Начнем с хорошего: двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия — оба пришли в себя после отравления «новичком» в английском городе Солсбери 4 марта. Это удивительно. Потому что вся информация в начале весны сводилась к тому, что их шансы выжить ничтожны.


Прочая история — во всяком случае, то, что известно — менее хороша, но столь же удивительна. Вот три важных примера, взятых из статьи в журнале «Шпигель» (Der Spiegel 16.06.2018):


Многие помнят, что Скрипаль был двойным агентом сначала у русских, а потом у западной разведки. В России его арестовали, но он смог покинуть страну в 2010 году — это был результат обмена. Важно следующее: в отличие от того, что утверждалось весной, Скрипаль в Великобритании жил не как пенсионер. Он по-прежнему был активным агентом.


Утверждалось также, что Владимир Путин в часто цитируемом интервью вскоре после обмена угрожал убить Скрипаля. Если рассматривать слова президента в контексте, то он этого на самом деле не говорит, во всяком случае, прямо. Путин говорит, что такие предатели «тысячу раз раскаются», но говорит он это только после слов о том, что современная Россия не ликвидирует агентов, как это делалось во времена Сталина.


Кроме того, утверждалось, что «новичок» производится только в России. Позднее выяснилось, что нервно-паралитический газ производится также и на Западе. Сейчас же утверждается, напротив, что западные страны производят «новичок» лишь как звено в производстве противоядия. Может быть, это соответствует действительности, но в объяснение было бы легче поверить, если бы власти с самого начала давали корректную и исчерпывающую — во всяком случае, не сбивающую с толку — информацию.


Я написал несколько материалов о деле Скрипаля, когда оно было на пике актуальности, и, к счастью, делал оговорки по большинству пунктов, в частности, по важнейшему: утверждению о том, что за покушением в Солсбери стояли российские власти.


Был слишком некритичен


Но я был слишком некритичен — во всяком случае, в одном пункте: я ручался за то, что нервно-паралитический газ наверняка был произведен в России.


Этот пункт является самым болезненным и для британского правительства. Министр иностранных дел Борис Джонсон утверждал в СМИ, что лаборатория британских вооруженных сил «абсолютно категорична» в том, что доза «новичка» родом из России.


Вскоре после этого лаборатория поспешила подтвердить, что яд, должно быть, был произведен «государством», но опровергла утверждение о том, что ей удалось выявить, что следы яда ведут в Россию.


Британское правительство попыталось справиться с этой неувязкой, заявив, что это задача разведывательной службы, а не лаборатории — выяснять, откуда яд. Правдоподобно, но тогда промах Джонсона кажется еще безнадежнее.


По-прежнему вероятно


Если все это уже упомянуто, каков статус дела? Советник по вопросам национальной безопасности Великобритании Марк Седвилл (Mark Sedwill) сказал на парламентских слушаниях в Лондоне 1 мая, что у властей по-прежнему нет никакого конкретного подозреваемого. Насколько я знаю, так оно остается и по сей день.


Ничего странного. Расследование может занять время. Вопрос, однако, в том, почему британское правительство в марте так сильно, практически истерически, отреагировало на то, что произошло. Многим запомнится эта настоящая словесная война между западными странами и Россией, а также лавинообразная высылка дипломатов.


Часть ответа заключается в том, что британцы предоставили доказательства того, что за убийством с использованием яда еще одного русского агента, добравшегося до Великобритании, Александра Литвиненко, стояли два российских агента разведки. Оба находятся в России, к суду их не привлекли.


Премьер-министр Тереза Мэй обозначила как «весьма вероятное» то, что за всем стояла Россия. Тогда по-прежнему всего лишь вероятно, что за всем стояли русские агенты — с приказом сверху или без него.


Они лгут обо всем


Проблема заключается в том, что британцы должны доказывать свои сильные утверждения, русским же не надо делать ничего иного, кроме как сеять сомнения. Последнее много легче, и об этом Мэй и ее людям следовало бы подумать раньше.


Российские власти лгут обо всем. Например, они продемонстрировали настоящий полет фантазии, чтобы посеять сомнение в том, что малазийский пассажирский самолет над Украиной в 2014 году был сбит российской ракетой, хотя это подтверждено документально.


Но и русские, и их сторонники на Западе любят парировать, ссылаясь на то, что и западные власть имущие не всегда говорят правду. Самый убедительный пример — обоснование войны в Ираке.


Если британская полиция не докопается до самой сути в деле Скрипаля, оно будет использоваться российской пропагандой годами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.