На этой неделе Следственный комитет России (CКР) возбудил дело против работников литовской прокуратуры и судебной системы из-за их участия в уголовном деле «13 января 1991 года» — так называются трагические события, где в массовых беспорядках в Вильнюсе погибли 14 человек.

В СКР подозревают работников юстиции Литвы в привлечении к уголовной ответственности заведомо невиновных людей, большинство из которых — граждане и жители России. Важно еще и то, почему литовский истеблишмент так настойчиво возвращается к тем событиям?

Согласно данным литовской Генпрокуратуры, в Вильнюсе в ночь на 13 января 1991 года, когда советские военные при поддержке техники пытались занять телецентр в столице Литвы, погибло 14 человек. Еще около 700 были ранены, три тысячи пострадали. Литовское следствие сразу после событий установило виновность 23 человек, среди которых — три гэкачеписта: Язов, Крючков и Шенин, а также секретари ЦК КПЛ Бурокявичюс, Ермалавичюс и Науджюнас, бывший командующий вильнюсского гарнизона генерал-майор Усхопчик, командир Вильнюсского ОМОНа Макутынович и другие. В 1991 году Литва требовала выдачи секретаря президента СССР Болдина, секретарей ЦК КПСС Бакланова и Фалина, личного секретаря Горбачева Ланиной, советника президента СССР Рафика Нишанова, бывшего командующего ПрибВО генерал-полковника Кузьмина.

В 2016 году список подозреваемых увеличился. По словам главы департамента коммуникаций Генпрокуратуры Литвы Елены Мартинонене, «во время досудебного расследования под подозрением оказались 79 лиц. Обвиняемыми по делу о военных преступлениях и преступлениях против человечности во время событий 13 января проходят 66 граждан Российской Федерации, Украины и Белоруссии, их дела вместе с обвинительным заключением переданы в суд. В отношении 10 подозреваемых досудебное расследование продолжается, трое подозреваемых скончались. Наиболее охотно (в выдаче подозреваемых) сотрудничaла Украина, правоохранительные органы России и Белоруссии большинство наших запросов проигнорировали».

Среди тех, чей выдачи хочет добиться литовская прокуратура, значатся бывший офицер КГБ и ФСБ, командир отряда «Альфы» и ветеран войны в Афганистане Михаил Головатов (по международному ордеру он был арестован летом 2011 года в Австрии, был освобожден на следующий день). Это министр обороны СССР, последний советский маршал — участник Великой Отечественной войны и участник ГКЧП Дмитрий Язов, 19 декабря 1991 года заочно признанный виновным судом Литвы по ст. 88, ч. 2 УК Литовской ССР (попытка совершения госпереворота) за причастность к событиям в Вильнюсе. Статья предусматривает заключение до 15 лет или расстрел. Среди подозреваемых Литвой значатся также экс-глава Вильнюсского гарнизона Советской армии Владимир Усхопчик и бывший второй секретарь бывшей Компартии Литвы Владислав Швед.

Среди вызванных на суд в Вильнюс присутствует даже экс-президент СССР Михаил Горбачев; правда, Горбачев заявил еще в 2016 году, что отказывается участвовать в судебном процессе «ни в каком варианте».

В Вильнюсе дело «13 января» называют преступлением против человечности, в котором нет срока давности. Литовцы почти уже треть века ищут и называют виновных — но стоит заметить, что убийство по подобному сценарию пятерых человек в центре латвийской столицы в дни Рижских баррикад в независимой Латвии практически сразу постарались забыть: генеральная прокуратура ЛР утверждает о потерянных уголовных делах.

Реакция на дело СКР литовской стороны была болезненной: «Граждане Литвы могут быть арестованы на территории России и в сателлитных государствах». Руководитель литовского МИД Линас Линкявичюс заявил, что «Россия все больше втягивается в мутную воду омута советского прошлого». Между тем еще более двух лет назад суд в Вильнюсе снова начал рассмотрение дела о тех трагических событиях. Очно перед судом пока предстали лишь двое обвиняемых.

Почему СКР ранее не возбудил уголовные дела в ответ на попытки откровенного политического преследования офицеров и политиков? Очевидно, что как Россия, так и Литва были прежде другими — назовем это остаточной партнерской толерантностью (до 2014 года литовский мясокомбинат «Биовела», например, являлся генеральным поставщиком мяса в сети «МакДональдс» в Санкт-Петербурге и Ленинградской области). Мутная вода советского омута?

