Сергей Аксенов: «В феврале 2014 года перед жителями полуострова стоял определенный выбор: Украина, кровь и война или Россия, мир и свобода»

Он родился 26 ноября 1972 года в Молдавской ССР, учился в военном училище в Симферополе, однако отказался от военной карьеры и окончил Университет экономики и управления. С 1998 года занимался предпринимательской деятельностью, а в 2009 году основал, став его лидером, крымское общественно-политическое движение «Русское единство». В феврале 2014 года Аксенов встал во главе Автономной Республики Крым в качестве премьера. Под его руководством на полуострове прошел референдум, и, согласно решению подавляющего большинства его населения, полуостров присоединился к России, за что Аксенов награжден медалью «За возвращение Крыма». С 22 января 2017 года является членом Высшего совета партии «Единая Россия». Сергей Аксенов женат, имеет дочь и сына. Сейчас он возглавляет Республику Крым и является председателем Совета министров Республики Крым.

Extraplus: В политику Вы пришли после многих лет успешной предпринимательской деятельности. Что вас мотивировало на этот шаг?

Сергей Аксенов: Я пришел в политику в 2009 году. Тогда во главе Украины стоял Виктор Ющенко, который пришел на этот пост после оранжевой революции. Украинское правительство всячески ограничивало русский язык и культуру, а также каноническую православную церковь, намеревалось порвать связи с Россией и вступить в НАТО. Героизация нацистских преступлений превратилась в государственный тренд. Главнокомандующему Украинской повстанческой армией (ОУН-УПА) (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), гауптштурмфюреру СС Роману Шухевичу, одному из организаторов массовых убийств евреев и поляков, было присвоено звание «Героя Украины». Все это вызывало возмущение у миллионов людей. Чтобы противостоять этой безумной политике, мы вместе с единомышленниками сначала создали общественное движение, а затем — политическую партию «Русское единство». Наши идеи нашли поддержку не только в Крыму: партийные организации действовали и в нескольких юго-восточных областях Украины. Конечно, тогда мы не планировали возвращать Крым России — у нас была другая программа, которая соответствовала тогдашней ситуации. Мы поддерживали максимальное экономическое и политическое сближение России и Украины, ее вступление в Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Одной из основных задач партии была защита русского языка и культуры, канонического православия, борьба с оголтелым украинским нацизмом. Возможно, мы раньше других поняли, какую опасность он представляет.

— В феврале 2014 года Киев охватили беспорядки. Коснулись ли те события жителей Крыма?

— Подавляющее большинство с самого начала выступило против так называемого Евромайдана. Государственный переворот в феврале 2014 года люди восприняли как непосредственную угрозу своей безопасности. Мы видели, что движущей силой этого переворота являются неонацисты. Новая киевская власть не скрывала, что видит одно единственное решение крымского вопроса — силовое. «Крым будет либо украинским, либо безлюдным», — таким был давний лозунг украинских националистов в 90-х годах прошлого века. 26 февраля 2014 года экстремисты из крымско-татарского меджлиса («Меджлис крымско-татарского народа» — запрещенная в РФ организация — прим. ред.) вместе с нацистами из киевского «Правого сектора» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) напали на здание крымского парламента. Во время беспорядков погибли двое наших земляков, а десятки — были ранены. Тогда над нападавшей толпой развевались красно-черные бандеровские флаги. В феврале 2014 года перед жителями полуострова стоял определенный выбор: Украина, кровь и война или Россия, мир и свобода.

— Западные СМИ описывали голосование на референдуме 2014 года в основном как несвободное и называли присоединение полуострова к России российской агрессией. Тогда Вы были в гуще событий. Как бы Вы их описали?

