Вместе с другом мы ищем объяснение тому, что Асма Асад объявила о своей болезни. Судя по фотографии она находится в сирийской государственной больнице, а над ее головой висит капельница с каким-то веществом, как если бы она не была женой президента-бога. Ее сумка лежит на полу, а рядом, как в индийских фильмах, сидит ее муж, который поддерживает ее в трудную минуту, не доверяя при этом персидской и российской медицине. Друг сказал: «В стране, где подобное держится в секрете, это событие нуждается в интерпретации». Я ответил: «Асма ни для кого не представляет угрозы. Она не начальник отдела службы безопасности как Рустум Газали, или командир, как Исам Захр ад-Дин. Она мать детей президента, среди которых может оказаться третий наследник, поэтому она не совершила ошибку, сделав такое заявление». Такому объяснению нет оправдания, ведь женщины, как правило, представляют собой человеческий щит при защите или нападении, однако одна песня указывает некоторым на то, что больная раком дама является кандидатом на пост президента.

Сила, доверие и вера… Госпожа Асма Асад начала первый этап лечения рака груди, обнаруженного на ранней стадии… От всего сердца… Руководство республики надеется, что первая леди поправится в скором времени… Цитируя официальную страницу президента Сирийской республики.

Рак, цветок пустыни, суперзвезда. Об этом пел Шади Асвад. Ее рак — это не более чем простуда или попросту ложь, и вскоре республиканский дворец объявит о том, что болезнь отступила. Мы начнём праздновать ее отступление: как отступление французского колониализма в Сирии мы отпразднуем отступление рака от тела первой леди страны. Русские и иранские колонизаторы призывают бороться с терроризмом. Их присутствие продлится не менее полувека. Израиль сказал, что Асад — последний алавитский царь Сирии. Этот человек оказал огромную услугу своему народу, превратив два миллионов сирийцев в мучеников, а половину населения — в беженцев. Колониализм поменяет свои перчатки.

Утром 11 августа из дымохода пресс-службы президентского дворца в Сирии повалил дым с пеплом. Песня указывала на то, что жена президента является кандидатом на пост президента. Царь Путин сказал президенту Асаду, который правил почти два десятилетия, унаследовав власть от своего отца-республиканца, правившего в течение трех десятилетий: «Ты должен отказаться от власти». Вспомним, что Мухаммед бен Наиф сказал наследному принцу Мухаммаду бен Салману, по большей части с ненавистью: «Когда ты расслабишься, придёт твоя очередь». Вы с достоинством будете находиться в тени, управляя за спиной своей жены. Актёры направляются к выходу. Разумеется, президент не будет заниматься написанием мемуаров. Высшие руководители не пишут мемуары. Песня, которая была исполнена Шади Асвадом под названием «Жасмин Шама», быстро стала популярной и вдохновлена этой интерпретацией. Название близко к «Цветку пустыни». Страдания миллионов сирийцев в результате бомбовых ударов, химических атак и сердечных приступов, наконец, принесли свои плоды: жена президента вступает на президентский пост, и как это часто бывает, на два срока.

Одним из недостатков является то, что наши короли следуют западной практике и приписывают жен своей родословной, и Асма Аль-Ахрас после брака становится Асмой Асад. Я призываю их обратиться к своим предкам, что ближе к благочестию. Говорят, что Асад не очищает свой дом от костей, что Асад спрятал небеса Сирии глубоко под землей. Это подобно требухе, набитой рисом, которая здесь называют сопротивлением, народной демократией и прозрачностью. Под «Жасмином Шама» будет скрываться резня.

Однако смелость республиканского дворца, который столкнулся с 86 крупными, непревзойденными странами, — это результат победы режима, достигнутой при помощи двух государств — России и Ирана, и эта победа будет сопровождаться поражением, которое «цветок пустыни» нанесет раку. Говорят, что начинается новый этап прозрачности. Это термин, который любят повторять представители чёрного государства, где гибель людей в результате пыток называют смертью вследствие сердечного приступа, а простуду — раком, где под единством, свободой и социализмом понимают их антонимы: сегрегацию, рабство и капитализм.

Наши тираны получали легитимность со стороны западных политиков, заискивая перед ними, в том числе через подавление демократических исламских или левых движений. Они ослабили репрессии после падения Советского Союза, стали предлагать женщинам их права, но не всем, а лишь светским женщинам, или тем, кто находится у власти, пока не стали известными такие девушки как Ахед ат-Тамими. Асма Асад была для сирийского президента одним из мостов в Европу. Асма — дочь Запада. Она овладела языком и обычаями, и она красива. Бен Салман дал саудовской женщине водительские права. Запад обрадовался и потребовал больших реформ. Он не выражал свой гнев, за исключением ареста двух или трех женщин-либералок. Это хорошо. Наши правительства не гневаются на что-либо, но довольствуются арестами и различают мужчин и женщин во всем, кроме наказания.

То же самое говорил прессе ас-Сиси. Он почти критикует Запад, парламенты которого не имеют такого количества женщин, заявляя, что в египетском парламенте, который египтяне называют «бартаман», то есть банкой для солений, шестьдесят женщин. Западные доклады критикуют его и, возможно, скрывают своё злорадство, но западные политики хвалят его за борьбу с терроризмом, который пока неизвестен Египту. Сам он сказал, что правительственное насилие становится причиной терроризма, порождает его: «Возникает пожар, который в ваших глазах возрастает в сотни раз».

Женщины в нашей стране слабы. Когда Асад выбрал Наджах Аль-Аттар в качестве своего заместителя среди трех вице-президентов, которые не болели раком, журналист одной известной газеты сказал: «В назначении есть семь разумных сообщений. Есть и восьмое: она слабая и старая». Фактически, существует большая разница между арестом мужчины и арестом женщины, ведь связанные с ними пытки и позор возрастают в два раза.

Сирия — арабская страна, она не такая как Бангладеш, Пакистан и Турция, которые представляют собой неарабские мусульманские страны, где женщины занимали пост президента: Халеда Зия Рахман, Хасина Вазед, Тансу Чиллер или Шаджар ад-Дур, которая пришла к власти, будучи неарабкой по происхождению. Арабы не подчиняются женщинам, за исключением сотрудников министерства культуры. Жены некоторых халифов отдавали распоряжения, но они не правили. Ещё не случалось, чтобы арабская женщина властвовала после эпохи расцвета Ислама, и Сирия, кажется, уподобляется иностранцам.

Женщины, будь то красавицы, которые получают удовольствие от того, что пробуждают волнение и восхищение, или великие женщины, которых вспоминают с уважением как матерей, выходят вперёд после столетий несправедливости, когда из считали инструментом в руках дьявола.

Это очень странная подготовка к президентству. Республиканский дворец выбрал свою жертву.

В Сирии инструментом стал рак: у болезни множество преимуществ. Старый шаман принимал шаманизм, который является служением племени, только после неизлечимой болезни, так что, возможно, Асма Асад — это будущий сирийский шаман.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.