Заочно признать виновными и осудить по литовским законам граждан России — можно сказать, это актуальный, современный, модный тренд. Четверть века Литва поддерживала следствие по делу «13 января» в тлеющем состоянии. Сейчас эти угли Вильнюсу выгодно разжечь как можно ярче, чтобы поддерживать непрерывное горение информационного костра. И все бы хорошо — ведь преступления против человечности действительно не имеют срока давности! — если бы не явная политическая ангажированность этого процесса, отсутствие свидетелей о снайперах, например.

Ранее во время стажировки в Британской военной академии бывший командир боевых отрядов «Саюдиса» Аудрюс Буткявичюс заявил журналистам, что 13 января 1991 году в толпу сторонников независимой Литвы, собравшихся у Вильнюсской телебашни, стреляли с крыш окрестных домов его люди. Почти сразу после этого заявления Буткявичюс провел три года в тюрьме (правда, по щадящей статье за мошенничество).

Обвинительный приговор в Литве очно вынесен российским отставникам Геннадию Иванову и Юрию Мелю. В молодой республике законодательно запрещено подвергать сомнению официальную версию событий у Вильнюсской телебашни. Литовские власти в 2010 году приняли поправки к Уголовному кодексу, вводящие уголовную ответственность за «отрицание преступлений тоталитарных режимов».

Свидетель тех событий, бывший литовский политический заключенный Юозас Ермалавичюс рассказал съемочной группе фильма «Цветной сектор» версию, расходящуюся с официальной трактовкой литовского правосудия. Доктор исторических наук, профессор, и в 1990-91годах — один из лидеров КПЛ на платформе КПСС выразил некоторые мысли из этого интервью в своей научной книге «Будущее человечества», изданной в Москве в 2010 году и переизданной трижды.

— Были ли снайперы в Вильнюсе ночью 13 января, о чем утверждал командир отряда «Саюдис» Буткявичюс?

— Свидетели видели снайперов, но говорить об этом в Литве нельзя, есть уголовная статья. В Вильнюсе был разлит бензин, город должен был гореть, подожженный членами группировки «Саюдис». Нашим людям, литовским коммунистам, удалось это предотвратить. В вильнюсские морги свозились трупы со всей Литвы, которые предполагалось выдать за жертвы советской армии. Поскольку я принимал участие в этих событиях с самого начала, я хочу напомнить, как все начиналось…

Развитие мировой экономики достигло своего пика во второй половине 60-х годов прошлого века, а с 70-х годов ХХ века наблюдается общее обострение кризиса капитализма. Это начинается с экономки и социальной сферы и отражается на внешнеполитических и межгосударственных отношениях. В условиях сегодняшнего мира, когда, по сути, идет гражданская война (Украина, Сирия, Йемен, Ирак, et cetera) вырисовываются две противоположности — силы социализма и силы империализма. Системный кризис капитализма привел к тому, что с 1974 года на уровне государственного департамента США началась подготовка к новому переделу мира. Чтобы выйти из кризиса путем уничтожения социализма в России, Китае, в других странах и реставрации абсолютных капиталистических отношений.

Провокации, лживая пропаганда, обман, манипуляции, шантаж и подкуп элит, убийства и террор — это обычный арсенал империалистов в борьбе против сил социализма. Фактически нападение на социализм в Европе началось осенью 1980 года с попытки контрреволюционного государственного переворота в Польской народной республике- безуспешного, потому что в Польше тогда был великий поляк Войцех Ярузельский. В 1981 и 1982 годах была попытки перенести перевороты из ПНР в Советский Союз через социалистические республики Прибалтики. К сожалению, внутри СССР была образована влиятельная колонна противников социализма. Особенно влиятельной она оказалась в Москве, столице Советского Союза.

— Можно говорить, что народные фронты союзных республик родом из Москвы?

— Именно так. Москва инициировала распад. В 1988 году, 23 августа, в столицах прибалтийских республик, прошли первые пикеты и митинги по факту пакта Молотова-Риббентропа. Незначительные митинги, речь не шла о выходе из состава СССР, но это стало первой пробой. С весны 1989 года начались массовые акции. В Литве, и не только в Литве я был избран врагом государства. Думаю, это не случайность. По своей профессии я научный работник, 20 лет трудился на кафедре марксизма-ленинизма. «Саюдис» назначил меня личным врагом. Журналисты, не лишенные юмора, шутили, что «Саюдис» — мое незаконнорожденное дитя, родившееся на моей фамилии.

— Если бы все ограничилось шутками, а не перешло в трагедию… Конечно, сегодня в сфере демократических процессов Литовская республика значительно продвинулась к Европе, но советское прошлое все еще гнетет литовский истеблишмент, профессор?

