Двое его ближайших помощников были признаны виновными в совершении федеральных преступлений. Несомненно следующим пунктом программы станет импичмент. Но только не в том случае, если речь идет об Эндрю Куомо (Andrew Cuomo), губернаторе Нью-Йорка из Демократической партии.

В июле архитектор миллиардного плана г-на Куомо по развитию северной части штата был признан виновным в мошенничестве. В марте другого бывшего советника г-на Куомо — доверенное лицо, которого отец г-на Куомо однажды назвал своим третьим сыном, — признали виновным во взяточничестве. Тем не менее всем нам понятно, что New York Times поддержит г-на Куомо в его стремлении переизбраться на пост губернатора осенью этого года.

Вам вовсе не нужно присоединяться к очередной волне призывов к импичменту Дональда Трампа, чтобы понять, что они основаны на таких же спорных и неоднозначных аргументах, которые мы слышим уже три года. Платежи Майкла Коэна (Michael Cohen) Стефани Клиффорд (Stephanie Clifford) и Карен Макдугал (Karen McDougal) — это только предлог.

По крайней мере, дело не в России. Начало этой новой главы — печальная новость для Крейга Юнгера (Craig Unger), автора только что вышедшей книги об истории бизнеса г-на Трампа, в которой можно часто встретить предложения типа «мы точно не знаем, когда КГБ завело досье на Дональда Трампа». Или как насчет характеристики, которую Юнгер дал Олегу Калугину — 83-летнему бывшему агенту КГБ, который сейчас живет в США и который ничего не знает о г-не Трампе, — назвав его «мастером своего дела, который пытался заманить Трампа в ловушку».

Подобные высказывания — всего лишь упражнения в софистике, когда спорные и ничем не подтвержденные аргументы выдаются за истину. К несчастью для г-на Юнгера, враги г-на Трампа отбрасывают в сторону свои российские костыли. Аллен Вайссельберг (Allen Weisselberg), который долгое время был финансовым директором компании г-на Трампа, получил иммунитет от федерального прокурора Нью-Йорка. Нет, это вовсе не значит, что теперь все налоговые декларации г-на Трампа, его заявки на кредит, экологические сервитуты и денежные переводы в обязательном порядке будут тщательно проверены. Но такое может произойти. И умные демократы всегда знали, что самое слабое место г-на Трампа — это его бизнес.

Печальное выражение, которое появилось на лице г-на Трампа вечером того дня, когда он победил на выборах, скорее всего, было следствием осознания ситуации. Никто не захочет инвестировать огромное количество времени и денег в создание юридических рисков для неудачника. Но президент — это другое дело. А г-н Трамп — легкая мишень. Билл Клинтон за всю свою жизнь принял участие всего в одной сделке с недвижимостью. Представьте себе, что Уайтуотерский скандал повторяется каждую неделю в течение 40 лет.

Я всегда знал, что прошлое г-на Трампа неизбежно придет в столкновение с нашим обширным нормативно-правовым государством, которое при необходимости способно накопать компромат на любого человека — даже гораздо более честного, нежели г-н Трамп.

Профессор права из Гарварда и автор статей в Bloomberg Ноа Фельдман (Noah Feldman) отметил с нескрываемым удовольствием, что показания г-на Коэна дают федеральному прокурору возможность поискать другие преступления и в конечном счете «выступить с обвинением в отношении компании Trump Organization и захватить активы, полученные в результате незаконной деятельности».

Интересно, как это может отразиться на ходе мыслей присяжной по делу Пола Манафорта (Paul Manafort) Паулы Дункан (Paula Duncan), которая понимает, что г-н Манафорт действительно совершал преступления, но что правительство привлекло его к ответственности только из-за его связей с президентом Трампом.

Американцы знали о Дональде Трампе больше, чем о любом другом кандидате в президенты в истории: его личная жизнь, его бизнес, его особенности и манера себя вести. Скучны те эксперты, которые последние три года неустанно критиковали его недостатки и дурные черты так, будто они первые их обнаружили. Для тех, кто хотя бы немного разбирается в истории, показательным является то, что американский народ все равно его выбрал. Народ сделал г-на Трампа президентом, чтобы посмотреть, чем закончится этот необычный демократический эксперимент.

Хотя нам не стоит думать, что избиратели предоставили г-ну Трампу возможность не отвечать за совершенные ранее преступления, нам также не стоит начинать поиски преступлений, которые не казались прислужникам государства важными до того, как его избрали президентом.

Кроме того, нам будет полезно оценить то, насколько г-н Трамп другой — или, лучше сказать, в чем он отличается, а в чем нет. Заголовок статьи, опубликованной в Washington Post в пятницу, — «Критики встревожены тем, что Трамп подрывает основы правовой системы» (Trump undermining legal system, critics fear) — кажется весьма наивным всем тем, кто пристально следит за развитием событий последние несколько десятилетий. Половина американцев, несомненно, вспомнят, как однажды глава ФБР заявил, что Хиллари Клинтон нарушила закон касательно ее должностных обязанностей, но что оснований для предъявления обвинений нет.

К счастью, вероятность того, что этот процесс будет доведен до конца, будет оставаться не слишком высокой, пока республиканцы остаются влиятельной силой в Сенате. Голосование по вопросу о предъявлении обвинений после импичмента вряд ли возможно, если только сами избиратели Республиканской партии не решат, что г-н Трамп их предал.

Мы также скоро увидим, что, даже если наше федеральное правительство будет парализовано в течение следующих двух лет, даже если в нашей политике так и будет царить хаос, г-н Трамп все равно сможет процветать в такой обстановке.

А пока нам нужно попрощаться с Россией. Она выполнила свою миссию. Степень воздействия Владимира Путина на выборы 2016 года, пора это признать, оказалась ничтожной. Он сумел оказать влияние только благодаря готовности американских политиков использовать Россию в их стремлении реализовать свои политические амбиции и отомстить оппонентам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.