В споре о том, является ли Каспий «морем или озером», не удалось поставить точку. С подписанием лидерами прикаспийских государств смешанного соглашения Каспийское море было объявлено «внутренним водоемом» с особым статусом. Таким образом, вопреки расхожему мнению, видимо, будет прегражден путь к тому, чтобы часть запасов нефти и природного газа этого региона, объемы которых оцениваются в 50 миллиардов баррелей и девять триллионов кубометров, доходила по трубопроводу до Турции. Но учитывая, что создается новый мир, нужно немного набраться терпения.

В то время как, согласно подписанной в казахстанском городе Актау конвенции, дно и недра Каспия были разграничены на разные участки, водная поверхность моря тоже была разделена с установлением территориальных вод шириной 15 морских миль, морских границ, рыболовных зон и принципов пользования ресурсами. Остальная площадь поверхности моря была открыта для общего пользования и объявлена нейтральной зоной. Однако действия в нейтральной зоне были привязаны к условиям защиты биологического богатства и рыбных ресурсов Каспия.

В силу того что при состоявшемся в воскресенье, 12 августа, разделе Каспия в качестве его правового статуса учитывались особенности как озера, так и моря, а также особые случаи, и на экологическом факторе был сделан утрированный акцент, проект Транскаспийского газопровода, о котором говорится с 1996 года, может еще на некоторое время остаться в долгом ящике. Но этот газопровод при поддержке Америки многие годы сохранялся на повестке дня в качестве альтернативного России маршрута передачи газа в Европу через Азербайджан, Грузию и Турцию. В дальнейшем в игру вступил Европейский Союз (ЕС), взяв на себя ведущую роль, но не смог получить результата.

В наши дни Америка желает выйти на рынки Европы со своим сланцевым газом и занять место российского газа. Это тоже одна из причин, по которой США спорят с ЕС, чтобы заставить европейцев не покупать российский газ. В данный момент у Америки, с одной стороны, нет влияния в Азии и на Каспии, с другой — их энергетическая политика изменилась из-за утраченной роли в регионе. Если Турция сможет правильно позиционировать себя в структуре нового миропорядка, тогда дверь для каспийских энергоресурсов может открыться и в Анатолию.

Россия, Иран и Китай выиграли

Каспийские энергоресурсы, которые лидеры России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркмении не могли поделить, несмотря на то, что около 20 лет обсуждали вопрос о статусе Каспия и проводили встречи по этому поводу, с подписанием конвенции обрели новую дорожную карту. В главном выигрыше от соглашения — Россия. За ней следуют Иран и Китай. Казахстан тоже, можно сказать, остался в выигрыше. Но Азербайджан, Туркмения и косвенно Турция пока не в числе победителей.

Судя по возникающей картине, Турции, по крайней мере сейчас, не достанется роль энергетического коридора в обеспечении передачи каспийского газа и нефти на Запад. Туркменский природный газ продолжит течь в Китай, Россию, Иран. А нефть Казахстана с подписанием конвенции, как допускается, после России может поступать на судах по Каспийскому морю к берегам Ирана, а оттуда идти в Персидский залив. Более того, после этого соглашения иранская нефть тоже наравне с казахстанской может по вновь возникшему энергетическому маршруту на Каспии поступать на мировой рынок в обход американского эмбарго. Иными словами, соглашение по Каспию можно также рассматривать как важный сигнал России, Ирана и Китая в адрес США. Потому что конвенция, с одной стороны, создаст энергетическую экосистему в регионе, с другой — она потенциально способна сблизить прикаспийские государства друг с другом с политической точки зрения. Кроме того, агрессивная позиция и угрозы США последних дней тоже, можно сказать, внесли вклад в подписание этого соглашения.

Почему важен «Транскаспий»?

С помощью Транскаспийского газопровода, который многие годы оставался на повестке дня, планировалось гарантировать безопасность поставок туркменского природного газа. Этот газопровод привлекал внимание как проект, способный препятствовать оказанию Россией и Китаем давления на страны региона с помощью энергоресурсов. Россия и Иран выступали против этого маршрута, а Турция и ЕС придавали ему значение. В рамках соглашений, связанных с передачей азербайджанского газа на европейские рынки через Турцию по проекту Трансанатолийского газопровода (TANAP), Транскаспийский газопровод тоже возникал на повестке дня. В 1996 году США предложили этот маршрут Туркмении. А в 1999 году в Стамбуле Туркмения, Азербайджан, Грузия и Турция подписали соглашения о строительстве трубопровода. Проект трубопровода, который хотели реализовать General Electric, Bechtel и Shell, к сожалению, не был осуществлен. Его не удалось претворить в жизнь в том числе из-за того, что Азербайджан в силу стратегий BP тогда холодно относился к проекту, хотя неохотно и поставил свою подпись, Иран и Россия тоже выступали против.

