Китайские и американские руководители из коридоров власти маневрируют и часто допускают просчеты. 21 сентября китайский руководитель Си Цзиньпин созвал экстренное совещание с участием двух десятков высокопоставленных руководителей. За день до этого Соединенные Штаты неожиданно для Пекина ввели санкции против научно-исследовательской организации китайской армии, сделав это вскоре после того, как Вашингтон объявил о введении пошлин на китайский импорт в объеме 200 миллиардов долларов. Китайцы не знали, как на это реагировать.

По словам знакомых с ходом дискуссии источников, совещание было созвано настолько поспешно, что трое из семи членов Постоянного комитета Политбюро Центрального комитета Коммунистической партии Китая (это высшая инстанция власти в Китае) на нем не присутствовали, так как были в отъезде.

Партийные боссы, собравшиеся в резиденции высших органов управления КНР Чжуннаньхай, в итоге пришли к заключению, что нужен решительный и действенный ответ. Китай отменил торговые переговоры в Вашингтоне, отказался от встречи с американским военным командованием и вызвал посла США в Пекине, чтобы вручить ему ноту с жалобой.

«Смысла в переговорах не было никакого, потому что вся атмосфера была отравлена», — вспоминает один высокопоставленный китайский руководитель. В понедельник свой ответ в ходе интервью дал президент Трамп: «Я просто хочу, чтобы с нашей страной обращались справедливо».

Китай и США оказались на грани новой холодной войны, и напряженность в вопросах торговли заняла главное место в повестке. Обе страны возводят все более мощные торговые барьеры по обе стороны Тихого океана, ставя на кон свою репутацию на мировой сцене и судьбу целых отраслей, от автомобилестроения и производства сотовых телефонов до сельского хозяйства.

© AP Photo, Andy Wong
Статуя быка у торгового центра в Пекине, Китай

Скатывание двух стран в это болото не было неизбежным, несмотря на длительную напряженность. Скорее, все произошло в этом году по вине руководителей из коридоров власти в Вашингтоне и Пекине, которые маневрируют и часто допускают просчеты.

Сначала китайские руководители неверно поняли Трампа, увидев в нем бизнесмена, а не политика, поскольку зацикленность этого человека на торговле помогла ему прийти к власти. В министре финансов они увидели важнейшего партнера по переговорам, хотя больше всего Трамп прислушивается к сторонникам жесткой линии из Белого дома. А еще они не сумели понять, что в США и во всем мире нарастает недовольство их подходом к торговле и экономике, в основе которого лежит принцип «победитель получает все».

Администрация Трампа, со своей стороны, обнаружила, что если усиливать давление на китайское руководство, оно потеряет равновесие, однако не станет менять свой курс. Драки с Европой, Японией и прочими союзниками из-за стали, алюминия и других проблем лишили Трампа возможности заручаться международной поддержкой. А из-за внутренних склок между умеренными и бескомпромиссными представителями его администрации США стало трудно формировать и проводить в жизнь последовательную стратегию.

Си и Трамп готовятся к встрече в Буэнос-Айресе, которая состоится в субботу в рамках саммита «Группы 20». Обе стороны заявляют о своем желании заключить новое торговое соглашение. Трамп добивается уступок от Китая, а Китай сопротивляется.

В основу этой статьи легли сотни интервью с правительственными чиновниками и бизнесменами из обеих стран, среди которых есть участники внутренних дискуссий.

Экономические отношения между США и КНР ухудшились еще задолго до того, как Трамп стал президентом.

Когда Китай в 2001 году вступил во Всемирную торговую организацию, у него начало накапливаться огромное положительное сальдо торгового баланса с США. Американские официальные лица жаловались, что Китай в ответ недостаточно открывает свои рынки. При Си Цзиньпине Пекин усилил роль государства в экономике, поддерживая государственные компании кредитами из государственных же банков и наращивая давление на американские фирмы с требованием о передаче технологий.

В феврале 2015 года американская торговая палата в Китае провела опрос и выяснила: почти половина западных компаний ощущает, что им в КНР рады меньше, чем годом раньше.

Китайский посол в США Цуй Тянькай (Cui Tiankai) обвинил американские компании в том, что они не хотят приспосабливаться к китайскому рынку, где все больше усиливается конкуренция. «Наверное, те дни, когда в Китае можно было делать так называемые легкие деньги, уже миновали», — сказал он.

