Ближайшее воздушное сражение будет проходить над ливанской территорией и Голанскими высотами. Его отголоски дойдут до Иерусалима, Акки и Хайфы, иорданского Ирбида, а также ракетные взрывы, вероятно, будут слышны даже в Аммане. Россия закрыла воздушное пространство Средиземноморья и активировала систему радиолокации. Кроме того, она заявила о своем намерении передать сирийскому режиму систему противовоздушной обороны С-300 с максимальной дальностью обнаружения целей около 250 километров. Российские действия ограничили пространство для маневров израильских самолетов, которые будут вынуждены совершать атаки через воздушное пространство Ливана и с Голан, а также они попытаются атаковать с иракской территории, поскольку у них уже были подобные прецеденты.

Министр обороны России Сергей Шойгу вчера выступил с заявлением: «Российская армия под руководством президента Владимира Путина будет осуществлять радиоэлектронное подавление в прилегающих к Сирии районах над акваторией Средиземного моря». Эта мера будет препятствовать работе радаров, спутниковой связи и самолетов во время любой будущей атаки по Сирии. Заявление Шойгу последовало после пресс-конференции, на которой Россия обвинила израильское правительство в том, что их самолеты преднамеренно создали опасную ситуацию, из-за чего был сбит российский самолет.

Российские меры ясно дали понять, что израильские прогнозы по преодолению кризиса, связанного со сбитым российским самолетом, потерпели фиаско. Израиль полагался на военную координацию и прочные отношения с Москвой, которые возникли после вмешательства России в Сирию. А Россия сделала ставку на израильское правительство, которое должно было сыграть определенную роль в ослаблении напряженности и враждебности США по отношению к Москве из-за его влияния в Белом доме и Конгрессе США, но Вашингтон продолжает накладывать новые санкции на Москву.

Новые санкции против Москвы совпали с крушением российского самолета, объявлением о соглашении о перемирии в Идлибе и встречей лидеров Турции и России Эрдогана и Путина в Сочи, а также с другими дипломатическими, политическими и полевыми контекстами, которые российским стратегам было сложно изолировать или игнорировать. Мягкая риторика, которую Путин использовал в первые часы кризиса, резко изменилась после визита в Москву командующего израильскими военно-воздушными силами, а также после заявления министра обороны Израиля Агвидора Либермана о намерении Израиля нарушить воздушное пространство Сирии и предпринять новую атаку без учета интересов России или каких-либо предложений.

Визит командующего израильскими военно-воздушными силами ускорил принятие российских мер. Министерство обороны России объяснило причины крушения самолета, обвинив израильское правительство в инциденте. Российское командование упомянуло о роли России в том, чтобы заставить Иран уйти с Голанских высот, активировать силы ООН, обеспечить их защиту и ввести патрулирование территории у Голанских высот. Оно также упомянуло о жертвах среди русских во время поиска тел израильских солдат в Сирии. Российские службы не ограничивались военными аспектами: они пытались защитить могилы еврейского меньшинства в Алеппо и вернули израильский танк, который был захвачен Москвой на некоторое время. А в награду Москва получила 14 погибших российских военнослужащих.

Россия убедилась, что эффективна только позиция силы. Кроме того, она поняла, что ставка на роль Израиля в улучшении отношений России с США и ослаблении напряженности между двумя странами изначально была неудачной. Израиль — активный участник кампании против России, но реальные переговоры ведутся на местах, а не за закрытыми дверьми в Вашингтоне.

Подобная позиция не является чем-то новым в международных отношениях. Администрация Трампа сузила область дипломатической работы, потакая воли сионистов. Нынешний президент США неоднократно заявлял, что уважает только силу. Подобные заявления он делает, когда речь идет не только об арабах и палестинцах, но и в других случаях, например, когда он встречался с президентом Польши Анджеем Дудой в Вашингтоне.

Новые российские меры наложили серьезные ограничения на израильские военно-воздушные силы, что является эффективным инструментом наказания и давления на страну. Развертывание 12 дивизионов систем С-300 сделает невозможным проведение военных операций в Сирии без каких-либо серьезных потерь для атакующих. Кроме того, меры могут коснуться и Голанских высот, если Москва решит вывести российских наблюдателей из приграничных районов.

После этого краткого изложения событий, только один вопрос остается актуальным и чувствительным: будет ли Россия использовать эти инструменты для оказания давления на Израиль, чтобы получить политические и дипломатические выгоды для своих отношений с Вашингтоном? Или Россия выйдет за рамки устаревшего уравнения, связанного со стратегией по изоляции влияния США и Израиля и их международных союзников в Сирии, чтобы ликвидировать их присутствие и влияние в сотрудничестве с Ираном и Турцией? Ответ на этот вопрос должен отслеживаться, чтобы понять, как будет развиваться российская стратегия на следующем этапе и ирано-российско-турецкие отношения, а также как будет развиваться международная система и, что еще более важно, внутренние события в США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.