— В тот момент в Крыму находилось более двух тысяч журналистов, в том числе крупнейших западных СМИ. Они не могли не видеть того настроя, с которым люди шли голосовать, не могли не видеть толп перед избирательными участками. Подобного воодушевления никогда не было прежде, во время украинских выборов. В марте 2014 года народы полуострова могли впервые за много лет самостоятельно решать свою судьбу. Такую возможность им дало крымское ополчение и российские военные, которые пребывали в нашем регионе согласно договоренностям между Россией и Украиной. Если бы не это, на крымской земле вместо мирного референдума произошла бы кровавая бойня, устроенная Киевом. Крымский референдум соответствовал всем нормам демократического волеизъявления граждан. Кстати, это подтвердили и зарубежные наблюдатели, в том числе журналисты, которые находились на избирательных участках, однако их никто не слушал. Вместо объективной информации западная общественность услышала пропагандистские мифы о «российской агрессии» и «аннексии Крыма». Ни первого, ни второго нет и никогда не было. Было лишь свободное волеизъявление людей.

— Запад однозначно встал на сторону Украины, и референдум считает незаконным. Запад не признает Республику Крым частью России…

— Запад готов поддерживать любого, кто ему выгоден. Нынешний киевский режим пришел к власти в результате государственного переворота. Это олигархический режим, который перенял идеологию украинского нацизма и развязал в стране гражданскую войну. Этот режим каждый день совершает военные преступления на Донбассе, преследует и ликвидирует инакомыслящих. Это русофобский режим, а Запад ему прощает любые преступления. Все слова о свободе и демократии, о соблюдении международного права из уст лидеров США и других западных стран — только дымовая завеса, скрывающая жестокую борьбу за достижение их геополитических интересов.

— Насколько серьезно антироссийские санкции сказались на жизни населения Крыма?

— Экономика не понесла особого ощутимого ущерба. Зарубежных инвестиций тут не было и во времена Украины. Сейчас граждане сталкиваются с проблемами при получении виз в западные страны, что, разумеется, является вопиющим нарушением права на свободу передвижения. Например, недавно крымские журналисты не смогли принять участие в заседании ОБСЕ в Вене (кстати, там обсуждалась свобода СМИ), поскольку им отказали в австрийских визах. Такова свобода СМИ по-европейски. В ОБСЕ просто не хотят признать правду. Она им не нужна. Или другой пример — шумиха, которая поднялась в связи с поставкой турбин на строительство крымской электростанции. Конечно, скандал не помешает запустить их в 2018 году, однако сама ситуация возмутительна. Запад не осудил, а значит, фактически одобрил, энергетическую блокаду, устроенную Крыму Киевом, хотя ее можно считать актом государственного терроризма. Эта политика направлена против населения Крыма. По-моему, санкции являются элементом гибридной войны, развязанной против России.

— Украина тоже негативно отреагировала на присоединение Крыма к России…

— Украина отреагировала государственным террором против крымчан. Думаю, что именно так стоит оценивать водную, транспортную, энергетическую и продовольственную блокаду Крыма. Киевский режим воспользовался нашей логистической, энергетической и ресурсной зависимостью от Украины, возникшей еще в советские времена, применив ее как оружие против населения полуострова. Весной 2014 года Киев заблокировал Северо-Крымский канал. Это крупнейшее гидротехническое сооружение Европы, построенное в 60-х годах 20 века, обеспечивало более 80 процентов потребления пресной воды в Крыму.

Автомобильное движение по автодорожной части Крымского моста
Таким образом, Киев хотел спровоцировать гуманитарную катастрофу на полуострове, но просчитался. Тогда же нашу республику покинули и украинские банки, просто присвоив сбережения крымчан. По мнению киевских «стратегов», стремительный уход банков должен был спровоцировать коллапс финансовой системы, но и с этой проблемой мы оперативно справились. В ноябре 2015 года Киев устроил также энергетическую блокаду. Террористы сломали в Херсонской области у наших границ опоры линий электропередач, по которым электроэнергия поступала с Украины. В то время полуостров зависел от этих поставок почти на 80%. Кстати, о них существовал договор с Россией, и Украина получала за поставки энергии немалые деньги. Из-за террористического акта наш регион остался без электроэнергии. Жизнь и здоровье более двух миллионов человек оказались под угрозой. Но западные правозащитные организации никак на это не отреагировали. К счастью, мы сумели предотвратить масштабную гуманитарную катастрофу. Нам помогала вся Россия.

