Индия должна избавиться от неуверенности в себе на дипломатической арене, даже если за столом переговоров — «Талибан».

Год назад в новогодний день индийский истеблишмент радостно встретил твит американского президента Дональда Трампа: «Соединенные Штаты за последние 15 лет по глупости предоставили Пакистану помощь в размере 33 миллиарда долларов, а он не дал нам ничего, кроме лжи и обмана, принимая лидеров нашей страны за дураков. Они укрывают террористов, которых мы разыскиваем в Афганистане, помощи никакой. Довольно!»

В этом году 3 января на заседании кабинета министров он выдал: «У меня хорошие отношения с Индией и премьер-министром Моди. Но он постоянно рассказывает мне, что построил библиотеку в Афганистане. Ладно, библиотеку…Это как…Это знаете как что? Это пять часов из того, что мы потратили [в Афганистане]. Он говорит это, и он очень умен. А мы должны сказать: «О, спасибо за библиотеку». Разозленным и недоумевающим членам индийского истеблишмента ничего не оставалось, кроме как прийти к выводу, что мистер Трамп, вероятно, принял здание парламента в Кабуле, построенное Индией за 90 миллиардов долларов, за библиотеку.

Мистер Трамп запутался в своей афганской политике и отчаянно ищет выход. Когда он в августе 2017 года анонсировал свою афганскую стратегию, то сказал, что его изначальным желанием было уйти. В обратном президента убедили его тогдашний министр обороны Джеймс Мэттис, начальник штаба Джон Келли, советник по национальной безопасности Г.Р. Макмастер и командующий афганской операцией генерал Джон У. Николсон. С тех пор всех их заменили, что облегчило для Трампа возможность следовать его «инстинктам».

Провал афганской стратегии

Сейчас США тратят в Афганистане 45 миллиардов долларов, включая пять миллиардов на афганские службы безопасности и 780 миллионов на экономическую помощь. Оставшееся уходит на американские военные силы и логистическую поддержку. Эти цифры со временем уменьшились, так как американские войска сократились со 100 тысяч человек в 2010 году до 15 тысяч. Однако за последние 18 лет общая стоимость для США оценивается в 800 миллиардов на размещение американских войск и 105 миллиардов на восстановление Афганистана. Было убито около 2400 американских военнослужащих, хотя с момента прекращения Соединенными Штатами боевых операций в 2015 году число жертв сократилось до 12 в год. Несмотря на человеческие жертвы и материальные затраты, ситуация продолжает ухудшаться. Сомнения мистера Трампа относительно продолжения американского военного присутствия в Афганистане получают подтверждение.

Стратегия 2017 года была направлена на преодоление военного тупика при помощи расширения американского военного присутствия на 5000 человек, предупреждение Пакистана и укрепление афганского потенциала. Спустя больше чем год можно с уверенностью сказать, что стратегия провалилась. В военном плане ситуация стала более выигрышной для «Талибана», в то время как убежища «Талибана» и «Хаккани» (террористическая организация в Афганистане, в союзе с «Талибаном» ведет партизанскую борьбу против правительственных сил — прим. ред.) в Афганистане остаются нетронутыми.

Афганские силы безопасности истощаются до недопустимых размеров. С 2015 года, когда афганские военные взяли в свои руки боевые операции, погибло около 30 тысяч человек. Среди местного населения ежегодно погибают три тысячи человек. При сокращении набора новых людей и росте числа дезертирств афганские военные силы сократились более чем на 10% от установленного числа.

Двадцатого декабря с большой помпой состоялись парламентские выборы, но объявление окончательных результатов постоянно откладывается на фоне утверждений о том, что четверть голосов сфальсифицирована.

Спустя несколько часов после отставки Джеймса Мэттиса с поста Министра обороны появились неподтвержденные сообщения о выводе США семи тысяч военных из Афганистана. Белый дом отступил, уточнив, что это один из изучаемых вариантов, но решение принято не было. Однако понятно, куда дует ветер.

