Российский президент не в первый раз предлагает Венесуэле финансовые вливания. В прошлом году, когда проблемы венесуэльской экономики обострились, а страну начали массово покидать жители, Москва согласилась на реструктуризацию задолженности, которая успела за долгие годы накопиться у венесуэльцев. Точный размер долга, неуклонно увеличивавшегося со времен президентства Уго Чавеса, официально не называется, но эксперты из Гарвардского университета предполагают, что он может превышать 9 миллиардов долларов. Год назад россияне согласились на то, чтобы Венесуэла погашала задолженность поэтапно в течение десяти лет. При этом в первые шесть лет объем обязательных платежей, как предполагает соглашение, будет «минимальным».

Такое решение Кремля не вызывает удивления. При галопирующей инфляции (уровень которой, по данным Международного валютного фонда, достиг 1 миллиона процентов), резком снижении объема добычи нефти в последние 15 лет и международной изоляции Венесуэла в любом случае не смогла бы в срок вернуть долг. Однако ситуация имеет и более широкий геополитический контекст, который стал особенно очевидным на фоне последнего решения Кремля.

Доходы от нефти для Мадуро

Как сообщило агентство Рейтер, Владимир Путин на встрече с Николасом Мадуро обещал, что Россия инвестирует в венесуэльскую экономику 6 миллиардов долларов. 5 миллиардов из этого пакета будут направлены в нефтедобывающий сектор, то есть фактически их получит государственный гигант «Петролеос де Венесуэла» (ПДВСА), занимающий монопольную позицию на местном рынке. В первую очередь российские средства пойдут на внедрение современных технологических процессов и модернизацию оборудования, что должно позволить увеличить объем добычи нефти. В последние годы производительность ПДВСА упала настолько резко, что журнал «Форбс» назвал ее «худшей нефтяной компанией в истории» (при этом она управляет крупнейшими нефтяными месторождениями в мире).

Данные об объеме добычи этой госкорпорации иллюстрируют, какой путь в последние годы прошла венесуэльская экономика. В 1999 году, когда к власти пришел Чавес, ПДВСА добывала примерно 3,4 миллиона баррелей нефти в сутки, сейчас, как гласят официальные данные, это показатель не превышает 2 миллионов, хотя оппозиционные СМИ называют еще более скоромную цифру — 800 тысяч. Такая ситуация сложилась главным образом потому, что Каракас видит в этой компании в первую очередь не сильного игрока на рынке, а политический инструмент. ПДВСА недостает инвестиций, в 2006-2010 годах из нее массово уходили лучшие инженеры, назначения на руководящие должности осуществляются там по политическому принципу, а доходы от продажи нефти позволяют обогащаться прежде всего самому Мадуро и группе его приспешников из олигархических властных кругов. Российские деньги, которые предоставит государственный консорциум и несколько частных (связанных в политическом плане с Кремлем) компаний должны помочь довести объем производства как минимум до 2,5-2,6 миллионов баррелей в сутки. Говорится также о запуске нескольких совместных проектов, в раках которых россияне передадут венесуэльцам ноу-хау и внедрят в добывающем секторе современные технологии.

Больше золота и алмазов из Венесуэлы. Кто их купит?

Еще миллиард долларов будет вложен в венесуэльские рудники, на которых добываются благородные металлы и драгоценные камни, в первую очередь золото и алмазы. На эту инвестицию следует обратить особенное внимание, поскольку в Венесуэле уже не первый год говорят о необходимости диверсифицировать источники дохода, а золото и алмазы могут помочь Каракасу чуть меньше зависеть от колебаний нефтяных котировок на мировых рынках (сейчас доля нефти в венесуэльском экспорте составляет 91%). Однако увеличить роль этих ресурсов в экономике будет очень сложно. Россияне, правда, собираются предоставить Венесуэле спутниковые технологии поиска месторождений, но планы, связанные с увеличением доходов, могут провалиться из-за изоляции Каракаса на международной арене.

10 января будущего года начнется новый шестилетний президентский срок Николаса Мадуро. Более 40 государств всего мира, в том числе практически все южноамериканские страны, а также члены ЕС, уже заявили, что не признают результаты венесуэльских выборов, а, следовательно, приостанавливают дипломатические и экономические контакты с Каракасом.

