Москва — Нина Логунцова приходит в школу пораньше для того, чтобы встать по-военному по стойке смирно перед уроками, а уходит она поздно после дополнительных занятий, которые включают в себя криптографию. В ее шкафу висят три различные военные формы.

Эта 17-летняя школьница принимает участие в расширенной программе военного обучения в одной из московских городских школ, цель которой состоит в том, чтобы привить уважение к службам безопасности, а также повысить уровень знаний в области математики и компьютерного дела у потенциальных рекрутов.

Одним из партнеров этой программы является российская военная разведка, известная как ГРУ, следы действия которой, по утверждению Запада, все больше обнаруживаются во время проводимых по указанию Кремля операциях по всему миру.

Список подобных операций включает в себя хакерский взлом компьютеров Национального комитета Демократической партии в 2016 году, руководство российским вторжением на Украину, а также нападение с использованием нервно-паралитического отравляющего вещества в Братании ранее в этом году.

Новые детали, обнаруженные газетой Washington Post, также показывают, что одно из подразделений ГРУ действует на переднем крае психологической войны, включая попытки оказать влияние на политику Конгресса в отношении Украины в 2015 году.

В то время как российский президент Владимир Путин усиливает свой контроль внутри страны и расширяет влияние России за ее пределами, российское ведомство военной разведки — охватывающая весь мир сеть, включающая в себя тысячи сотрудников, бойцов сил специальных операций и шпионов — становится одним из его наиболее мощных инструментов.

«Ведомство военной разведки, которое ранее выполняло строго военные задачи, сегодня становится, если хотите, более универсальным, — сказал Никита Петров, историк советских разведывательных служб из «Мемориала» — организации, которая занимается в Москве вопросами истории, а также правами человека. — Нам становится известна информация о ее провалах. Но мы ничего не знаем о ее успехах».

Этот портрет, свидетельствующий о масштабах деятельности ГРУ — от московских школьных классов до секретариатов сенаторов на Капитолийском холме — основан на интервью, проведенных в Москве и в Вашингтоне, на документах публичного характера и информации, предоставленной сотрудниками западных разведывательных служб. Российское Министерство обороны, контролирующее деятельность ГРУ, не ответило на нашу просьбу о комментарии.

Повышение активности этого российского ведомства отражает тактику Кремля в его противостоянии с Западом, утверждают аналитики. Россия намного слабее в экономическом отношении, чем Соединенные Штаты и Западная Европа, однако Путин продемонстрировал более высокую готовность к риску, а также воспользовался поддержкой общества внутри страны, которое, в целом, с доверием воспринимает нарратив о том, что Россия находится в осаде.

«Россия — наша родина, — сказала Логунцова, ученица 11-го класса. — Мы должны ее защищать».

Бывшие сотрудники американской разведки говорят, что ГРУ всегда считалась более грубым кузеном основного российского разведывательного ведомства, которое раньше было известно как КГБ.

Геннадий Гудков, российский оппозиционный политик, служивший в КГБ, а затем в пришедшей ему на смену ФСБ,  сказал, что офицеры ГРУ называют себя «грубыми парнями, которые действуют».

Он привел такие расхожие фразы: «Мы нужны вам для того, чтобы кого-то замочить? Мы его замочим, — Мы нужны вам для того, чтобы захватить Крым? Мы его захватим».

В Соединенных Штатах ГРУ, наверное, больше всего известно как агентство, которое возглавляло российское вмешательство в выборы 2016 года, о чем свидетельствует оглашенное в июле обвинение в отношении 12 сотрудников этого ведомства, выдвинутое специальным прокурором Робертом Мюллером.

Однако интервью и публичные документы в России  свидетельствуют о том, что деятельность ГРУ распространяется на поля сражений на Украине и в Сирии, а также на школьные классы в Москве, что отражает многосторонний подход, используемый Путиным в конфликте с Западом.

«Путин сегодня чаще готов пойти на риск, — сказала Андреа Кандэлл-Тейлор (Andrea Kendall-Taylor), бывшая заместитель начальника отдела по России и Евразии Национального совета по разведке (NIC). — ГРУ как раз соответствует его подходу».

ГРУ в школьном классе

Влияние ГРУ растет за счет резкого повышения поддержки в обществе российских военных и разведывательных ведомств, тогда как фокус направлен на патриотизм и на конфликт с Западом — постоянные темы в государственных средствах массовой информации. Как показывают имеющиеся данные, ГРУ сегодня вовлечено в кампанию по повышению интереса к разведывательным службам в государственных школах.

Екатерина Логунцева — мама Нины, школьницы из связанного с военными класса — слышала ужасные истории о советских разведывательных службах в годы своей молодости. Ее мама говорила ей о том, что сотрудники тайной полиции могли задерживать людей на улице просто по подозрению в том, что они уклоняются от работы.

После развала Советского Союза страх уступил место насмешкам и отвращению, сказала Логунцова. Многие обычные россияне считали, что ведомства, пришедшие на смену советским секретным службам, замешаны в коррупции.

Однако к 2015 году отношение Логунцовой к российским разведывательным службам изменилось. Самые умные и самые способные россияне сегодня поступают на службу в разведку, сказала она. Она также считает, что разведывательные подразделения, скорее, ведут борьбу с коррупцией, чем участвуют в ней.

Логунцова устроила свою дочь в «кадетский класс», с которым, по словам Логунцовой, работают лучшие учителя, и, кроме того, его ученики посещают дополнительные занятия по математике и компьютерному делу.

Документы, размещенные на веб-сайте этой школы, свидетельствуют о том, что спонсором этого класса является Федеральная служба безопасности — это формальное название ФСБ, — а также войсковой частью  26165, подразделением ГРУ, занимающимся вопросами кибервойны, тогда как американские исследователи называют его АПТ28 (APT28) или «Модный мишка» (Fancy Bear).

Кроме того, войсковая часть 26165 в последние годы оказывает помощь в составлении программы в школе, где учится Нина Логунцова, а также, по меньшей мере, в шести других московских школах, о чем свидетельствует «соглашение о сотрудничестве», текст которого размещен на веб-сайте этой школы.

Однако это подразделение, в основном, действует незаметно, не привлекая к себе внимания.

Нина Логунцова и ее мама знают об участии ФСБ, но им ничего не известно об участии ГРУ. Школа, в которой учится Логунцова, не ответила на просьбу о комментарии. Московский департамент образования и ФСБ тоже отклонили просьбу о комментарии.

Упомянутое соглашение о сотрудничестве между службами безопасности и той школой, в которой учится Логунцова, подписано Виктором Нетыкшо, командиром войсковой части 26165. Сам Нетыкшо был упомянут в опубликованном в июле обвинении, где было сказано, что он возглавлял хакерскую атаку ГРУ на аккаунты электронной почты сотрудников Национального комитета Демократической партии и членов избирательного штаба Клинтон.

«Концепция родины и патриотизма является всеохватывающей, — сказала 43-летняя Логунцова, психолог по профессии. — Мы не можем любить нашу родину и одновременно не уважать эти организации».

Вторая часть статьи

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.