— Изменились ли с тех пор отношения с Киевом?

— Сейчас Крым, слава богу, от Украины никак не зависит. Но Киев по-прежнему пытается навредить крымчанам. На территории нашей республики было задержано несколько групп диверсантов, которые планировали террористические акты на объектах инфраструктуры. Недавно были повреждены газопровод и опоры ЛЭП под Алуштой. Однако простые украинские туристы по-прежнему едут в Крым: ежегодно приезжают несколько сотен тысяч украинцев.

— Население еще не забыло о перебоях в подаче электроэнергии, воды, о потере сбережений в банках… Как Вы решали эти серьезные проблемы?

— Проблему поставок электроэнергии решил энергетический мост из российского Краснодарского края в Крым и увеличение мощностей электростанций. В декабре 2015 года президент Путин лично запустил первую линию энергетического моста. Последнюю, четвертую, линию этого уникального сооружения мы ввели в эксплуатацию в середине мая текущего года. Крымчане выживали в критической ситуации более пяти месяцев. Новые электростанции в Симферополе и Севастополе позволили создать энергетические запасы на многие годы вперед. В ответ на водную блокаду мы создали подземные резервуары, перебросили воду из хранилищ в центральной части полуострова туда, где ощущался ее дефицит, а также ввели технологии экономии воды. Мы планируем строительство большой опреснительной станции в Северном Крыму.

Так что вода для населения и промышленности есть и ее будет достаточно. Однако нам пришлось отказаться от выращивания риса и других влаголюбивых культур и переориентироваться на те растения, которые устойчивы к засухе. Все это нанесло ущерб аграриям, который им компенсировало государство. Но и это не спровоцировало в Крыму катастрофы. Напротив, многие отрасли сельского хозяйства сегодня растут. В последние три года на полуострове собираются рекордные урожаи зерна, каких тут не было лет 20 — 30.

Глава Республики Крым Сергей Аксенов и муфтий мусульман Крыма хаджи Эмирали Аблаев во время памятных мероприятий, приуроченных к Дню памяти жертв депортации народов Крыма. 18 мая 2018
С последствиями транспортной блокады мы справились, в несколько раз увеличив мощности водного транспорта в Керченском проливе и международного аэропорта Симферополя. За весну текущего года эта воздушная гавань обслужила более четырех миллионов пассажиров, и приблизительно столько же перевезли паромы. К началу будущего туристического сезона откроется новый терминал аэропорта, способный обслуживать до шести с половиной миллионов пассажиров. А когда в 2018 — 2019 годах будет достроен Крымский мост, в прошлое уйдут проблемы с логистикой. Я бы хотел отметить, что реализацию инфраструктурных проектов, важнейших для нашего региона, контролирует лично президент, а это гарантия успеха.

— В нашей печати появляется информация о том, что санкции больше вредят некоторым европейским странам, чем России. Как с ними справляется Крым?

— По словам Владимира Путина, лучший ответ на антироссийские санкции — это максимальная свобода предпринимательства. В 2015 году мы создали в Крыму свободную экономическую зону, которая не только сделала возможными серьезные налоговые послабления, более низкие страховые взносы, низкий нижний порог инвестиций и зону свободной торговли, но и устранила излишний бюрократизм. Сейчас в этой зоне работает более тысячи членов, а объем заявленных инвестиций превышает сто миллиардов рублей. Кроме того, инвесторов привлекает туристическая отрасль, сельское хозяйство, строительство, промышленность, транспорт и энергетика. Мы используем все возможности, чтобы рассказать об экономическом потенциале Крыма и привлечь инвесторов. Эффективной платформой стал Ялтинский международный экономический форум, который проводится ежегодно в апреле. В этом году участие в нем приняло 2,2 тысячи гостей, в том числе 200 иностранных субъектов из 46 стран мира. На форуме были подписаны соглашения, договоры и меморандумы на общую суму более ста миллиардов рублей. Помимо экономического, у Ялтинского форума есть и важный политический аспект. Несмотря на попытки искусственно изолировать наш полуостров, Крым стал частью информационного пространства Евразии, территории стабильных международных контактов. Я хочу воспользоваться случаем и пригласить представителей вашей страны на Ялтинский международный экономический форум.