В конце президентского срока Обамы США начали проводить более конфронтационный курс в отношении КНР. Обама критиковал Си за киберкражи и наращивание военной мощи в Южно-Китайское море, а также заключил торговое соглашение с другими азиатскими странами в целях сдерживания КНР как региональной державы.

Китайские руководители отвергли жалобы США на то, что Пекин требует от американских фирм передавать Китаю свои технологии, а также осудили Соединенные Штаты за попытки сдержать его рост. Под знаменем «китайской мечты» Си Цзиньпина правительство выдвинуло ряд внутриполитических и внешнеполитических инициатив, бросив вызов американскому господству. Среди прочего оно приступило к реализации программы развития наукоемких отраслей и инициативы «Один пояс — один путь», цель которой — усилить экономическое влияние Китая в Евразии и Африке.

«Они слушали очень внимательно»

Китайские руководители думали, что составили правильное мнение о Трампе. Он — бизнесмен и прагматик, он любит и умеет заключать сделки, а поэтому с ним можно договориться. Его семейная бизнес-империя была знакома стране, где семейные конгломераты широко распространены. «Он — деловой человек», — сказал в этом году про Трампа один китайский руководитель.

Но Трамп в ходе своей предвыборной кампании обрушился с критикой на Китай, пользуясь недовольством производственных отраслей и промышленных районов, сильно страдающих от импорта. Китайские лидеры были склонны не обращать на это внимания, считая такую критику предвыборной риторикой.

Перед инаугурацией Трампа члены его команды встречались с различными экспертами по Китаю, в том числе, с Генри Киссинджером, который затем контактировал с китайскими официальными лицами.

«Все на столе переговоров», — заявил Киссинджер китайским руководителям после разговора с избранным президентом. Это был сигнал о том, что Соединенные Штаты готовы к обсуждению многих вопросов, говорят помощники Трампа того времени. Си сказал Киссинджеру, что хочет встретиться с Трампом один на один, заложив тем самым фундамент для последующих переговоров, состоявшихся в гольф-клубе Трампа Мар-а-Лаго.

Атмосфера двусторонних отношений вступила в полосу охлаждения в начале декабря 2016 года, когда Трамп ответил на телефонный звонок президента Тайваня Цай Инвэнь. Новоизбранный президент впервые за неполных 40 лет побеседовал с руководителем предательской провинции, как Пекин называет Тайвань.

В ходе переговоров с китайцами команда Трампа назвала этот звонок ошибкой, заявив, что новая администрация пока только изучает нюансы внешней политики. Снова проконсультировавшись с Киссинджером, помощники Трампа решили не встречаться с тибетским религиозным лидером далай-ламой, которого Китай считает врагом. Они также организовали встречу с руководителем китайского внешнеполитического ведомства Ян Цзечи (Yang Jiechi).

В Нью-Йорке Ян и посол Цуй прочли представителям Трампа лекцию о том, что «территориальную целостность Китая нельзя подвергать сомнениям», говорит бывший главный стратег Трампа Стив Бэннон, который присутствовал на той встрече.

А вот как об этом говорит Цуй: «Люди Трампа, они слушали нас очень внимательно».

Бэннон, считающий Китай угрозой существованию США, говорит, на его взгляд, это был «очень высокомерный разговор».

Вскоре после этого Бэннон создал рабочую группу по выработке стратегии в отношении Китая. Обеспокоенная тем, что китайская разведка может следить за Башней Трампа, эта группа не стала посылать черновики своего доклада по Китаю через электронную почту. Ее члены договорились о том, что новой администрации следует оказывать на КНР давление по вопросам экономики и безопасности, продолжая при этом контакты на высоком уровне.

В самом начале приоритетом для Трампа было добиться от Китая содействия в оказании давления на Северную Корею, чтобы та отказалась от ядерного оружия. Пытаясь задобрить Пекин, он нарушил свое предвыборное обещание назвать Китай валютным махинатором.

«Я занимался Северной Кореей и не хотел, чтобы переговоры мешали этому», — заявил Трамп в интервью.

