Мощный взрыв был слышен далеко за пределами бульвара Пушкина, баров и ресторанов, расположенных на площади Ленина, и огромного стадиона, который вот уже несколько лет не использует футбольный клуб «Шахтёр».

Грохот взрывного устройства, сработавшего в кафе «Сепар», сотряс весь Донецк. Он еще долго звенел в ушах людей. В пятницу в результате теракта погиб глава самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко, объявившей о своей независимости от Украины в мае 2014 года, когда началась война на Донбассе. Вся зона была окружена, границы заблокированы, началась операция по поимке организаторов теракта. А тем временем начали распространяться разного рода слухи.

Вскоре появились официальные сообщения правительства ДНР: арестованы два человека, оба предположительно украинцы, связанные со Службой безопасности Украины. В коммюнике фигурировало слово «диверсанты». Почти одновременно, представитель оперативного командования Донецкой народной республики Эдуард Басурин обвинил США в причастности к покушению, которое назвал «терактом». Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова обвинила киевские власти. Неудивительно, что в Киеве обвинили во всем Россию и выдвинули версию о распрях, как считает пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская, между «террористами и их российскими покровителями». Виноват всегда кто-то другой, никто не берет на себя ответственность. И как на всякой войне, в первую очередь страдает правда.

Возможно ли, чтобы украинские агенты сумели пробраться в самый центр Донецка и установить взрывное устройство в кафе, где находился глава ДНР? Да, эта гипотеза имеет право на жизнь, учитывая, что Украине все труднее добиться военных успехов на востоке страны, в то время как конфликт затрудняет ее столь желанное вступление в НАТО.

В первом официальном коммюнике правительства ДНР говорилось, что «киевский режим, как всегда, не может бороться в открытую и действует исключительно антигуманными террористическими методами». Но ни в Донецке, ни в России никому не пришло в голову провести расследование и представить доказательства, прежде чем выступать с прямыми обвинениями. Нечто подобное произошло, когда погибли другие командиры: Арсен Павлов («Моторола») в 2016 году и Михаил Толстых («Гиви») в 2017 году. В обоих случаях Украина и Россия выступили со взаимными обвинениями, но так и не удалось достоверно выяснить, кто же все-таки совершил преступления.

С другой стороны, возникает вопрос о том, насколько правомерно обвинение Киева и могла ли действительно идти речь о внутренних распрях. Захарченко терял народную поддержку не только в результате отсутствия военных успехов, но и вследствие все более сложного экономического положения ДНР. Помимо противоречий с командиром Александром Ходаковским и председателем Народного совета ДНР Денисом Пушилиным, отношения главы ДНР с Кремлем нельзя было назвать безоблачными по прошествии почти четырех лет после его вступления в должность премьер-министра самопровозглашенной республики, которую не признало ни одно государство в мире. Предельно ясно по этому поводу выразился полковник в отставке, бывший министр обороны ДНР Игорь Гиркин: «Захарченко могли устранить в результате криминальных разборок или, возможно, кремлевские покровители устали от него. Могли это сделать и украинцы. Он был проблемой для всех».

События теперь могут развиваться по самым различным сценариям, начиная от обострения конфликта до досрочных выборов. Очевидно, что убийство Захарченко еще более затруднит переговоры между Киевом, Москвой и лидерами самопровозглашенных республик, которые продолжают осыпать друг друга обвинениями. А между тем, война на Донбассе становится самым длительным конфликтом в Европе после 1945 года: почти четыре с половиной года, более десяти тысяч погибших. Но его главной отличительной чертой является застойный характер. Ни достижений, ни неудач, ни изменений, ни новостей. После подписания Минских договоренностей I и II (сентябрь 2014 года и февраль 2015 года) война практически исчезла со страниц крупнейших мировых СМИ. Убийство Захарченко напомнило миру, что конфликт продолжается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.