На протяжении многих лет Бразилия пользовалась репутацией пост-расового общества, придерживающегося в основном левых взглядов. И вот теперь в президентской гонке, которая завершится в воскресенье, вперед вырывается Жаир Болсонару (Jair Bolsonaro) — политический аутсайдер крайне правого толка, утверждающий, что «любит» президента Трампа. Крупнейшая страна Латинской Америки оказалась на распутье.

Чтобы обуздать вышедшую из-под контроля преступность, Болсонару предлагает полиции не церемониться с преступниками и пристреливать их на месте. «Если ваш сын гомосексуалист, значит вы его мало били в детстве», — однажды сострил политик, который настаивает на том, что гомосексуализм не должен обсуждаться в начальных школах.

Как-то раз он сказал, что женщины — из-за беременности — заслуживают меньшего жалования по сравнению с мужчинами. Он не раз называл представителей некоторых меньшинств жирными и ленивыми.

Как и Трамп, Болсонару прибегает к помощи соцсетей, чтобы общаться со своими многочисленными поклонниками. Его митинги сделались отдушиной для белого населения, обескураженного социальными и экономическими переменами. Он поклялся осушить коррупционное болото, в котором погрязла столица, и сделать Бразилию «великой».

«Это будет красиво, — сказал на одном из недавних митингов 34-летний сын Болсонару Эдуарду (Eduardo Bolsonaro), рисуя в своем воображении будущее президентство отца. — Как Трамп в Соединенных Штатах».

Бразилия — страна с 208 миллионами жителей — подходит к воскресным выборам крайне разобщенной и не уверенной в собственном будущем. Экономика едва держится на плаву. Политический класс насквозь пронизан коррупцией. Число убийств достигло небывалых показателей.

63-летний Болсонару продвигает кампанию «Бразилия прежде всего», устраивая нападки на традиционную прессу и одновременно отхватывая себе первые полосы газет агрессивной риторикой и собственным набором альтернативных фактов. Говорят, что его популярность отражает глобализацию антиглобалистов и упрочение позиций западных кандидатов, которые стремятся использовать в своих интересах линии расовых и социальных разломов.

В Европе и Соединенных Штатах крайне правые и популистские движения направляют общественное недовольство на иммигрантов и меньшинства. В Бразилии главным образом белый средний класс чувствует угрозу, исходящую от растущих низших слоев среднего класса, представленных в основном темнокожим населением, доходы которого за пятнадцать лет правления левой Партии трудящихся (PT) растут гораздо быстрее, чем у наиболее состоятельных сегментов общества. В этот период благодаря реализации целого ряда программ особой поддержки многие темнокожие бразильцы впервые получили доступ к высшему образованию.

Однако в ситуации экономического спада страдают все слои населения, и страстные речи Болсонару задевают людей за живое. Его митинги привлекают внимание не только ультраконсерваторов в камуфляжных брюках и футболках с черепами, но и разгневанных профессионалов, которые считают, что они теряют свои былые позиции.

«Сегодня быть обеспеченным, гетеросексуальным и белокожим мужчиной — значит заслуживать наказание, — сказал 47-летний Марсиу Ферраш (Marcio Ferraz), врач из Сан-Паулу, который пришел на воскресный митинг Болсонару. — Социально мы не в долгу перед чернокожими. Каждый должен нести ответственность за самого себя».

Политика страха

И все-таки Болсонару, как и Трамп в 2016 году, продолжает пользоваться поддержкой и тех многочисленных избирателей, которые обращаются к нему не из-за полемичных выпадов в адрес меньшинств и женщин, а вопреки им. Его обещания бороться с преступностью и политической коррупцией, а также воспрепятствовать возвращению левого правительства находят отклик у миллионов людей, которые связывают с ним последнюю возможность восстановить законность и порядок. Ему удается позиционировать себя как аутсайдера, несмотря на 27 лет депутатской работы в Конгрессе.

В последние месяцы Болсонару пытается несколько снизить градус своей наиболее провокационной риторики: в четверг в твиттере он превозносил культурное разнообразие Бразилии, а также смягчил позицию по вопросу о гендерном неравенстве, в чем аналитики усматривают попытку повысить себе «избирательность».

«Он не спасет страну, но нанести поражение коммунистам из Партии трудящихся вполне способен», — сказал Данилу Монату (Danilo Monato), темнокожий 30-летний учитель физкультуры, присутствовавший на недавнем митинге Болсонару.

Опросы показывают, что в большинстве стран Латинской Америки Трамп страшно не популярен. Между тем Болсонару и его сторонники — которые иногда выходят на митинги с американскими флагами — видят в президенте США политический ориентир.

Сходства Болсонару с Трампом носят «сознательный и преднамеренный характер», говорит Гильерме Казаройш (Guilherme Casarões), профессор сравнительной политологии Фонда Жетулиу Варгаса в Сан-Паулу: «Пять лет назад он был не более чем конгрессменом, настроенным против гомосексуалистов, и ничем не выделялся на фоне остальных. Теперь Болсонару, как и Трамп, считается колоссальной личностью».

