На этой неделе Израиль сбил сирийский истребитель — впервые с 2014 года. Это вовсе не значит, что эти две страны готовы начать войну друг с другом. Израиль не заинтересован в конфликте у сирийской границы, поскольку сейчас он занят решением проблем в секторе Газа. Президент Сирии Башар аль-Асад еще не успел разобраться с повстанцами, с которыми он воюет уже семь лет. Он хорошо понимает, что его армия гораздо слабее армии Израиля, которая, по версии журнала «Ю-Эс Ньюс энд Уорлд Рипорт» (U.S. News & World Report), занимает восьмое место в списке сильнейших армий, располагаясь сразу после Франции и Японии.

Сирийский военный самолет, который Израиль сбил на этой неделе — Су-22 или Су-24, как сообщают израильские военные, — это экспортный вариант Су-17, выпускавшегося в 1970-е годы. Он во многих отношениях уступает ультрасовременной израильской системе противоракетной обороны «Праща Давида», с которой он впервые столкнулся в бою. Вероятно, израильтяне таким образом отправили Асаду сигнал о том, что ему стоит вернуться к подписанному в 1974 году соглашению по отводу вооруженных сил, которое Израиль и отец Асада Хафез Асад (Hafez al-Assad) заключили при посредничестве тогдашнего госсекретаря США Генри Киссинджера. Асад-старший ни разу не нарушил условий этого соглашения, и его сын тоже много лет его не нарушал. Несмотря на жесткую риторику со стороны Дамаска, на границе все оставалось спокойным.

Израильтян волнует не столько Асад, сколько иранцы, которые вместе с россиянами и «Хезболлой» помогли сирийскому лидеру одержать победу над повстанцами. Израиль просил Москву убедить иранцев уйти из Сирии. Между тем Израиль координировал свои операции с россиянами. Прежде чем сбить самолет, поднявшийся в воздух с сирийской военной базы «Тияз» и направившийся в сторону воздушного пространства Израиля, правительство премьер-министра Биньямина Нетаньяху сначала связалось с Москвой и убедилось, что этот самолет принадлежит сирийцам, а не россиянам.

Нетаньяху, который стал частым гостем в Москве, настаивал на том, чтобы президент России Владимир Путин удалил иранцев из Сирии. В ответ на это министр иностранных дел России Сергей Лавров предложил такой вариант, при котором иранцы не смогут подходить к сирийско-израильской границе более чем на 60 миль, однако Нетаньяху отверг это предложение, сочтя его неадекватным. Несомненно, Москва и Иерусалим достигнут какого-нибудь соглашения, но станет ли Иран прислушиваться к ним — это уже совсем другой вопрос.

Стоит отметить, что США никак не фигурировали в попытках Израиля вытеснить иранцев из Сирии. Как и другие страны региона, Иерусалим признает, что по меньшей мере пока арбитром на Ближнем Востоке является Москва. С другой стороны, применение израильской системы «Праща Давида» подчеркнуло важность сохраняющихся отношений Израиля с США. Эта система была разработана при финансовой поддержке США, без которой ее вообще могло не быть.

Пока Израиль будет зависеть от США в вопросах финансирования своих оборонных нужд — сейчас идет только первый год десятилетнего 38-миллиардного соглашения об оказании помощи, которое было достигнуто в последние месяцы работы администрации Обамы, — Вашингтон будет оказывать существенное влияние на политику Израиля. Но очевидное стремление администрации уйти из Сирии, а также, возможно, из Ирака и других стран региона, заставило израильтян и их арабских соседей обратиться к России.

Таким образом, вывод, который можно сделать из инцидента со сбитым сирийским самолетом, заключается не в том, что война между Израилем и Сирией неизбежна, а в том, что теперь не США, а Россия держит в своих руках ключи к миру на Голанских высотах. Только Россия может заставить Асада соблюдать условия соглашения 1974 года. Только у России есть шанс уговорить Тегеран отвести его войска от Голанских высот, чтобы успокоить Иерусалим. США остаются для Иерусалима главным поставщиком оружия и его военным банком. Однако у них больше нет того влияния, которое когда-то позволило Киссинджеру добиться соглашения между Израилем и Сирией.