— Очень активно за отмену санкций выступают итальянские, французские и немецкие бизнесмены. Некоторые из них, несмотря на запреты, поддерживают коммерческие связи с Россией. Налажены ли подобные контакты и с Крымом?

— Да. И не только это. Существуют схемы, позволяющие иностранным компаниям работать у нас в обход санкций и оставлять свою деятельность в секрете. По понятным причинам конкретнее об этом я говорить не хочу.

— Привнесло ли присоединение Крыма какие-то перемены в жизнь его населения?

— Отмечу только самые важные цифры. Собственные доходы в бюджет выросли по сравнению с украинским периодом в два с половиной раза, а благодаря федеральному бюджету — в шесть раз. Это позволило значительно увеличить дотации на модернизацию социальной инфраструктуры и рост качества жизни населения. В 2014 — 2016 годах вложения в здравоохранение возросли в 2,4 раза по сравнению с 2011 — 2013 годами, то есть в последние годы украинской аннексии Крыма. Эти средства идут, в том числе, на строительство поликлиник, создание современных специализированных медицинских центров. И еще одна цифра: за последние два года количество легковых автомобилей на тысячу человек возросло в 2,4 раза. Но дело не только в материальном. В российском Крыму есть то, чего не было в Крыму украинском: свобода, безопасность и уверенность в завтрашнем дне. Насильственная украинизация — в прошлом. Крымчанам никто не навязывает чуждые им ценности, не нарушает их права на свободное развитие их языков и культур, как было прежде.

— В Крыму по-прежнему есть объекты недвижимости, принадлежащие украинцам. Как Вы решаете эту проблему? Прошла информация о передаче недвижимости олигарху Коломойскому…

— Те, кто приобрел недвижимость законным, а не коррупционным путем, не испытывают никаких проблем. И роли не играет, граждане ли они Украины или другого государства. Что касается недвижимости украинского олигарха Коломойского, то в 2014 году его «Приватбанк» украл сбережения сотен тысяч крымчан. Доходы от продажи национализированной недвижимости, прежде принадлежавшей Коломойскому, переданы в качестве компенсации тем гражданам, чьи деньги присвоил себе «Приватбанк». Это правильно и справедливо.

— На Украине и в России разная экономическая ситуация: различаются не только зарплаты и пенсии, но и цены. Какие меры пришлось предпринять, чтобы в социальной сфере Крым сравнялся с остальными субъектами РФ?

— Средние заработные платы и пенсии крымчан выше украинских, даже если учитывать разницу в ценах. А стоимость коммунальных услуг и бензина в Крыму ниже, чем на Украине. Сейчас наша республика занимает 64 место по размерам средних зарплат среди 85 субъектов Российской Федерации. Выровнять разницу можно только с помощью экономического развития. Экономика улучшит и остальные показатели. Крым должен стать самодостаточным, процветающим регионом России. У него для этого есть все предпосылки.

— Наблюдаются ли сейчас в крымской экономике и промышленности позитивные тенденции?

— В прошлом и текущем году почти во всех отраслях наметился рост. Объем промышленного производства в прошлом году вырос на 4,6%, а за первое полугодие текущего года — на 2,4%. Локомотивы — судостроительные заводы «Залив» в Керчи и «Море» в Феодосии, а также симферопольский завод «Фиолент». Их продукция известна далеко за пределами нашего региона, как и, разумеется, знаменитые вина с заводов «Массандра» и «Новый свет», а также крымские фрукты и эфирные масла.

— Большое впечатление производит строительство Крымского моста, который соединит полуостров с континентальной Россией (особенно если сравнивать со Словакией, где автострады с трудом строятся по несколько километров).

— Россия — мировая держава, которая способна реализовать самые масштабные проекты. У нас для этого есть все возможности.

— Откуда берутся средства на столь грандиозный проект?

