Глава МИД Германии Хайко Маас (СДПГ) упрекнул своего российского коллегу Сергея Лаврова на встрече ОБСЕ в Милане в нарушении Договора о РСМД. За закрытыми дверями речь зашла также и о конфликте между Россией и Украиной в Азовском море.

В дипломатии трудности возникают не в процессе поиска компромиссов, а в момент, когда необходимо договориться в отношении той или иной проблемы. О чем мы, собственно, спорим?

Главе МИД Германии Хайко Маасу (Heiko Maas) пришлось убедиться в этом в четверг. На полях министерского заседания ОБСЕ в Милане он встретился, в частности, со своими коллегами из России и с Украины, Сергеем Лавровым и Павлом Климкиным, и обсудил с ними ситуацию в Азовском море и вокруг Договора о РСМД.

При этом надо сказать, что стороны, вовлеченные в соответствующие конфликты, имеют по соответствующим темам диаметрально противоположные точки зрения. Так, тему Азовского моря Маас обсуждал за закрытыми дверями (о чем впоследствии сообщил прессе), но не с коллегами, выступая перед ними с официальной речью. На сайте МИД Германии говорится при этом об «инциденте в Керченском проливе» и о «конфликте вокруг российского вмешательства на Украине».

С точки зрения Украины, однако, обстрел и задержание трех украинских военных кораблей в Керченском проливе означают эскалацию длящейся уже несколько лет войны со стороны России. Российский президент Владимир Путин в свою очередь говорил о «провокации со стороны Украины».

Государственный департамент США заявил по этому поводу, что Вашингтон на встрече ОБСЕ собирался «призвать к ответственности» Россию за ее действия на Украине и на Керченском мосту. Интересно, однако, что от его имени в Милан отправился не госсекретарь Майк Помпео и не его заместитель Джон Салливан (John Sullivan), и даже не Андреа Томпсон (Andrea Thompson) или Дэвид Хейл (David Hale) (их должности примерно соответствуют должности государственного секретаря в Германии), а Уэсс Митчелл (Wess Mitchell), один из 13 утвержденных Сенатом ассистентов госсекретаря, отвечающий за контакты с Европой, а также с НАТО и ОБСЕ.

Можно ли считать дурным знаком со стороны Вашингтона тот факт, что в Милан не отправился высокопоставленный чиновник? Митчелл — первоклассный специалист по внешней политике (кстати, говорящий по-немецки) и преемник Виктории Нуланд (Victoria Nuland), имевшей по-настоящему большое влияние на ранней стадии украинского конфликта. Можно предположить, что Вашингтон, отправив на встречу, где должны были обсуждаться проблемы отношений Москвы и Киева, третьеразрядного представителя, собирается решать эти вопросы на уровне дипломатии, избегая громких, но пустопорожних дебатов, типичных для «эпохи Трампа». Не так уж плохо, когда вопросы решают специалисты, а не «люди-громкоговорители».

И раз уж мы заговорили о терминологии… В заявлении, опубликованном в преддверии встречи ОБСЕ, Маас не говорил об эскалации украинского конфликта. Однако в неформальных разговорах с коллегами он, по собственному признанию, призвал обе стороны к конструктивным действиям — и потребовал от России незамедлительного освобождения украинских моряков.

А вот в заявлении по теме ДРСМД министр собирался выразиться четко и ясно. «Россия нарушает Договор о РСМД», — собирался сказать Маас в соответствии с новой линией Совета министров НАТО, согласованной во вторник. «Тем самым велик риск, что рухнет одна из важных основ европейской архитектуры безопасности».

Однако «важно то, что сказано», что можно сказать по поводу практически каждого заявления любого политика, указывая на возможные умышленные или случайные варианты трактовки. В своей речи перед коллегами Маас воздержался от упреков в адрес Москвы по поводу нарушения подписанного Москвой и Вашингтоном в 1987 году Договора о РСМД.

Однако то, что он уже по ходу выступления отклонился от текста речи, вероятно, было случайностью. Потому что впоследствии Маас, общаясь с представителями СМИ, вновь выступил с критикой в адрес России в связи с этим соглашением. Кроме того, он «со всей прямотой» поднял эту тему в ходе встречи «на полях» с Лавровым. По его словам, российский коллега «даже не пытался» отрицать, что Москва нарушает Договор о РСМД. Этому способствовала также «весьма сплоченная позиция НАТО», подчеркнул Маас. Доказательства нарушений, по его словам, «однозначны». «Во всяком случае, никому не удастся расколоть НАТО по этому вопросу», — заверил он, добавив, что сам он предпочел бы, «чтобы у Договора о РСМД было будущее, потому что без него будет еще хуже».

Напомним, что США по меньшей мере с 2008 года обвиняют Россию в том, что она разработала крылатую ракету 9М729, дальность полета которой составляет 2600 километров и которая тем самым подпадает под действие Договора о РСМД — это соглашение подразумевает запрет разработки и производства ракет дальностью от 500 до 5500 километров. Еще президент США Барак Обама хотел призвать Москву к ответу, но тогда уступил давлению европейцев, в первую очередь Ангелы Меркель. Во вторник госсекретарь США Помпео при поддержке других членов НАТО выдвинул России ультиматум с требованием соблюдать Договор о РСМД, дав ей на это 60 дней.

Впрочем, маловероятно, что это возымеет действие. Потому что русские в свою очередь обвиняют американцев, что те сами нарушают это соглашение, размещая в Польше и Румынии системы ПРО. Кроме того, ракеты средней дальности давно уже имеют в арсенале такие страны как Китай, Индия, Иран, Пакистан, Северная Корея и Израиль, не участвующие в Договоре о РСМД.

Кроме того, Маас в своем выступлении призвал к политике стабилизации. «Если мы хотим сохранить мир и стабильность в Европе, то центральным моментом нашей дипломатии вновь должен стать контроль над вооружениями», — сказал он. Однако в центре внимания стоит «вопрос об обязательных для исполнения правилах ядерных оружейных систем». По его словам, необходим обмен мнениями и информацией о стратегической стабильности и «рисках эскалации между США, Европой и Россией».

Маас предупредил также о недопустимости расторжения еще одного соглашения о разоружении между США и Россией, заключенного в 2010 году, — Договора об ограничении стратегических вооружений: «Мы обязаны сохранить в силе все, что в этой области было согласовано в минувшие десятилетия, в том числе и Договор СНВ-III».

Кроме того, глава МИД добавил: «Если мы хотим добиться взаимного доверия и тем самым безопасности, то диалога ради самого диалога будет недостаточно». По словам Мааса, жители 57 стран, входящих в ОБСЕ, ожидают «конкретных решений конфликтов и убедительных действий по снижению напряженности».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.