Украинские политики готовы оглохнуть на одно ухо, лишь бы русский сосед утратил дар речи. В западной украинской столице приняли закон, запрещающий книги, фильмы и песни на русском языке. Львов считается колыбелью украинского национализма. Но хотя большинство населения там говорит по-украински, язык Толстого тоже используется жителями области.

Законодательное собрание Львовской области в прошлую среду проголосовало в поддержку «введения моратория на использование и публичное распространение любого русскоязычного продукта» до тех пор, пока Россия не выведет всех своих военных с территории Украины. Одновременно с этим было запрещено вещание одного из русскоязычных телеканалов. Хотя украинское правительство с 2014 года продвигает политику «украинизации», эта последняя мера произвела шок не только в России, но и в некоторых кругах украинского общества. «Это незаконно, областные органы самоуправления не имеют таких полномочий, это противоречит конституции», — говорит Наталия Шаповалова, аналитик центра «Карнеги — Европа».

На улицах многие украинцы оправдывают подобные меры необходимостью защиты их собственного языка, который уступает русскому в некоторых областях — географических и профессиональных. 68% украинцев считают украинский родным, но только 50% говорят на нем дома, и лишь 39% использует на работе.

«Замороженная» война

Будучи не в силах противостоять военной мощи России, которая с трудом сдерживается на востоке страны ценой «замороженной» войны, уже стоившей жизни десяти тысячам человек, Украина бросает соседу «культурный» вызов. Россия присоединила к себе украинский полуостров Крым в 2014 году и предложила поддержку повстанцам на востоке Украины. Значительная часть тамошних сепаратистских движений возникла из страха перед возможной дискриминацией русскоязычного населения со стороны украинского правительства, которое собиралось принять соответствующий законодательный акт. Это было одной из основных тем российской пропаганды, но сами украинские националисты позаботились о том, чтобы за несколько следующих лет клеветнические нападки Москвы стала правдой.

28 февраля Конституционный суд Украины вынес решение о том, что закон «Об основах государственной языковой политики» является антиконституционным и признал его недействительным. Этот закон, принятый в 2012 году, закрепил за русским языком статус «регионального». Хотя законодательный акт касался 18 языков, в основном имелся в виду русский: мало какой другой язык достигал десятипроцентного порога в какой-либо области. Таким образом, русский стал языком местных администраций на территории половины страны. Если бы требовался 50-процентный порог, русский прошел бы только в Крыму, Донецке и Луганске (частично оккупированных с того же года). Конституционный суд счел закон антиконституционным из-за ошибок в процедуре его принятия.

Новый закон будет требовать хорошего знания украинского языка от кандидатов на государственные посты, учителей и медицинских работников и регулировать использование государственного языка в органах власти и общественной сфере. Гайки продолжают затягивать, пытаясь установить минимальную квоту в 75% для телевещания на украинском. Как отмечает Татьяна Огаркова из Украинского кризисного медиа-центра, пока эти нормативные акты оказываются не очень эффективными, и «реальная пропорция украиноязычного контента на национальном телевидении не превышает 39%». Все остальное, в основном, на русском. «Это украинскому языку требуется защита, русский, как язык бывшей метрополии и бизнеса, не нуждается в специальном статусе», — добавляет Огаркова, признавая одновременно, что «запрет русского языка с политической точки зрения только навредит». В прошлом году уже запретили импорт книг из России.

Сфера религии

С тех пор как российский президент Владимир Путин превратился во врага народа, спрос на украинский превышает возможности школ, но русский по-прежнему нужен для ведения бизнеса. И пока Киев издает законы об одном из двух основных языков страны, а на западе запрещают книги на другом из них, к вопросу подключилась церковь. Украинская православная церковь собирается отсоединиться от российской, исполняя тем самым давнишнюю мечту украинской политической элиты. «Мы разрываем все узы, которые связывают нас с российской империей и Советским Союзом», — высокомерно заявляет украинский президент, Петр Порошенко. Русская церковь в ответ повернулась спиной к Константинопольскому патриарху, арбитру в хитросплетении церковных отношений.

Но самое большое изумление в этом соревновании по антироссийскому реваншизму вызвал выпад министра транспорта, Владимира Омеляна, который заявил, что автобусное и железнодорожное сообщение между Россией и Украиной доживает свои последние дни. «В Россию будут ездить только медведи, как в старые добрые времена», — сказал он, притворяясь, будто не знает, что в силу семейных обстоятельств или совместного бизнеса Россия — один из основных пунктов назначения его избирателей.

Страны уже отказались от прямого воздушного сообщения, которое позволяло поддерживать связь смешанным семьям. Прямого рейса длительностью час двадцать больше нет, добраться по воздуху можно только с пересадкой в Минске. Чтобы быть патриотом, нужно попортить кровь гражданам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.