В апреле 2017 года Трамп и Си встретились в Мар-а-Лаго. Они объявили об общих принципах рассчитанного на 100 дней плана по ослаблению экономической напряженности. Министр торговли Уилбур Росс (Wilbur Ross) должен был возглавить переговоры со стороны США, а вице-премьер и сторонник экономической реформы Ван Ян — с китайской стороны.

Тем летом Трамп решил повременить с началом расследования недобросовестной торговой практики Китая, опасаясь лишиться его поддержки по Северной Корее. Как говорят представители администрации, когда президент все-таки принял решение начать расследование, он не захотел особо выделять Китай, хотя следствие велось конкретно по предполагаемым злоупотреблениям КНР в торговой сфере.

«Я не хочу брать на прицел Китай, — сказал он в то время. — Давайте выведем Китай за рамки расследования». Делая в Белом доме заявление о начале расследования, Трамп упомянул Китай только один раз.

«Они вас обманывают»

В центре переговоров Росса и Вана были жалобы США на то, что дешевая китайская сталь наводнила мировые рынки, из-за чего американские сталелитейные предприятия остались без работы. По словам одного из бывших сотрудников Трампа, лозунгом делегации во главе с Россом были слова: «Нет стали, нет сделки».

После длительных переговоров Пекин согласился сократить объемы производства, как и обещал ранее, однако сказал, что сделает это быстрее. Китайские чиновники подумывали о том, чтобы еще больше открыть свой рынок для зарубежных финансовых фирм, но потом решили не делать этого, посчитав, что и без того предложили достаточно.

© AP Photo, Thomas Peter/Pool Photo via AP
Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин в Пекине

Когда Росс вернулся в Вашингтон, его договоренность посчитали не более чем набором невыполненных ранее обещаний, но в новой упаковке. Незадолго до приема в честь заключенного соглашения с участием Вана и других китайских официальных лиц Росс встретился с Трампом в Овальном кабинете.

«Прекратите их», — сказал ему президент, имея в виду переговоры.

Переговоры были прекращены, а Росс лишился должности главного американского представителя, хотя в администрации говорят, что он остался в составе переговорной команды с Китаем. В конце того года Вана перевели на более высокую должность.

По мнению Трампа и некоторых его советников, сорванные переговоры свидетельствовали о том, что Пекин хотел втянуть США в бесконечную дискуссию, не дающую почти никаких конкретных результатов. По мнению Пекина, переговоры показали, насколько трудно иметь дело с новой администрацией. Китайские чиновники настойчиво расспрашивали иностранных визитеров о том, к кому на самом деле прислушивается Трамп.

Спустя четыре месяца, когда Трамп полетел в Китай с государственным визитом, Си лично провел для него и первой леди Мелании Трамп экскурсию по Запретному городу. Но дипломатия улыбок потерпела фиаско.

Трамп поручил торговому представителю США Роберту Лайтхайзеру (Robert Lighthizer) передать американские торговые претензии китайскому руководителю. Лайтхайзер, ранее работавший юристом в сталелитейной промышленности Огайо и ненавидевший китайский импорт, который доставлял неприятности его клиентам, повел разговор настолько резко и откровенно, что кое-кто из свиты Си почувствовал себя оскорбленным. Китайцы заметили, что Росс не присутствует в комнате переговоров, а ждет снаружи на тот случай, если с ним захотят посоветоваться.

Китайские руководители хотели воспользоваться одной из встреч Трампа в Доме народных собраний, чтобы предложить иностранным фирмам более обширный доступ к китайскому банковскому сектору, ценным бумагам и страхованию. Американцы отмахнулись от этого предложения, посчитав, что этого слишком мало и слишком поздно.

«Они вас обманывают», — сказал Лайтхайзер президенту, о чем свидетельствуют участники той встречи.

Спустя несколько часов после того, как американский борт номер один вылетел из Пекина, китайцы объявили о некоторых переменах в своем финансовом секторе. Правительство пообещало поднять разрешенную долю собственности иностранных инвесторов в китайских компаниях с 49 до 51 процента, а также принять ряд других мер.

На сегодня ни одна американская фирма, ведущая операции с ценными бумагами, не получила разрешение на увеличение своего пакета акций в Китае. Это стало постоянной темой разговоров ястребов из администрации, которые утверждают, что Пекин не выполняет данные обещания.

