходом израильской армии с Синайского полуострова после мощного американо-советского давления на Израиль. Министр внутренней безопасности Элияху Сасон выразил несогласие с принципиальным решением по поводу статуса Старого Города. Министры от партии МАПАМ Мордехай Бентов и Исраэль Барзилаи порекомендовали вначале определить контуры будущего мирного процесса и не спешить с вопросом статуса Иерусалима.


Как известно, все эти предостережения были отметены, Израиль взял город под свой полный контроль, включая арабские районы города, и даже лагерь беженцев Шуафат. К городу были пристегнуты и всякие деревни, вроде Кфар Акаб, которая географически находится ближе к Рамалле, чем к Иерусалиму, и ее жители, для того, чтобы попасть в центр города, жителями которого они записаны, должны пробираться и через блокпост Каландия и через стену безопасности. Таким образом жители Восточного Иерусалима оказались между между двух огней. И не тут, и не там. Большинство из них видят себя неотъемлемой частью палестинского населения Иудеи и Самарии, и уже точно не ощущают себя частью официальной израильской столицы государства.


И с тех пор все больше и больше растет разница между усиленно нагнетаемой израильской пропагандой фальшивой картины мира, в которой город является «единым и неделимым», и действительным положением вещей, при котором город очень жестко разделен на очень разные части, и предложение Эрдана о поправке к закону, которая фактически объявляет Восточный Иерусалим местом боевых действий, очень символично обозначает эту невозможную ситуацию!

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.