Безусловно, королевство не застраховано от массовых протестов и социально-экономических кризисов. Но едва ли они приведут к каким-то серьезным переменам внутри страны. Важнейшим фактором стабильности Саудовской Аравии остаются ее союзнические отношения с США. И даже если реформы провалятся, а социальное недовольство перерастет в полноценные стычки между населением и властями, Эр-Рияд не останется без внешней поддержки.

Саудовская Аравия пользуется репутацией одного из самых богатых и стабильных государств Ближнего Востока, но на деле масштабы социально-экономических проблем королевства выходят далеко за пределы нефтяной зависимости. Массовая бедность, высокий уровень безработицы среди молодежи, противостояние суннитской и шиитской общин — все это создает серьезные сомнения в том, насколько устойчив и долговечен саудовский режим. Молодой наследный принц Мухаммед бин Салман (или коротко МБС) обещает радикальные реформы, но попытка модернизировать закостеневшее королевство связана с немалыми рисками. Перемены, которые неизбежно кому-то покажутся слишком быстрыми, а кому-то слишком медленными, могут выпустить наружу давно копившееся социальное недовольство.

Саудовская молодежь


Главные сторонники перемен — это молодое поколение саудовцев, потому что сейчас положение большинства из них далеко не завидное. За последние десятилетия королевство пережило настоящий бум рождаемости: население выросло с пяти миллионов в 1960-х годах почти до 30 миллионов сегодня, причем более 60% — это люди моложе 30 лет. Уровень безработицы среди саудовской молодежи составляет 32,6%, и ожидается, что этот угрожающий показатель в лучшем случае останется неизменным, а то и незначительно вырастет к 2030 году.

В королевстве не ведется достоверных социологических исследований, но социальные сети могут многое рассказать о настроениях среди молодых людей. Запущенная в 2013 году в Саудовской Аравии твиттер-кампания #الراتب_مايكفي_الحاجة («мне не хватает зарплаты») за короткое время набрала миллионы репостов и получила большой отклик внутри страны. Перспективы исправить это положение пока не просматриваются, потому что молодое поколение саудовцев, несмотря на недовольство собственной зарплатой, предпочитает изучать в вузах культуру и религию, а не более практичные дисциплины, из-за чего еще больше отдаляется от реалий современного рынка труда.

Если раньше власти королевства могли полагаться на субсидии, бесплатное образование и здравоохранение как основные инструменты поддержания стабильности, то теперь падение доходов от продажи нефти заставляет сокращать социальные расходы. Саудовское руководство осознает опасность нынешнего момента, поэтому МБС так рьяно взялся за реформы.

Когда общаешься с саудовской молодежью, в голове невольно начинает звучать песня Scorpions «Wind of Change» — настолько сильно в Саудовской Аравии чувствуется жажда перемен. Очень многие молодые саудовцы получили образование на Западе, говорят на английском языке лучше, чем на арабском, и открыто симпатизируют западным ценностям. Они жаждут перемен, хотят быть более открытыми внешнему миру, готовы пересмотреть жесткие религиозные нормы общественной морали и измучены повсеместной коррупцией. Поэтому прошлогодние аресты политиков и бизнесменов, пусть и с заточением в пятизвездочных отелях вместо тюремных камер, были восприняты с энтузиазмом как знак того, что система наконец-то начинает меняться. Поддержка действий МБС превратилась в королевстве практически в молодежную субкультуру.

Впрочем, высокие ожидания связаны и с серьезными рисками. Запустив реформы, МБС отрезал себе дорогу назад, и от успеха его программы «Видение-2030» будет зависеть отношение населения ко всей правящей династии Саудов. Пока что масштабные планы и многочисленные обещания МБС вызывают скорее скепсис из-за своей чрезмерной амбициозности.

Ситуация усугубляется тем, что саудовский политический истеблишмент остается весьма консервативным. Внешним наблюдателям местные политики во всеуслышание заявляют о наступлении новой эры открытости, но внутри мало что меняется — ваххабитские каноны вместе с бедуинскими нравами никуда не исчезают.


Бедность и приезжие


Еще один источник социального напряжения — бедность. Любой, кому довелось побывать в этой стране, видел, что бедных в Саудовской Аравии куда больше, чем ожидаешь от богатого нефтяного королевства. Стоит немного отъехать от городского центра Эр-Рияда в сторону южных окраин, как сразу замечаешь резкий контраст между роскошными торговыми центрами и нищими трущобами, о которых не принято говорить вслух.

Бедных коренных саудовцев, с ежемесячным уровнем дохода около $480 на человека, насчитывается от двух до трех миллионов человек. Большинство среди них составляют женщины, люди с ограниченными возможностями, которых немало из-за распространенности близкородственных браков, и жители сельских районов. Впрочем, их низкий, по местным стандартам, уровень жизни все равно остается недостижимой мечтой для очень многих.