Президент США Дональд Трамп в Овальном кабинете Белого дома в Вашингтоне. 27 августа 2018 года

«Дайте мне пошлины»

В начале апреля Трамп пригрозил ввести первый крупный пакет пошлин против китайского импорта в объеме 50 миллиардов долларов. Министр финансов Стивен Мнучин поговорил по телефону с китайским вице-премьером Лю Хэ (Liu He) о проведении встречи в Пекине. Мнучин хотел заключить сделку, а ястребы из администрации Трампа настаивали на ужесточении позиций.

Президент Трамп одобрил идею торговых переговоров, несмотря на возражения Лайтхайзера. В качестве компромисса президент включил в состав американской делегации Лайтхайзера и торгового советника Белого дома Питера Наварро (Peter Navarro), написавшего книгу Death by China (Смерть от рук Китая), из-за которой в Пекине его осыпали бранью.

В первый день переговоров Лайтхайзер представил документ из восьми разделов с американскими требованиями. Один из разделов был о том, что Китай должен в течение двух лет уменьшить положительное сальдо торгового баланса с США с 375 до 200 миллиардов долларов, а также отказаться от субсидий в поддержку предпочтительных отраслей и дать обещание не принимать меры в ответ на вводимые США пошлины.

Это было условие «капитуляция или смерть», говорит Эрин Эннис (Erin Ennis), занимающая должность старшего вице-президента торговой ассоциации крупных американских фирм Деловой совет США-Китай.

На второй день разногласия внутри команды Трампа вылились наружу.

Глава американской делегации Мнучин договорился о встрече один на один с вице-премьером Лю. Наварро вступил в дебаты с министром финансов на лужайке гостевого дома «Дяоютай», обвинив его в захвате власти. Озадаченные китайские официальные лица наблюдали за этим спором издали.

Как вспоминают участники переговоров, когда китайские представители в ходе дальнейших встреч обращались к Лайтхайзеру с вопросами, он часто отвечал: «Мне нечего сказать». По этой причине у некоторых переговорщиков из обеих стран возникло подозрение, что этот человек приехал не на переговоры, а чтобы надзирать за министром финансов.

Склока продолжилась на борту самолета, который повез делегацию домой. Во время полета Белый дом опубликовал лаконичное заявление об «откровенных дискуссиях» и о том, что делегации необходимо проконсультироваться с Трампом. Спустя несколько недель Лю и Мнучин встретились снова, а в мае публично объявили перемирие. Но на совещаниях в Белом доме Трамп шел в обратном направлении, заявляя своим советникам: «Дайте мне пошлины».

15 июня Соединенные Штаты объявили, что в два этапа введут 25-процентные пошлины на китайские товары на сумму 50 миллиардов долларов. В основном это касалось комплектующих и промышленного оборудования. Китай сказал, что его ответ будет равноценным — доллар в доллар — и нанес удар по сое и другой американской сельскохозяйственной продукции. Спустя три дня Трамп поручил помощникам составить дополнительный список китайских товаров для обложения пошлинами.

Следующие несколько месяцев команда Лю анализировала американский документ из восьми разделов и разделила требования на 142 отдельных пункта, после чего сказала, что может провести переговоры по 122 позициям. Лю не спешил рассказывать Вашингтону, что они включили в этот перечень, и о чем готовы вести переговоры.

© AP Photo, John Locher
Глава Министерства финансов США Стивен Мнучин. Архивное фото

Воюющие стороны

Появилась некая закономерная последовательность действий. Трамп грозил пошлинами на китайские товары. Китайские и американские переговорщики сбивались в стаю и начинали обсуждение. Переговоры заканчивались провалом. США вводили пошлины, которыми они со временем обложили половину китайского экспорта в США, составляющего по объему 500 миллиардов долларов. Китай, который импортирует намного меньше, отвечал тем же.

Главными закулисными игроками в этом процессе стали три человека: Лю со стороны КНР и Лайтхайзер с Мнучиным со стороны США.

66-летний экономист Лю — один из четырех китайских вице-премьеров. Он знаком с Си Цзиньпином с детства. На ранних этапах своей карьеры он обрел на Западе репутацию реформатора, так как встречался с американскими экономистами и говорил, что они могут надавить на Китай и уговорить его сделать свою экономику более открытой. А теперь он отвечал за принятие решений в масштабах всей китайской экономики, хотя американские переговорщики сомневались, что он обладает достаточным весом для проталкивания реформ.

