США хотят любой ценой сохранить свое лидирующее положение в мире. Сравнение военных расходов показывает, что геополитические конкуренты Америки набирают силу.

Заявление американского президента Дональда Трампа о выходе из договора по ядерным ракетам средней и меньшей дальности (РСМД) ярко высветило напряженность в отношениях между великими державами США, Китаем и Россией. Правительство и военное руководство в Вашингтоне обосновали этот шаг не только разработкой Россией новой крылатой ракеты наземного базирования, но и тем, что Китай не связан договором по РСМД. Это подписанное в конце холодной войны соглашение предусматривало уничтожение ракет дальностью от 500 до 5500 километров в арсеналах Советского Союза и Америки. Китай в то время был с точки зрения мировой политики еще малозначимой державой, поэтому его включение в договор тогда не имело приоритетного значения.

Тридцать лет спустя соотношение сил в мире совершенно изменилось: Советский Союз (СССР) стал достоянием истории, США остались единственной сверхдержавой. Но их геополитические соперники набирают силу, в особенности Китай. Поэтому в 2018 году американское министерство обороны впервые за последние двадцать лет объявило не терроризм, а «соперничество сверхдержав» главной угрозой миру. В стратегии национальной безопасности США от декабря 2017 года говорится: «Китай и Россия бросают вызов власти Америки».

Китай стремится догнать США

Если взглянуть на военные расходы этих трех государств, становится очевидно, что опасность реальна и тем не менее относительна. Согласно оценкам шведского института исследования проблем мира (Sipri), Китай в 2017 году израсходовал на военные нужды 228 миллиардов в пересчете на доллары. Эта сумма составляет 40% от 610 миллиардов, которые США потратили на свою национальную оборону. Однако данные из Китая не могут считаться надежными: во-первых, бюджет Пекина непрозрачен, во-вторых, следует исходить из того, что расходы на оплату труда работников и на приобретение систем вооружения в Китае значительно ниже, чем в США. Но понятно, что китайцы совершили качественный прорыв, тридцать лет назад их военный бюджет был в десять раз меньше.

Россия же, военные расходы которой после коллапса СССР уменьшились в пять раз, с конца 90-х годов и с приходом к власти Владимира Путина почти постоянно вооружалась. В новом тысячелетии и в особенности в ходе реализации начатой в 2008 году программы модернизации расходы Москвы на вооружение, текущие операции, личный состав, исследования и развитие возросли с 20 до 66 миллиардов долларов. По сравнению с США и Китаем Россия может показаться колоссом на глиняных ногах. Но Москва располагает самым большим арсеналом ядерного оружия, а аннексия Крыма и война в Донбассе 2014 года показали, что она не боится проводить непредсказуемую внешнюю политику. Судя по всему, Кремль хочет укрепить свое влияние в постсоветском пространстве, а, если понадобится, то и военной силой.

Ограниченный потенциал России

Желание России играть в геополитической конкурентной борьбе на равных с другими державами мира дорого ей обходится. Доля ее военных расходов в ВВП значительно выше, чем у китайцев и американцев. В 2017 году русские израсходовали на свои вооруженные силы, согласно данным Института исследования проблем мира, 4,3 % ВВП, США — 3,1 %, а Китай — вообще 1,9 %. То, что Китай смог так вооружиться, в то время как доля его военных расходов в ВВП упала, — еще одно доказательство изменившегося соотношения сил в мире. Это вызывает беспокойство американцев, стремящихся любой ценой сохранить свое лидирующее положение.

В отличие от амбициозных региональных держав Китая и России, которые в непосредственной близости от себя располагают только двумя военными базами, США присутствуют по всему миру: на 800 военных базах в 70 странах размещены почти 20 тысяч американских военнослужащих. К этому в последние пятнадцать лет добавились расходы на войны в Афганистане и Ираке, которые сильно увеличили военный бюджет. Правда, с выводом большей части военнослужащих в 2011 и 2012 годах расходы сократились. Но Трамп и его министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis) добились в прошлом году повышения военных расходов, обосновав это угрожающей ситуацией в Азии и Восточной Европе.

Растущая напряженность

В связи с инициированным тогдашним президентом Бараком Обамой усилением стратегической направленности на Восточную Азию, известным как «поворот в сторону Азии», американцы увеличили свое военное присутствие в этом регионе. Напряженность в Южно-Китайском море возросла в связи с тем, что усиление военно-морского флота — одно из приоритетных направлений оборонной политики Пекина. Военные эксперты рассматривают тайваньский кризис 1996 года как исходную точку для усилий Китая по модернизации ВМС. Тогдашние угрозы Пекина в отношении острова спровоцировали демонстрацию силы со стороны ВМС Америки, показавшую Пекину, насколько сильно он уступает США в военном отношении.

С тех пор китайцы значительно увеличили не только количество ракет, направленных против Тайваня и других союзников американцев в регионе. В 2017 году они провели испытания новой ракеты большой дальности, способной нести ядерные боеголовки. В 2012 году они, кроме того, построили первый собственный авианосец, в 2020 году будет готов еще один. К ним добавятся новые ракетные эсминцы и бомбардировщики-невидимки. ВМС Китая расширяют свои позиции, создавая искусственные острова, которые используют в военных целях. Все чаще китайцы провоцируют американцев, что приводит к опасным инцидентам. Так, например, в начале октября китайский военный корабль приблизился в районе архипелага Спратли на расстояние 40 метров к американскому эсминцу.

Новая гонка вооружений?

Напряженность между Китаем и Америкой в будущем, вероятно, будет только возрастать, ведь как Пекин, так и Вашингтон заявили о своей готовности и дальше инвестировать большие суммы в оборону. С этим связаны и военные, и экономические риски, как показывает продолжающаяся торговая война между США и Китаем, сопровождающаяся воинственной риторикой.

Одновременно с этим усугубляется непредсказуемость ситуации в Европе, связанная с вооружением востока континента и с подчас дезориентирующими дискуссиями о распределении военных расходов внутри стран-членов НАТО. Перед лицом перспективы расторжения договора РСМД и туманного будущего российско-американского договора СНВ-III об ограничении стратегических наступательных вооружений неуверенность распространяется и на сферу ядерного оружия. Новая гонка вооружений не исключена, тем более что Вашингтон и Москва открыто рассуждают о возможности ведения «ограниченной» ядерной войны. Оценки ядерного потенциала Китая лишь весьма приблизительны, и это также должно стать причиной предпринять все усилия для вовлечения этой страны во всеобъемлющие новые переговоры по соглашениям о разоружении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.