— Из федерального бюджета, из федеральной программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя до 2020 года. В рамках этой программы общий объем финансирования проектов превышает 800 миллиардов рублей.

— Статус Керченского пролива и Азовского моря на международном уровне однозначно не определен: их считают общими, российско-украинскими. Однако Киев считает их своими и грозится подать иск из-за Крымского моста…

— Киев может подавать иски куда хочет, но шансов на успех у него нет. Мост возводится на российской территории.

— По официальным данным, в конце 2016 года безработица в Крыму составляла всего 0,6%. Какова ситуация сегодня?

Продукция агрофирмы «Золотая балка» в Крыму
— Эта цифра не изменилась. Уровень безработицы ниже, чем общероссийский средний показатель. Но проблемой является недостаток квалифицированных специалистов во многих областях. Это связано с бурным экономическим развитием нашей республики, модернизацией экономики.

— У Крыма богатая история, приятный климат, море и горы — все это создает благоприятные условия для развития туризма.

— У Крыма огромный туристический потенциал. Дело не только в уникальном, благоприятно воздействующем климате и теплом море, но и во множестве культурно-исторических памятников разных эпох и разных народов. Некоторые города, такие как Керчь или Евпатория, — ровесники Рима. Кстати, Керчь является самым древним городом в России. В этом году полуостров посетили более пяти миллионов туристов, и наш регион является одним из самых посещаемых российских курортов. Правда, в советские времена сюда приезжали почти десять миллионов туристов. Но мы стремимся к этому сегодня.

— Приносит ли туризм в бюджет большие средства?

— Бюджетные поступления от туристической отрасли в прошлом году превысили два миллиарда 360 миллионов рублей. По объему налоговых отчислений туризм занимает четвертое место среди экономических отраслей, следуя за промышленностью, торговлей и транспортом.

— Крым всегда был стратегическим регионом, где сменилось множество народов и культур. Многие из них остались в нем и поныне. Но об этнических конфликтах в Крыму не слышно…

— Толерантность и доброжелательное отношение к людям других национальностей и вероисповеданий всегда были присущи крымскому менталитету. Всем народам и народностям в Крыму гарантированы равные права на сохранение и свободное развитие их языков, культур и традиций. В нашей конституции закреплены три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский.

Развиваются национальные СМИ, существует 14 национально-культурных автономий. Телерадиокомпания «Крым» вещает на армянском, болгарском, греческом, крымско-татарском, немецком, русском и украинском языках. Успешно работает крымско-татарское телевидение и радио, а в прошлом году впервые в истории вышло 45 учебников на крымско-татарском языке. Важным шагом в национальной политике стал указ президента «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народа и государственной поддержке их возрождения и развития» от 21 апреля 2014 года. Он снял все несправедливые обвинения с народов, осужденных на сталинские депортации. Я хочу подчеркнуть, что указ был издан через месяц после присоединения Крыма к России. Украина же за 23 года ничего не сделала в этом направлении.

— В Ялте недавно состоялась международная конференция «Форум друзей Крыма». Какие еще шаги планирует Россия для признания Крыма своей частью и для отмены санкций. Как Вы думаете, признает ли когда-нибудь западный мир Республику Крым в составе Российской Федерации?

— На форуме встретились представители 30 стран. Мы планируем организовывать этот форум ежегодно в рамках Ялтинского международного экономического форума. Что касается международного признания или непризнания, то для нас это непринципиальный вопрос. Наша республика успешно развивается как российский регион и без этого. Но мы хотим, чтобы граждане западных стран и мировое сообщество знало правду. Донести ее мы стараемся, прежде всего, дипломатическими средствами. И эти усилия приносят плоды. С начала года Крым посетили делегации из 60 стран. Никто из них, как и вы, не обнаружили здесь следов какой-то «оккупации». Чем больше будет подобных визитов, тем лучше. Я убежден, что здравый смысл победит и на Западе. Российский Крым — это реальность. Приезжайте к нам, поговорите с людьми, и вы узнаете, что наш выбор был свободным и осознанным.