Лайтхайзер апеллировал к симпатиями президента в отношении рабочего класса, из-за которых президент считал, что Китай грабит США, и поэтому должен быть наказан. На совещаниях в Белом доме Лайтхайзер иногда заявлял, что Пекин вознамерился поквитаться за опиумные войны начала 19 века между Китаем и Британией, и ради этого поставляет в Америку наркотический анальгетик фентанил. (Китай отрицает, что является крупным поставщиком этого препарата.)

Они видел в пошлинах не только оружие для ведения торговых битв, но и средство, подталкивающее США к выводу инвестиций из КНР и замедляющее научно-технический прогресс азиатского гиганта.

Мнучин, ранее работавший в правлении «Голдман Сакс», считал себя кем-то вроде финансового директора президентской администрации и полагал, что может свободно брать на себя инициативу в решении многих вопросов. Это сближало его с Трампом-бизнесменом, который часто звонил руководителям компаний, занимавшимся бизнесом в Китае, таким как Стивен Шварцман (Stephen Schwarzman) из «Блэкстоун Групп» (Blackstone Group) и основатель «Уинн Резортс» (Wynn Resorts) Стив Уинн (Steve Wynn). Эти люди настаивали на том, чтобы он договаривался с китайцами.

Мнучин обратился за советом к своему бывшему боссу из «Голдман Сакс» Хэнку Полсону (Hank Paulson), который был министром финансов при Джордже Буше и считал высокопоставленных китайских руководителей своими друзьями. С начала года по 31 марта Полсон разговаривал либо встречался с Мнучиным 11 раз. С Лайтхайзером — ни разу. Один сотрудник из Министерства финансов рассказывает, что Мнучин консультировался у Полсона по самым разным вопросам, в том числе, о роли министерства в формировании политики в отношении Китая.

Китайские официальные лица снова и снова обращались к Мнучину, чтобы тот проложил им дорогу к Трампу. Но точка зрения Лайтхайзера снова и снова одерживала верх.

Города мира. Шанхай

«Мост между нашими государствами»

С 1980-х годов Китай делает ставку на руководителей американских корпораций в расчете на то, что они помогут ему противостоять давлению Вашингтона. Лоббистские усилия капитанов бизнеса помогли ослабить санкции после кровавой бойни на площади Тяньаньмэнь в 1989 году и добиться поддержки Вашингтона в вопросе вступления Китая в ВТО.

Один из советников Си Цзиньпина 70-летний заместитель председателя КНР Ван Цишань (Wang Qishan) считает себя экспертом по Западу. В 1990-е годы, когда Ван возглавлял государственный Китайский строительный банк, он работал вместе с Полсоном. Этот человек рассказывает иностранным гостям о том, как он любит Марка Твена, рассказы Джека Лондона и драматический телесериал «Карточный домик».

Встречаясь в начале этого года с руководителями американских компаний в Пекине, Ван процитировал китайского стратега древности Сунь-цзы: «Если знаешь противника и себя, не стоит бояться результата сотни сражений». Ван заявил бизнесменам, что Китай понимает Америку лучше, чем она его, и поэтому может вытерпеть гораздо больше боли, стоя на своем.

Возможно, это было неверное суждение. Деловые круги США, заявлявшие Белому дому, что пошлины затрудняют ведение бизнеса, не имели большого влияния на администрацию, которая хотела, чтобы американские компании подняли ставки в Китае. Она пересмотрела договор НАФТА, и одна из целей такого пересмотра заключалась в том, чтобы сделать Мексику запасным аэродромом для американских инвестиций.

Теперь уже три крупные торговые организации, возглавлявшие почти все вашингтонские баталии в сфере свободной торговли (Круглый стол бизнеса, Американская торговая палата и Национальная ассоциация промышленников), призывали Китай изменить свою промышленную политику, потому что им до чертиков надоели кражи технологических секретов, которыми якобы занимались китайцы.

Министерство торговли КНР разослало гонцов по всей стране, которые начали расспрашивать американские фирмы о их планах, убеждая их продолжать свою деятельность в Китае. Пекин ясно дал понять, что перемены не за горами, в том числе, что касается снижения пошлин и ослабления нормативных предписаний и правил. Китайцы подчеркивали, что ограничения будут сняты с иностранных автомобилестроительных компаний. Это обещание Си Цзиньпин дал еще в апреле.

