В определенной степени глубинный симптом этой болезни проявился в тот момент, когда президентом США стал Дональд Трамп. Во внешней политике страны теперь нет единства. Политика главы американского государства контрастирует с политикой остальной администрации.

Американцы также разделены по линии ценностей. Среди граждан, в том числе, есть немало консервативных христиан, которым нравится, например, Владимир Путин. Поскольку он позиционирует себя как христианин и ему не нравится та культура, которая ассоциируется с Европой и либеральностью в целом.

Трамп сыграл и продолжает играть на глубоких линиях раскола в ценностях. Если избиратели Хиллари Клинтон, как, кстати, и британцы, голосовавшие за то, чтобы остаться в ЕС, живут в больших городах, хорошо образованы и не поддерживают популистов. То симпатики Трампа наоборот — верят популистам, разделяют консервативные ценности, живут в небольших городках или сельской местности, и обычно имеют более низкий уровень образования.

И вот тут кроется корень проблемы. Мне кажется, что в этом и заключается угроза — нельзя слишком персонализировать власть. Я, например, в жизни не встречал более странного человека, чем Трамп: весь этот его нарциссизм, эгоизм, сосредоточенность на себе. Но он не стал бы президентом, если бы люди не проголосовали за него. Даже сейчас у него около 78% поддержки республиканцев и это означает, что, по крайней мере, 40% электората снова за него проголосуют, несмотря на все то, чего он не сделал.

Просто Трамп такой человек. Он постоянно провоцирует несогласие, ненависть, но многие граждане развитых демократий в Европе и других частях мира с этим соглашаются. А поэтому мы должны признать, что существует социальный раскол, сконцентрированный на личностях.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.