Накопление ошибок

Проблема в том, что за последние 18 лет США (и их партнеры по коалиции) допустили ряд ошибок своими действиями и бездействием. Принятая в 2004 году конституция в духе США закрепляла главенство власти за президентом при отсутствии институтов законодательной, судебной власти и гражданского общества, принципа сдержек и противовесов. Структуры управления были слабыми, поскольку в антисоветском джихаде и конфликтах с талибами кануло целое поколение.

Вторжение в Ирак в 2003 году требовало все больше и больше затрат со стороны США, смещая фокус с Афганистана. Когда в 2006 году «Талибан» перегруппировался и начал проводить атаки смертников и использовать самодельные взрывные устройства, США были не готовы признать это и предпочитали подкупить Пакистан, чтобы заручиться его сотрудничеством.

Производство мака возросло для финансирования движения талибов. С 2002 года международное сообщество потратило около 15 миллиардов долларов на борьбу с наркотрафиком. Международным силам, включающим 34 государства, не хватало системы общего командования и контроля, они применяли разные правила участия. Британские войска, размещенные в Хелмунде, первыми достигли взаимопонимания с местными талибами, игнорируя производство опиума.

Хамид Карзай был президентом с 2001 по 2014 годы. Во время президентства Барака Обамы его отношения с США становились все более напряженными при постоянном обмене колкостями. Его открытая критика пакистанского двуличия раздражало США, которые были особенно зависимы от Пакистана после увеличения войск США в 2010 году. Решение мистера Обамы объявить об увеличении контингента вместе с графиком вывода войск только ободрил талибов.

Афганские силы безопасности были спешно удвоены, чтобы взять на себя ведущую роль в 2015 году, но вскоре начали сказываться нехватка обучения и оборудования. Только спецназ (Ктах Кхас), созданный в 2015 году, успешно сдерживал нападения талибов. Но число служащих там ограничено, оно зависит от американских воздушных перевозок и данных разведки.

Кумулятивный эффект заключается в том, что присутствие США теперь обусловлено не доброй волей, а обязательством. Как будет выглядеть выход США, однако, крайне важно. Именно это поручено обеспечить специальному представителю по урегулированию ситуации в Афганистане Залмаю Халилзаду. Президентские выборы были отодвинуты на три месяца — на 20 июля, но маловероятно, что удастся реформировать электоральный механизм и ввести обещанную систему биометрических данных. Правительство национального единства во главе с президентом Ашрафом Гани и главой исполнительной власти Абдуллой Абдуллой утратило легитимность и не может остаться после июля.

Так как ситуация с безопасностью не позволяет провести новые выборы, весьма вероятно, что США будут настаивать на новой версии Боннской конференции 2001 года для создания временного правительства, которое может планировать собрание Лойа-Джирги (всеафганский совет старейшин — прим. пер.) и выборы через год-два. Разница в том, что в отличие от 2001 года за столом переговором окажется «Талибан», который будет говорить с позиции силы. Это видно из их заявления от 8 января о том, что они отменили следующий раунд переговоров с США из-за разногласий по вопросам, касающимся освобождения талибов, участия афганских правительственных чиновников и вывода войск США.

Отражая рост легитимности «Талибана», Россия планирует еще одну региональную конференцию в московском формате. Пакистан организовал встречу талибов с Саудовской Аравией и ОАЭ, пока делегация талибов в конце декабря находилась в Тегеране.

Что должна делать Индии

Индии нужно избавиться от неуверенности в себе в дипломатическом плане, потому что в отличие от 1990-х ее возможности для участия не ограничены. У нее, возможно, нет рычагов для того, чтобы помешать процессу, но и стесняющих обстоятельств нет. За последние 18 лет Индия заработала одобрение, преодолевая сложности при работе с географическими и этническими особенностями Афганистана. Вместо того, чтобы выбирать фаворитов, она поддерживала создание институтов и показывала, что ее интересы совпадают с идеей стабильного, безопасного, независимого, мирного Афганистана. Необходима более активная и скоординированная официальная и не официальная дипломатия, чтобы Индия осталась за столом переговоров как предпочтительный партнер для Афганистана в области развития на протяжении всего переходного периода.

Ракеш Суд — бывший дипломат, заслуженный член Observer Research Foundation.

«Талибан» — организация запрещена в РФ, прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.