По официальной статистике, около трети населения и половину рабочей силы в Саудовской Аравии составляют мигранты. Большинство из них зарабатывает в несколько раз меньше прожиточного минимума, и многим приходится жить на улице. Нередки случаи, когда женщины, приехавшие с семьей из других стран, остаются без мужа и вынуждены жить в подворотнях вместе с детьми.

Еще один источник пополнения числа бездомных — массовые побеги иностранных рабочих, часто связанные с побоями на работе. По данным за 2015 год, от местных работодателей в среднем в день сбегали около 880 человек. За 2017 год было выявлено более 670 тысяч случаев нарушения миграционного законодательства. Сбежав, человек, как правило, оказывается на улице, пополняя ряды местных попрошаек.

Тем не менее это еще не означает, что саудовских бездомных мигрантов можно автоматически записывать в революционеры. Уровень жизни в королевстве все равно существенно выше, чем в тех странах, откуда приезжают иностранные рабочие. Многим из них нелегальное положение в Саудовской Аравии кажется более привлекательным, чем возвращение на родину. Соответственно, большинство мигрантов намного лояльнее саудовским властям, чем коренные саудовцы, и вряд ли отважатся на политический протест.
Религиозная разобщенность

Особое место в жизни Саудовской Аравии занимает суннитско-шиитское противостояние. По данным многих исследований, саудовские шииты получают более низкую зарплату, чаще оказываются без работы, а их карьерные перспективы жестко ограничены. Шииты составляют всего 10-15% населения страны, но большинство живет в восточной провинции Эш-Шаркия, где сосредоточены основные нефтяные запасы.

В свое время арест и казнь шиитского проповедника Нимра Бакр аль-Нимра, уроженца города эль-Авамии в провинции Эш-Шаркия, привели к массовым акциям протеста, не на шутку напугавшим саудовские власти. Проповедник резко критиковал политику Эр-Рияда во время вторжения в Бахрейн и призывал саудовских шиитов к отделению.

То, что МБС с большевистской решительностью взялся за борьбу с религиозными консерваторами и даже пытается реформировать ваххабизм, дает надежду, что со временем это улучшит положение и шиитов. Например, саудовские власти могли бы признать джафаритский мазхаб — школу шиитского права — и разрешить назначать шиитов в Совет улемов, высший религиозный орган, где сегодня представлены все четыре правовые школы суннитского ислама, но нет ни одного шиита.

Впрочем, пока послаблений для саудовских шиитов ждать не приходится. В условиях блокады Катара, регионального противостояния с Ираном и нескончаемой войны в Йемене местные политики по-прежнему предпочитают искать внутренних врагов и решать шиитский вопрос с помощью репрессий и агрессивной пропаганды.

Каждую пятницу саудовцы продолжают слушать проповеди о «враждебности персов». С Ираном связана и агитация против местных шиитов, которая стала неотъемлемой частью саудовской политики. После исламской революции 1979 года в Иране в Эр-Рияде начали всерьез опасаться ее распространения на другие страны и запустили активную кампанию по дискредитации шиитского направления ислама.

Поэтому о возможных шиитских волнениях в Саудовской Аравии говорить не приходится. Жестокость, с которой армия Эр-Рияда в свое время подавила шиитские демонстрации в Бахрейне, и репрессии против религиозных активистов внутри королевства показывают, что власти всерьез озабочены проблемой и любой ценой не допустят расползания протестных настроений. Шиитских проповедников, критикующих власть, пропаганда и дальше будет представлять шпионами Ирана и «пятой колонной», спонсируемой враждебным Катаром.

Перспективы выживания


Как показывает саудовская история, политический режим в Эр-Рияде обладает высокой устойчивостью и способен преодолевать тяжелые кризисы. Саудовскую монархию уже не первое десятилетие критикуют за излишний консерватизм и отсутствие реформ, но королевство благополучно пережило многих из этих критиков. Несмотря на мрачные пророчества, иностранные инвесторы со всего мира продолжают делать долгосрочные вложения в Саудовскую Аравию, рассчитывая окупаемость на десятилетия вперед.

Безусловно, королевство не застраховано от массовых протестов и социально-экономических кризисов. Но едва ли они приведут к каким-то серьезным переменам внутри страны. Важнейшим фактором стабильности Саудовской Аравии остаются ее союзнические отношения с США. И даже если реформы МБС провалятся, а социальное недовольство перерастет в полноценные стычки между населением и властями, Эр-Рияд не останется без внешней поддержки. А это значит, что нынешний саудовский режим продолжит свое существование в более или менее привычном консервативном формате.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.