За последние восемь лет я научился не верить ни единому слову руководства Российской Федерации на тему смоленской катастрофы. Одновременно я пришел к выводу, что следует пользоваться каждым шансом, который позволит добыть хотя бы какую-то частицу правды о том, что произошло 10 апреля 2010 года под Смоленском. Такой шанс у нас скоро появится.

Как удалось узнать нашему порталу, Следственный комитет РФ согласился на приезд в Смоленск представителей польской прокуратуры и экспертов, которым позволят осмотреть обломки самолета. Сейчас уточняются дата визита (по нашей информации, он должен состояться в ближайшие недели), состав польской делегации и объем мероприятий, которые будут проводиться на месте крушения.

Таким образом, мы стали свидетелями перелома (или частичного перелома) в позиции российских следователей, которые очень долго не отвечали даже на запросы о правовой помощи, которые направляла польская сторона. Я не наивный человек и осознаю, чем все может обернуться: россияне пустят гостей на аэродром, позволят на что-то посмотреть, быстро попросят покинуть территорию, а потом объявят миру, что поляки получили свободный доступ к обломкам самолета. Следует быть готовыми к такому развитию событий.

В последний раз о перспективах осмотра самолета говорилось в июльском заявлении комиссии, работающей при министерстве обороны (она самостоятельно направляет в Россию запросы и не координирует свою деятельность с прокуратурой). Содержание этого заявления могло создать неверное представление о позиции российской стороны.

Я напомню, что некоторые члены комиссии давно заявляли о своем желании поехать в Смоленск, хотя бы для того, чтобы собственными глазами увидеть, что осталось от Ту-154М, и сделать фотографии самых интересных с точки зрения ведущегося расследования элементов. По нашей информации, такие предложения не встречали понимания со стороны руководителя комиссии — Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz). Он принадлежит к числу сторонников жесткого курса в отношении России и предпочитает действовать по принципу: ставки в игре должны быть максимальными, даже если мы обречены на поражение. В результате комиссия обратилась к россиянам с просьбой позволить провести реконструкцию самолета (для проведения такой операции она даже собиралась привлечь к сотрудничеству компанию соответствующего профиля). Шансов на то, что россияне удовлетворят эту (впрочем, вполне законную) просьбу не было. Российское руководство не могло спустя восемь лет изменить мнение и позволить полякам заняться реконструкций.

Когда Москва, что было вполне ожидаемо, ответила отказом, комиссия, сообщая об этом решении, сделала заявление, заканчивающееся максимально жестко: «Позиция российской стороны служит подтверждением вердикта, который вынес в своем докладе Совет Европы. Действия РФ сравниваются в этом документе с политикой СССР в отношении катынского геноцида и называются шагами, содержащими признаки провокации».

Мне бы не хотелось быть превратно понятым, но даже если вышеуказанный вывод можно назвать верным, это не означает, что государственной комиссии следует отвечать на отказ российских властей таким образом. Обращу внимание, что располагая полным текстом поступившего из Москвы в польский МИД документа, она опускает важную его часть. Там говорится (если опустить принятые в дипломатической корреспонденции формулы вежливости) следующее: «Польской стороне в ответ на запросы прокуратуры Польши от 17 мая 2017 года и 16 января 2018 года об оказании правовой помощи было направлено письмо заместителя руководителя следственного отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против личности и общественной безопасности ГСУ СК РФ И.И.Зипунникова № 201/355051-10 от 16 марта 2018 года. В упомянутом письме содержится информация, касающаяся всех затронутых в запросе аспектов. Польская сторона была проинформирована о возможности поездки представителей польских компетентных органов в РФ с целью дополнительного осмотра приборов, деталей и элементов конструкции Ту-154М, который потерпел крушение 10 апреля 2010 года. Также было предложено согласовать дату визита. До сведения польских компетентных органов было доведено, что реконструкция самолета из обломков, собранных на месте аварии, приведет к их разрушению, изменению их формы или утрате отличительных особенностей». Фраза, выделенная жирным шрифтом, в заявлении комиссии не появилась, однако, именно благодаря тому, что россияне изменили свою позиции, делегация польской прокуратуры сможет отправиться в Смоленск.

Некоторым членам комиссии хотелось бы, чтобы их взаимодействие с прокуратурой превратилось из соперничества в сотрудничество. Они бы предпочли не соревноваться со следователями, понимая, что даже самые обоснованные споры не приближают нас к цели. Они также осознают, что из-за правительства Дональда Туска (Donald Tusk), комиссии под руководством Ежи Миллера (Jerzy Miller) и прокуратуры, которую возглавлял Анджей Серемет (Andrzej Seremet), Польша на долгие годы утратила сильную позицию в этом деле. В связи с этим нам сейчас следует не играть мускулами, а проявить мудрость и терпение, ведь только они смогут приблизить нас к правде о том, что произошло 10 апреля 2010 года.