«Все это указывает на то, что Китай намерен пойти на компромисс, — говорит высокопоставленный пекинский политик. — Трамп помог немного ускорить этот процесс».

В июне Си собрал руководителей 20 иностранных компаний, таких как «Голдман Сакс» и «Хаятт», и предупредил их, что они могут попасть под перекрестный огонь торговой войны.

«На Западе существует представление о том, что если тебя ударили по левой щеке, надо подставить правую, — заявил китайский лидер иностранным бизнесменам. — Но по нашим обычаям надо давать сдачи».

В конце встречи его недовольство вышло наружу. «Мы уважаем вашу демократическую систему, — сказал Си. — Почему же вы не уважаете нашу?»

Президент РФ В. Путин принял участие в ПМЭФ - 2018

В августе заместитель министра торговли КНР Ван Шоувэнь (Wang Shouwen) прилетел в Вашингтон на встречу с представителями десятка крупных американских компаний. «Будьте мостом между нашими государствами, а не разъединяющим клином, — сказал он им. — У вас могут быть свои недовольства и озабоченности, но я надеюсь, что вы не станете преувеличивать эти проблемы».

Вице-президент корпорации «Интел» (Intel) Питер Кливленд (Peter Cleveland) сказал заместителю министра, что его компания в своей работе в Китае нацелилась на долгую перспективу. Вместе с тем, он призвал КНР осуществить ряд перемен из числа тех, на которых настаивают США. В частности, он попросил ослабить давление государства на американские фирмы с требованием о передаче технологий китайским партнерам, о чем рассказали участники той встречи.

Вице-президент «Интернешнл Бизнес Машинз» (International Business Machines) Крис Падилла (Chris Padilla) сказал Вану, что если торговая борьба не будет прекращена, его компании придется рассмотреть вопрос об отказе от закупок в КНР. Когда этот процесс начнется, развернуть его вспять будет очень сложно.

«Ай-Би-Эм» и «Интел» от комментариев на эту тему отказались.

«Мы не испытываем потребности в заключении сделки»

А в Пекине правительство приготовилось к долгой битве. Темпы развития китайской экономики снижались, а это могло спровоцировать недовольство однопартийной системой и ослабить позиции правительства на переговорах с США.

Си не хотел осуществлять перемены, на которых настаивали Соединенные Штаты. Среди этих требований было сокращение субсидий государственным компаниям и свертывание промышленной политики, которой руководило государство. Он поехал на северо-восток, в промышленный пояс Китая, где выступил с призывом к стране больше полагаться на собственные силы.

Китайское руководство предприняло попытку внести раскол в ряды американских союзников по торговым вопросам, и в этом году провело в Пекине встречу с лидерами Евросоюза, Франции, Германии и Японии. Однако США, ЕС и Япония сами пытаются выработать общие позиции против китайских субсидий и передачи технологий, а также вносят эти вопросы в повестку ВТО.

В конце августа в США прошли слушания о введении 25-процентных пошлин на китайские товары в объеме 200 миллиардов долларов. Это был один из последних шагов перед переходом к практическим действиям. Пекин пообещал ответить встречными пошлинами в таком же объеме, но он не мог этого сделать. Китай импортирует из США товаров на сумму 130 миллиардов долларов, и кроме того, он очень нуждается в американских полупроводниках и программном обеспечении.

Китайское руководство снова решило договариваться. При поддержке Шварцмана из «Блэкстоун» правительство страны попросило о встрече с Мнучиным, предложив снова направить в Вашингтон вице-премьера Лю Хэ.

© AP Photo,
Морские контейнеры в порту Яншань в Шанхае

Совершая дипломатические маневры в рамках организации такой встречи, китайская сторона захотела получить приглашение. На сентябрьском совещании в Овальном кабинете Трамп продиктовал министру финансов приблизительный текст этого письма.

Незадолго до полуночи 12 сентября газета «Уолл Стрит Джорнал» сообщила, что Соединенные Штаты пригласили Лю. Спустя несколько часов китайский МИД подтвердил это приглашение.

По словам президентских помощников, данное сообщение возмутило Трампа, поскольку оно создавало впечатление, что это Трамп попросил о встрече, и что он действовал с позиции слабости. На следующее утро в 7 часов 15 минут Трамп написал в Твиттере: «„Уолл Стрит Джорнал" ошибается. Мы не испытываем потребности в сделке с Китаем».