Он продолжает: «Болсонару использует хорошо продуманную риторику. Выбранный им лозунг „Бразилия прежде всего, а превыше всего — Бог" позволяет ему устанавливать контакт с разными группами избирателей, которые чувствуют себя покинутыми политическим классом. Теперь они не замечают тех негативных вещей, которые он говорит и делает, и склонны игнорировать все, что свидетельствует против их кандидата».

Болсонару поддерживает политику страха. Он демонизировал своих противников слева как коррумпированных, никудышных радикалов, а своих врагов справа как слабых центристов, не способных «как следует» претворять в жизнь идеи консерваторов.

Его миром правят теории заговора: по словам Болсонару, если он проиграет, то лишь потому, что это дело рук злостных заговорщиков, желающих лишить его президентства.

«Я не признаю никакой другой результат выборов, кроме собственной победы», — сказал Болсонару в телевизионном интервью в прошлом месяце.

Его разговоры о возвращении семейных ценностей стали музыкой для ушей консервативных католиков и евангелистов, хотя сам политик уже третий раз женат. После неудачного покушения в прошлом месяце — когда во время митинга Болсонару получил ножевой удар в живот — некоторые бразильцы даже опубликовали в твиттере строки из Библии и провозгласили его выживание знаком божественной воли.

Тень Лулы

Как и Трамп, Болсонару изначально был недооценен бразильскими аналитиками, которые высмеивали его кандидатуру. Теперь им не до смеха. Бывший армейский капитан, который в качестве кандидата на пост вице-президента предлагает генерала в отставке, Болсонару превозносит правую военную диктатуру, на протяжении 21 года, вплоть до 1985 года, правившую Бразилией. Некоторые наблюдатели опасаются, что, если Болсонару победит и окажется не в состоянии обеспечить себе большинство в Конгрессе, он может поддержать военное вмешательство и узурпировать власть.

Болсонару опроверг подобные опасения. «Если в один прекрасный день к власти придут военные, это произойдет путем голосования», — сказал он во время июньского марша.

Новый опрос, опубликованный в четверг авторитетной организацией «Датафолья» (Datafolha), показывает, что Болсонару готовы отдать свои голоса 39 процентов бразильцев, тогда как Фернанду Аддада (Fernando Haddad), кандидата от Партии трудящихся, поддерживают лишь 25 процентов. По правилам бразильской избирательной системы, чтобы выиграть, кандидат должен набрать более 50 процентов голосов — как ожидается, в воскресенье такой показатель не сможет продемонстрировать ни один из 13 участников гонки. А значит, 28 октября пройдет второй тур выборов, в котором встретятся два наиболее популярных кандидата: вероятнее всего, это будет схватка между Болсонару и Аддадом.

Отчасти проблема Аддада состоит в том, что он как бы подменяет собой бывшего президента Луиса Инасио Лулу да Сильва (Luiz Inácio Lula da Silva). Лула, как его принято называть в Бразилии, был отстранен от гонки после того, как его приговорили к 12 годам тюрьмы за причастность к массовому коррупционному скандалу, связанному со взятками строительных компаний.

Аддад проводит встречи с инвестиционными банкирами и считается более умеренным политиком, чем большинство членов его партии, что явно не располагает к нему более воинствующих леваков. Тем не менее инвесторы опасаются, что Аддад не готов провести важные пенсионные реформы, чтобы предотвратить финансовый кризис в стране. Некоторые избиратели также обеспокоены тем, что Аддад — чей лозунг гласит: «Лула — это Аддад» — на посту президента возьмет более радикальный политический курс, чем того хочет Лула.

Между тем высокие шансы Болсонару на победу не могут не устрашать бразильских и зарубежных либералов, вот почему за нынешней президентской кампанией в Бразилии наблюдает весь мир. Против кандидатуры Болсонару уже выступили такие знаменитости, как Мадонна, Шер и британский актер Стивен Фрай (Stephen Fry). В Бразилии этому политику противостоят целые общественные движения — одно из них включает сотни тысяч твитов под хэштегом #elenao или #NotHim. В минувшие выходные десятки тысяч женщин, темнокожих, гомосексуалистов и представителей коренных народов вышли на улицы в знак протеста против Болсонару.

Многие в США утверждают, что подстрекательская риторика Болсонару поощряет и других к раздуванию ненависти, в результате чего в общепринятый диалог проникают расизм и гомофобия. В субботу Сезар Аугушту да Силва (Cesar Augusto da Silva), 28-летний темнокожий иллюстратор из Сан-Паулу, гей, пришел на митинг с надписью на шее: «Остерегайтесь Болсонару: он убивает геев» — намек на сторонников Болсонару, которые во время футбольного матча выкрикивали гомофобские речевки — это видео получило широкое распространение в соцсетях.

«Если мы будем молчать, дискриминация только усугубится, — сказал он. — Я здесь, чтобы однажды сказать своим детям: я пытался».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.