В сентябре 2011 года ЕС взял на себя активную роль в этом проекте. Но в том же году президент России Медведев публично выступил против выхода на рынок природного газа Средней Азии с проектом Транскаспийского газопровода на основании неурегулированности статуса Каспия. В марте 2012 года президент Туркмении Бердымухамедов в ходе своего визита в Киев озвучил идею создания Транскаспийского газопровода в обход России мощностью 25 миллиардов кубометров в год, но это повлекло за собой бурную реакцию. Когда в долгий ящик лег проект «Набукко» (Nabucco), в котором ведущую роль играла Турция, возникла идея передавать туркменский газ в Европу по инициированным Азербайджаном TANAP и Трансадриатическому газопроводу, но снова возникла проблема статуса Каспия, и достичь прогресса не удалось. Более того, когда стали говорить, что «Транскаспий» протянется не только в Турцию, ЕС, но и на Украину, Россия стала действовать более активно и, будучи страной, окружившей Черное море трубопроводами, превратилась в чувствительную защитницу окружающей среды, которая думает о биологическом разнообразии Каспийского моря, заботится об осетровых, рассказывает о сокращении производства икры.

Икра и Каспий

Каспийское море одновременно известно тем, что оно обеспечивает большую часть мировой добычи черной икры — около 90% в начале 2000-х годов. Каспий как место, где икра добывается в таком большом объеме, в то же время стал центром нелегальной торговли икрой. Но виды осетровых рыб, форма и время ловли не попали в сферу интересов прикаспийских государств. Как на данный момент складывается ситуация с добычей икры на Каспии, чувствительностью по отношению к рыбной ловли и биологическому разнообразию, я не знаю. Но я неоднократно слышал и читал о том, что на Каспии из-за браконьерства осетровые находятся на грани исчезновения. Помимо браконьерства, в числе других, может быть, даже еще более важных причин — загрязнение, вызванное добычей нефти, тяжелые металлы, загрязнение питающих море рек. Загрязнение и браконьерство сократили и продолжают сокращать популяцию осетровых. При этом политический предлог, согласно которому планируемые для транспортировки энергоресурсов трубопроводы на Каспии, где и так добывается нефть и природный газ, окажут негативное воздействие на окружающую среду, — лучшее основание для препятствования нежелательным проектам.

Да, если нечувствительные к экологическим проблемам прикаспийские государства в скором времени не смогут принять меры, то можно сказать, что некоторым видам осетровых, используемым при производстве высококачественной икры, уже пришел конец, а гибель других — лишь вопрос времени. Несмотря на то, что в глобальном масштабе принимаются меры по противодействию контрабанде икры, прикаспийские государства всегда предпочитали безмолвие.

Почему созданию трубопроводов препятствуют?

В прошлом году на первом разведанном участке месторождения Кашаган в Каспийском море у берегов Казахстана были обнаружены запасы нефти в объеме около семи миллиардов тонн. Кашаганское месторождение, по современным оценкам, соответствует половине запасов Саудовской Аравии, но кому, откуда и как будет поступать эта нефть? Кто будет осуществлять контроль и, главное, будет получателем?

Туркмения же, согласно докладу BP 2018 года, занимает четвертое место в мире по запасам природного газа после России, Ирана и Катара. Но крупнейший производитель природного газа в мире — США. Туркмения же, несмотря на богатые запасы, по добыче природного газа не может войти и в первую восьмерку, потому что не может выйти на рынок. Важнейшим получателем и продавцом туркменского газа многие годы была Россия. Сейчас на первом месте — Китай, вторая — Россия, третий — Иран. Иран как потребляет туркменский газ, так и продает его своим соседям. По этой причине Россия и Иран не хотят, чтобы с созданием «Транскаспия» туркменский газ составил им конкуренцию.

Одним словом, обладать запасами нефти и природного газа недостаточно. Нужно также производить, выходить на рынок и иметь возможность контролировать эти ресурсы с помощью методов продаж и маршрутов трубопроводов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.