Как рассказали представители обеих стран, планы проведения встречи начали рушиться. «На самом деле, мне все равно, приедут китайцы или нет», — сказал Трамп на одной из встреч со своими торговыми советниками.

Давая интервью, президент заявил, что он не согласен с Мнучиным относительно перспектив урегулирования. «Китайцы не готовы заключать сделку», — сказал он.

Он не согласился на предложение Мнучина ограничить новые пошлины 10% до конца года, а потом поднять их до 25 %. По такой ставке Соединенные Штаты к тому времени уже обложили пошлиной другие товары. Мнучин утверждал, что такая мера уменьшит негативные последствия для розничной торговли перед Рождеством и установит новый крайний срок, который даст толчок очередным переговорам.

17 сентября, за неделю до приезда Лю в Вашингтон, Белый дом объявил о введении пошлин. Это стало неожиданностью для китайцев, которые думали, что США отложат принятие решения до окончания переговоров.

21 сентября Си провел экстренное совещание Политбюро и отменил визит Лю. Когда три дня спустя Соединенные Штаты ввели новые пошлины в действие, Китай в ответ ввел собственные пошлины.

В Буэнос-Айрес

Китайские руководители хотели посмотреть, что произойдет на промежуточных выборах в США. Они рассчитывали, что если партия Трампа потерпит поражение, он может смягчить свое отношение к Китаю. Но когда республиканцы сохранили большинство в сенате, Трамп объявил о победе.

Сегодня, когда Трамп и Си готовятся к субботней встрече в Буэнос-Айресе, официальные лица из обеих стран изучают возможность отложить повышение американских пошлин до весны и начать новые переговоры о китайской экономической политике. Трамп сказал в понедельник, что он вряд ли отсрочит введение пошлин.

В этом месяце Пекин направил американским официальным представителям краткий обзор тех изменений в экономической политике, которые он может рассмотреть. Там повторяются многие прежние обещания, скажем, об отмене ограничений на иностранные инвестиции в автомобилестроение и финансовые услуги.

Команда Трампа настаивает на более детальном изложении и на более глубоких переменах.

В попытке понять, что задумал Белый дом, китайские руководители внимательно изучили октябрьскую речь вице-президента Майка Пенса, в которой тот обвинил Китай в самых разных провинностях, начиная со злоупотребления своей экономической мощью и кончая милитаризацией Южно-Китайского моря. Китайцы спорили о том, является ли эта речь изложением общей американской стратегии по сдерживанию китайского роста, или это просто тактическая уловка, нацеленная на усиление давления на Пекин.

Китайцы до сих пор не уверены в том, в каком образе предстанет Трамп на встрече двух лидеров в Буэнос-Айресе: будет ли это лидер, удививший Китай своей решимостью отстоять пошлины, или это будет мастер договариваться, каким Трампа, как им казалось, знали китайские руководители.

Комментарии читателей

Peter Hess

Какая торговая война? Наказанные пошлинами китайские производители демонстрируют ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ достижения. Китайская государственная сталелительная компания «Баошань Стил» преуспевает, несмотря на пошлины Трампа. Информация к размышлению: по сообщению «Рейтер», ее чистая прибыль за девять месяцев выросла на 35 процентов по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Продажи китайского гиганта интернет-торговли «Алибаба» во втором квартале финансового года увеличились на 45 процентов по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Этому способствовал мощный рост спроса китайских потребителей в онлайне.

Brett Parsons

Новое повышение пошлин не волнует Китай. Проблема в эскалации и в долгосрочном эффекте. Единственная цель Пекина — успокоить население и дать работу основной массе народа. Долговременная торговая война негативно повлияет на занятость, а это опасно для власти.

Richard Tauchar

Все эти разговоры о «торговой войне» с мрачными и апокалиптическими прогнозами являются изобретением СМИ. Все, что сделал Трамп на самом деле, это отреагировал на очень нечестную торговую практику Китая. Однако медийный мейнстрим неустанно твердит о том, что Трамп «начал торговую войну». В итоге все закончится совершенно необходимым раундом переговоров об укреплении стабильности и баланса в интересах нашей страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.