В прошлом месяце тем же путем пошел Вашингтон, запретив американским гражданам и резидентам США заключать какие-либо сделки с венесуэльскими компаниями, занимающимися добычей золота. В итоге даже если венесуэльцы начнут добывать больше благородных металлов и драгоценных камней, они не смогут поставлять их за границу. С большой степенью вероятности можно предположить, что в таком случае продавать сырье придется в Россию, причем по выгодной для нее цене. Пространства для маневра у Мадуро не так много. Единственные государства, куда регулярно идет венесуэльский экспорт, — это Россия, Китай и Турция. Последняя может предложить относительно небольшой рынок сбыта и не способна составить конкуренцию Кремлю. Если венесуэльскому автократу придется выбирать между Москвой и Пекином, он наверняка сделает ставку на своего спонсора и покровителя Владимира Путина.

Дружба между Москвой и Каракасом

Такой сценарий вполне реален, ведь Россия оказывает покровительство социалистической венесуэльской диктатуре вот уже более десяти лет. Кремль планомерно наращивает свое присутствие во всей Южной и Центральной Америке, создавая военные и экономические форпосты. В 2008 году корабли российского ВМФ прибыли к берегам Венесуэлы на совместные учения с местными вооруженными силами. Это был первый со времен окончания холодной войны поход российских кораблей в Западное полушарие.

Россияне также оказывают венесуэльцам техническую поддержку, практически бесплатно обслуживая боевые вертолеты Ми-35М и самолеты Су-30С, а Каракас в ответ поддерживает Москву на дипломатической арене. Чавес признал независимость самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии и даже заявил о готовности наладить с ними двусторонние отношения. В свою очередь, в 2016 году, уже при Мадуро, Венесуэла, которая была тогда непостоянным членом Совета Безопасности ООН, проголосовала вместе с Россией и Китаем против резолюции о прекращении огня в Сирии.

© AP Photo, Andy Wong, Pool
Президент Венесуэлы Николас Мадуро с президентом Китая Си Цзиньпином
Градус дискуссий о дружбе между Москвой и Каракасом повысился 11 декабря, когда два российских ядерных бомбардировщика Ту-160 приземлились в аэропорту Майкетия, который находится всего в 30 километрах от венесуэльской столицы. Отправка бомбардировщиков была довольно прозрачным знаком поддержки режима Мадуро, а также демонстрацией силы под носом у Вашингтона: администрация Трампа душит Венесуэлу санкциями, а Трамп даже якобы рассматривает возможность военного вторжения в эту страну, между тем россияне уже в третий раз за последнее десятилетие отправляют в Каракас самолеты, способные нести ядерное оружие. Государственный секретарь США Майкл Помпео (Michael Pompeo) пришел в негодование и потребовал объяснений, однако, Кремль вряд ли предоставит какие-то разумные оправдания своей акции.

Южная и Центральная Америка — российская сфера влияния

За последние 12 лет объем товарооборота между Россией и Южной, а также Центральной Америкой увеличился почти на 50%. И хотя главными партнерами Кремля остаются Бразилия и Мексика, он все активнее действует также в Боливии, Эквадоре и Никарагуа. Всеми этими странами руководят симпатизирующие Путину президенты, для которых российский меценат — это спасение в экономической или военной сфере. Москва присутствует в регионе не только благодаря торговле. В прошлом году в Никарагуа открылся спонсируемый россиянами центр подготовки для местных полицейских: российские офицеры будут якобы учить их там методам борьбы с наркопреступностью. Россия также регулярно говорит о возможности восстановления российской военной базы в кубинском Лурдесе, которая была закрыта в 2001 году.

Кроме того, Москва отрабатывает в Латинской Америке пропагандистские технологии. Эксперты, занимающиеся темой дезинформации, уже больше года обращают внимание на повышенную активность российских аккаунтов в социальных сетях, пики которой наблюдались накануне выборов в Мексике и Бразилии. Южная и Центральная Америка постепенно превращаются в российско-китайскую сферу влияния, ведь США взяли курс на изоляционизм, а политика Европейского союза остается крайне пассивной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.