Неужели на прошлой неделе, пока все были заняты другими делами, в мире началах вторая холодная война? Пока вокруг назначения Кавано судьей Верховного суда США разворачивались нешуточные баталии, многие американцы пропустили то, что, возможно, является самым масштабным сдвигом в американо-китайских отношениях с момента визита Генри Киссинджера в Пекин в 1971 году.

Перемены в политике администрации Трампа в отношении Китая оказались поразительными. Вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) изложил основные моменты этого нового подхода в своей речи, с которой он выступил на прошлой неделе в Институте Хадсона (где я являюсь научным сотрудником). Раскритиковав то, что он назвал подходом китайского правительства к соперничеству с США, г-н Пенс пообещал, что администрация Трампа обязательно отреагирует соответствующим образом. Он осудил угнетение китайскими властями тибетцев и уйгуров, план «Сделано в Китае 2025», направленный на развитие производства при помощи новейших технологий, а также «долговую дипломатию» Китая, осуществляемую в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Речь г-на Пенса была похожа на нечто такое, что мог бы сказать Рональд Рейган, обращаясь к Советскому Союзу: г-н Си, разрушьте эту стену! Г-н Пенс также подробно рассказал об интегрированной, межведомственной стратегии, разработанной для борьбы с китайской военной, экономической, политической и идеологической агрессией.

На той же неделе, что и речь г-на Пенса, в прессе появилась информация о том, что ВМС США планируют в значительной мере усилить патрулирование в водах Южно-Китайского моря, на которые Китай претендует. Более того, в недавно заключенном торговом соглашении между США, Мексикой и Канадой содержится пункт, препятствующий подписанию торговых соглашений между этими тремя странами и Китаем. Администрация Трампа ясно дала понять, что она будет добиваться включения подобных пунктов и в другие торговые соглашения. Кроме того, на прошлой неделе Конгресс одобрил законопроект о реализации 60-миллиардной программы по финансированию строительства, которая будет конкурировать со стратегией «Один пояс, один путь» в Африке и Азии. Наконец, Белый дом выпустил доклад о рисках для военного потенциала США, связанных с возможными сбоями в иностранных цепочках поставок в случае конфликта.

В нормальной ситуации любой из этих шагов немедленно попал бы во все заголовки газет, однако в эпоху Трампа никто их попросту не заметил. Тем не менее, речь идет о серьезном сдвиге в американской внешней политике. Когда Китай отреагирует на это, и когда другие страны тоже выработают свой ответ на набирающее обороты соперничество между США и Китаем, возникнет новая международная реальность. Поскольку сейчас многие давние союзники США выступают против торговой политики и других решений администрации Трампа и поскольку Россия, Северная Корея и Иран стремятся сорвать планы США, Китай, ищущий возможности заставить Вашингтон заплатить, вполне может найти помощников.

После начала реализации этой новой стратегии США американские компании, ведущие дела с Китаем, могут столкнуться с массой сложностей. У американских президентов весьма широкие полномочия в вопросах торговли и инвестиций, связанных с национальной безопасностью. Дональд Трамп уже использовал эти полномочия, чтобы угрожать и ввести тарифы, а г-н Пенс предупредил, что скоро будут введены еще более высокие тарифы. Доклад Белого дома об уязвимости цепочек поставок может стать основой для новых и гораздо более масштабных ограничений.

Вполне возможно, бизнес и инвесторы все еще недооценивают степень решимости администрации Трампа и масштабы экономического ущерба, который может повлечь за собой более серьезная напряженность в отношениях между США и Китаем. Для тех сторонников агрессивной политики в отношении Китая и в вопросах торговли, которые теперь определяют политику США, национальная безопасность значит больше, чем экономические трения, поэтому активные протесты со стороны представителей бизнеса, вероятно, попросту будут проигнорированы. И Китай, и США, скорее всего, будут действовать быстро, непредсказуемо и агрессивно в борьбе за превосходство, поэтому Уолл-Стрит стоит подготовиться к дальнейшим потрясениям.

Что касается внутренней политики, новая более конфронтационная политика, вероятно, найдет широкую поддержку. База г-на Трампа крайне недовольна «кражей» американских рабочих мест, а правозащитники и сторонники религиозной свободы все больше обеспокоены жестокими репрессиями в Китае и тем, что китайские власти все чаще поддерживают авторитарных лидеров в других странах. Внешнеполитический истеблишмент, возможно, против такой тактики г-на Трампа, однако в целом он согласен с необходимостью занять более жесткую позицию в отношении Китая. В бизнесе возникнет раскол: в то время как одни компании серьезно пострадают в случае дальнейшего роста напряженности в американо-китайских отношениях, другие негодуют по поводу кражи интеллектуальной собственности, ограничений на их доступ к китайским рынкам, а также боятся конкуренции со стороны китайских компаний.

Демократам, которые получали удовольствие, критикуя г-на Трампа за якобы слишком мягкое отношение к Владимиру Путину, придется потрудиться, чтобы объяснить, почему жесткость в отношении России — это патриотический долг, а жесткость по отношению к Китаю — это ошибка. Ситуация может измениться, если экономическая и политическая цена конфронтации будет расти, но пока новая политика в отношении Китая не встретила значимого сопротивления.

Замена Северо-Американского соглашения о свободной торговле, изменения в составе Верховного суда и объявление о начале второй холодной войны — это слишком много для всего одной недели. При г-не Трампе Америка может двигаться по направлению к величию, а может и нет, но, вне всяких сомнений, она куда-то движется, и ее скорость постепенно возрастает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.