— Включился механизм цветной революции. Это события в Баку, резня и геноцид армян, в Тбилиси были беспорядки ранее — конечно, неправильно, когда на разгон митинга подвыпившей толпы направляются войска, ведь для пьянчуг достаточно милиции. В Прибалтике все делалось для дискредитации советской армии и КПСС. Эти митинги народных обществ мне больше напоминали 1939 год и гитлеровские гуляния в Европе. А КПСС переживала внутренний кризис, руководство и коммунистическая элита переродились, ничего не осталось в лице Горбачева, Шеварнадзе, Яковлева, а потом Козырева и Ельцина. Перед нами, литовскими коммунистами, стояла задача обеспечить самосохранение Коммунистической партии Литвы, на ликвидацию которой были брошены все силы. На ХХ съезде КПЛ в декабре 1989 года партия раскололась, из 200 тысяч членов в КПЛ осталось 40 тысяч — еще ранее, например, ушла будущая президент Даля Грибаускайте. 1300 членов сдали партбилеты, остальные просто спрятались, испарились.

— В Латвии и Эстонии во времена Атмоды и Песенной революции наблюдались похожие картины. Как развал 200-тысячной литовской Компартии повлиял на процесс выхода республики из состава Советского Союза?

— Профессоры Миколас Мартынович Бурокявичюс, Иван Данилович кучеров, Валентин Антонович Лазутко, Константин Зенович Шивлис — это была группа убежденных коммунистов, выступивших против выхода Компартии Литвы из состава КПСС. За нами прошли десятки тысяч коммунистов. Попытка чиновничьей группы оказалась неудачной. В Латвии такого раскола не произошло — Альфред Петрович Рубикс приехал в Литву: что у вас такое делается?! Тех, кто раскалывал партию, исключили. Но далее в 1990 году в Вильнюс приехал Горбачев со своей свитой, поддержавший Ландсбергиса, а до этого член политбюро ЦК КПСС Яковлев поддержал «Саюдис». Антисоветские силы в Литве получили одобрение московских руководителей. Провокация 13 января 1991 года с кровопролитием была очевидной.

— Вильнюсский окружной суд осудил рижского омоновца Михайлова на пожизненное заключение, сочтя вину доказанной.

— Могут осудить кого угодно и сидеть будет сколько угодно — знаю на себе, как фабрикуются уголовные дела в Литве. На таможенном посту Медининкяй как раз в визит президента Джорджа Буша-старшего в Москву были расстреляны люди — утверждается, что служащими союзного ОМОН (боец Рижского ОМОН Константин Михайлов в мае 2011 года за участие в расстреле приговорен к пожизненному заключению, сам Михайлов себя виновным не признал). Почему это надо было делать во время визита президента США? Насколько известно мне, там была пьянка — те, кто с таможенниками пили их пьяных и расстреляли.

— Прокурор из Латвии Рита Аксенок утверждает, что в убийствах и провокациях были задействованы спецподразделения — возможно, из Москвы. Вероятна такая версия?

— Знаете, сказать можно что угодно. Допустим, Литва закрыла Игналинскую атомную электростанцию и осталась без дешевой доступной энергии — это что, дело рук Ермалавичюса? Трупы людей в Вильнюсе появились раньше, чем произошли столкновения с войсками возле телебашни. У военных 13 января 1991 года были только холостые патроны — откуда столько огнестрельных смертельных ранений? Эта провокация, выполненная под руководством Михаила Горбачева и Витаутаса Лансбергиса, причем расчет делался на более широкое кровопролитие.

— Как сложилась ваша судьба?

— Вместе с Бурокявичюсом меня арестовали в Белоруссии при поддержке американской разведагентуры, нелегально переправили через границу в Литву. Далее 7 лет и несколько дней я провел в тюремного режиме, а оставшийся срок отбыл в колонии строгого режима. После выхода из тюрьмы, отсидев от звонка до звонка, остался в Литве. Там меня продолжали преследовать и давали понять — не задерживайся, я уехал из родной страны в Москву. Мне предлагали продаться, дать показания против товарищей за большие деньги. Но я понимаю так, что порядочность человека в том, что он остается самим собой, а это гораздо большая ценность, чем просто стать богатым.

P.S. Интервью с Ю. Ю. Ермалавичюсом записано в рамках производства документального фильма «Цветной сектор» о технологиях захвата государственной власти. В фильме рассматриваются случаи токсичных госпереворотов в бывших государствах социалистического лагеря и в СССР, в Прибалтике, Украине, странах Азии, Магриба и Ближнего Востока. Фильм продолжительностью 80 минут выйдет в публичный показ осенью 2018 года.