Впервые за несколько десятилетий Израиль оказался в положении адресата российских угроз. Напряженность возникла в связи с тем, что на прошлой неделе российский военный самолет Ил-20 был сбит сирийскими ПВО, отвечавшими на авиаудары Израиля по иранскому оружию в Сирии. В результате крушения погибло 15 российских военнослужащих.

Подобный кризис требует вмешательства американской дипломатии, способной помочь урегулировать его. Но пока этого не происходит.

Кампании Израиля против иранского оружия в Сирии способствовали два момента: тщательный, профессиональный подход израильских ВВС, которые наносят удары по нужным целям и избегают сопутствующего ущерба, а также умелое выстраивание Израилем его отношений с Россией с момента переброски российских военных в Сирию в 2015 году.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху поддерживает хорошие рабочие отношения с президентом России Владимиром Путиным, и ВВС этих двух стран создали специальный канал для предотвращения столкновений.

Нет никаких сомнений в том, что сирийские ПВО — либо из-за своей некомпетентности, либо по злому умыслу — сбили российский военный самолет, применив при этом полученные от России ракеты. Однако Россия отреагировала на это чрезвычайно жестко, возложив всю вину за происшествие на Израиль и даже напомнив ему о своем праве на ответный удар.

Израиль быстро отреагировал на обвинения России в том, что его ВВС использовали российский самолет, чтобы попросту им прикрыться, и что российских военных не оповестили о предстоящем ударе должным образом. Израиль выразил сожаление в связи с гибелью российских военнослужащих, заверил, что его самолеты вернулись до того, как сирийцы выпустили ракеты, и отправил командующего израильскими ВВС в Москву, чтобы отчитаться о происшедшем.

Высокопоставленные российские чиновники немного по-разному отреагировали на этот инцидент. Путин сослался на «цепь трагических случайных обстоятельств», тогда как Министерство обороны России заявило, что действия ВВС Израиля «говорят или об их непрофессионализме, или, как минимум, о преступной халатности». Возможно, этот кризис продолжит нарастать.

У России всегда была возможность ограничивать свободу действий Израиля в Сирии, однако она предпочитала этого не делать. Сейчас, учитывая возможную негативную реакцию российской общественности на гибель военнослужащих, ставшую следствием действий Ирана и Сирии, а также необходимость отправить сигнал другим игрокам в регионе о том, что за пролитую кровь россиян нужно платить, в политике России могут произойти изменения.

Довольно крупный флот российских военных кораблей, находящийся в настоящее время на востоке Средиземного моря, может быть использован для того, чтобы ограничить то воздушное пространство, в котором смогут действовать израильские самолеты. Россия может отказаться использовать канал деконфликтизации, хотя пока она этого не сделала.

В крайнем случае Россия может дать непосредственный отпор израильским самолетам. На этой неделе Москва уже объявила о том, что она предоставит Сирии свои зенитно-ракетные комплексы С-300.

Израиль не станет приостанавливать свою кампанию. Однако те шаги, которые способна предпринять Россия, могут поставить под угрозу израильских пилотов, что даст иранцам дополнительное преимущество.

Пока, кроме заявления госсекретаря Майка Помпео, выразившего соболезнования в связи с гибелью российских военнослужащих и призвавшего положить конец поставкам иранского оружия Сирии, США больше нечего сказать. Но этого недостаточно.

Президента Трампа совершенно справедливо критикуют за его раболепное отношение к Путину. Но, если он видел какой-то смысл в том, чтобы налаживать отношения с Путиным, то сейчас настал самый подходящий момент для того, чтобы использовать это во благо.

США должны донести до России и четко сформулировать в своих официальных заявлениях, что они поддерживают легитимную кампанию Израиля в Сирии, направленную на то, чтобы помешать Ирану подготовить почву для атаки на Израиль, и что Америка выступает против передачи Сирии российских комплексов С-300.

США должны убедить другие страны в необходимости поддержать их в решительном осуждении действий иранских военных в Сирии. Сессия Совбеза ООН на этой неделе, где Трамп будет председателем, станет отличной возможностью сделать это, хотя продолжающиеся споры по поводу выхода США из соглашения по иранской ядерной программе осложняют ситуацию.

Недавно Трамп сделал важный шаг, продемонстрировав готовность отказаться от решения обязательно вывести американские войска с востока Сирии. Хотя кампания по борьбе против ИГИЛ* близится к концу, эти войска все еще мешают иранцам получить доступ к тем районам Сирии, которые Иран может использовать для переправки и хранения оружия. Если у Израиля будут связаны руки, американские военные смогут прийти на помощь и предпринять необходимые меры, направленные против поставок иранского оружия в Сирию.

Наконец, администрация США и Конгресс должны ускорить процесс выделения 5 миллиардов долларов на противоракетную оборону, которые они пообещали предоставить Израилю в течение следующих 10 лет в протоколе о сотрудничестве 2016 года. Это поможет гарантировать, что Израиль будет способен защитить себя от самого опасного иранского оружия в Сирии.

Произошедший на прошлой неделе инцидент стал предупреждением о том, что ситуация в Сирии может ухудшиться. США должны предпринять меры для того, чтобы предотвратить возможный ущерб, защитить нашего союзника и держать под контролем ответные действия России и амбиции Ирана.

Даниэль Шапиро — приглашенный научный сотрудник Института исследований национальной безопасности в Тель-Авиве, был послом США в Израиле при администрации Обамы.

_________

*ИГИЛ, ИГ, «Исламское государство» — запрещенная в России террористическая организация

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.