Дональд Трамп был прав, говоря, что его имя будет негласно фигурировать в бюллетенях промежуточных выборов 6 ноября, на которых будут избраны 35 сенаторов и все члены Палаты представителей Конгресса США. Эти выборы по его инициативе превратятся в референдум, на котором будут обсуждаться положительные экономические итоги и нетрадиционный стиль управления Трампа, из-за которого его называют «главным сеятелем раздора». На президентских выборах 2016 года у него было два преимущества: новизна и отвращение к Хиллари Клинтон.

Политические страсти, которые он провоцировал с момента своего прибытия в Белый дом, имеют, по крайней мере, один положительный момент. Все указывает на то, что явка избирателей будет одной из самых высоких за последние годы. Это связано с традиционной дисциплиной республиканских избирателей и с увеличением активности демократов. Эта активность наблюдалась в течение всего года. Появилось больше кандидатов и особенно кандидаток, в том числе в республиканских округах, считающихся неприступными, увеличилось количество личных взносов, и, наконец, количество желающих проголосовать в пользу демократов увеличивалось на протяжении всей кампании, и намного превышает цифры числа желающих голосовать за республиканцев.

Однако такой разрыв на национальном уровне не является гарантией того, что демократы сокрушат республиканцев. Во многих избирательных округах, которые решат судьбу большинства в Палате представителей, борьба становится очень напряженной, как и в штатах, которые являются ареной спорных сенаторских выборов.

Прецедент президентских выборов 2016 года призывает к осторожности. Конечный результат ведущих институтов по опросу общественного мнения в соответствии с намерениями голосования, показывал, что Хилари Клинтон лидирует с более 2,5 миллионами голосов. Тем не менее, преимущество Дональда Трампа в нескольких ключевых штатах позволило ему победить, набрав большее количество голосов выборщиков.

Президенту, унаследовавшему сильную экономику в 2016 году, в отличие от его предшественника, через два года снова улыбнулась удача. Частичное обновление Сената действительно очень выгодно для республиканцев. Демократы, которые борются за места в штатах, в которых победил Дональд Трамп в 2016 году, сталкиваются с серьезными проблемами. Их позиции в Северной Дакоте, где они честно победили в 2012 году, находятся под серьезной угрозой, равно как и в Индиане, Миссури, Флориде и даже в Монтане.

Президент Трамп сосредоточился на сенаторских выборах, о чем свидетельствуют его недавние поездки в рамках кампании. Республиканская партия, у которой на данный момент всего на один голос больше в верхней палате, может надеяться в лучшем случае на увеличение большинства на пять-шесть мандатов, и то при условии, что не потеряет ни одного кресла. Это позволило бы Дональду Трампу назначить консервативных судей, которые обеспечивают ему поддержку религиозных правых.

Совершенно другим образом обстоят дела в Палате представителей. Цель демократов — занять 23 места республиканцев, чтобы получить большинство. Хиллари Клинтон фактически добилась этого два года назад в 25 республиканских избирательных округах, включая Калифорнию, Пенсильванию и Нью-Джерси. Накануне голосования эксперты считают, что такое возможно.

Такой расклад осложнит последние два года мандата Дональда Трампа, который до сих пор мог полностью контролировать федеральную власть. В этом случае Белый дом действительно будет находиться под надзором Палаты. Барак Обама прошел через это в 2010 года, когда демократы потеряли большинство в Палате, хотя его администрация была гораздо более организованной, чем нынешняя.

Если они победят, демократы сделают Палату представителей платформой для идей, которые они будут продвигать в 2020 году, особенно в области здравоохранения, но чисто с символической точки зрения. Сенат, если он останется, под руководством республиканца Митча Макконнелла (Mitch McConnell), должен выступать против любой инициативы демократов, что приведет к полному параличу законодательной власти, как это уже было между 2010 и 2014 годами.

Если это произойдет, это вскроет резкий разрыв между двумя блоками. Это отражается в беспрецедентных расхождениях между намерениями проголосовать в пользу демократов у белых избирателей с высшим образованием (54% против 34% для республиканцев), и у женщин (55%, против 37% для республиканцев). Этот социологический разрыв имеет также географические корни: города и пригороды стали еще более демократическими, чем в 2016 году, а сельские районы еще более республиканскими, чем два года назад.

Этот раскол может привести к определенным пертурбациям в обеих партиях. Уход умеренных республиканцев, таких как сенаторы Боб Коркер из Теннеси (Bob Corker) и Джефф Флэйк из Аризоны (Jeff Flake), приведет к «новому республиканскому большинству», на которое так уповал Дональд Трамп в Твиттере от 31 октября. Последние высказывания президента об иммиграции, могли бы сработать в пользу республиканских кандидатов в сенат в уже и так «красных» штатах. А в Палате это будет зависеть от тех, кто баллотируется в «сомневающихся штатах», которые более неоднородны с демографической точки зрения.

После праймериз, которые ознаменовались прорывом ее самого либерального крыла, в англосаксонском смысле, Демократическая партия также столкнется после «промежуточных выборов» с искушением развернуться влево и занять позицию конфронтации с президентом. Участь Палаты в случае победы и чисто символической возможности импичмента, из-за отсутствия большинства в Сенате, будет отражать направление, выбранное демократами в преддверии президентских выборов 2020 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.