Одна из главных причин, по которой Кремль почувствовал себя достаточно уверенно для совершения нападения с применением «Новичка», как утверждается, была связана с неспособностью Великобритании принять решительные ответные меры после убийства Александра Литвиненко. 12 лет назад, когда диссидент умер от отравления полонием, министром внутренних дел была Тереза Мэй.

Будучи премьер-министром, она в очередной раз поклялась принять жесткие меры против Москвы после покушения на бывшего шпиона МИ-6 Сергея Скрипаля в Солсбери, пообещав не останавливаться до тех пор, пока гнусные действия правительства Владимира Путина не будут «разоблачены», а его разведывательная сеть «демонтирована».

В своем выступлении на банкете лорда-мэра в лондонском Сити Мэй фактически заявила, что «миссия выполнена» через сдерживание разведывательных возможностей России, которые деградировали на долгие годы вперед. Она также воспользовалась возможностью предложить Владимиру Путину вернуться к более теплым отношениям с Великобританией, если он исправится и прекратит нападки на Запад.

Действительно, высылка россиян, работающих по дипломатическим удостоверениям в Великобритании и у ее союзников, после Солсбери возымела эффект. В то же время еще в марте Мэй сказала, что российская шпионская сеть на Западе была «демонтирована» и «изувечена», и это тот случай, когда потеря 115 сотрудников стала бы ударом для большинства служб. Некоторые успехи в борьбе с русскими были достигнуты благодаря тому, что международное сообщество стало уделять больше внимания их тайной деятельности, такой как ситуации с недавними широко освещаемыми арестами в Нидерландах и менее публичными задержаниями в Португалии и Австрии.

Похоже, дело Скрипаля и его последствия также показали поразительную несостоятельность российской разведки, или, более конкретно, ее военного подразделения ГРУ, начиная от неспособности убить Скрипаля и смехотворного «туристического» прикрытия истории двух потенциальных убийц и до огромного количества разоблачающих материалов, найденных у задержанных в Гааге.

Согласно сообщениям, постыдные неудачи станут причиной проведения в ГРУ реформ и, скорее всего, приведут к повышению производительности сотрудников структуры. Им сопутствовали определенные успехи, которые мы с коллегами наблюдали, освещая украинскую гражданскую войну и аннексию Крыма. Российская разведка была очень хороша в прошлом и может быть таковой в будущем.

Тайные операции Кремля оказывались также успешными. Продолжается расследование относительно того, действительно ли они помогли попасть в Белый дом кандидату от Москвы — Дональду Трампу. Также есть достаточно доказательств того, что с разной степенью успеха имело место вмешательство в западную политику — от выборов в Германии и Франции до референдумов по Брекситу и вопросу о независимости Каталонии.

Мэй, однако, дала после Солсбери еще одно обещание — что она покончит с практикой, когда Великобритания используется для отмывания российских денег и другой незаконной деятельности. Однако, как отмечалось в недавнем докладе лондонского аналитического центра «Чатем Хаус», в этом направлении предпринято очень немногое, если вообще что-либо сделано.

Фокусирование внимания на этих капиталах, в соответствии с законом, затронет иностранцев, в том числе и русских. При этом остается подозрение, что после Брексита Великобритания, столкнувшись с огромной экономической неопределенностью, не сможет позволить себе прогнать такие деньги. Теплые отношения с Россией Владимира Путина вполне могут быть делом финансовой необходимости, а не выбора.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.