По дороге к редакции стал свидетелем политических баталий пенсионеров в столичном трамвае. Разговор начала одна пенсионерка, которой не понравилось, что она едет в старом, еще чехословацком трамвае, а рядом останавливаются новенькие польские, которые курсируют по линии скоростного трамвая. «Накупили для показухи, а народ ездит в разбитых», — недовольно заявила женщина. И ничего, что именно в это время народ загружался в новенькие вагончики. «Их еще при прежней власти купили, — поддержала разговор другая пенсионерка. — А эти только воровать умеют». Заметим: польские трамваи закуплены во время мэрства Кличко.

Тут в разговор встрял мужчина лет семидесяти: «Кличко заработал на том, что морды бил». Кто его знает, может, таким образом он хотел оправдать нынешнее руководство столицы. Но не получилось. «У Черновецкого хотя бы банк был», — сломала планы мужчины еще одна бабушка. Видимо, за Черновецкого была одна из его «любимых бабушек».

Далее обсуждение перешло на кандидатов в президенты. «Порошенко наворовался и дальше хочет воровать», — заверила поклонница трамвайной классовой справедливости. «А Янукович и Юля разве не воровали? Воровали», — вставил свои пять копеек защитник Кличко. «Нет честных, одни воры», — сделала вывод еще одна пенсионерка, которая до сих пор молчала. Неужели не видела бил-бордов Гриценко?

В конце вагона, потупясь, стайкой стояли бездомные в состоянии вечного похмелья — именно к ним двигался кондуктор со словами: «Или платите, или выходите». «Чего вы к ним прицепились, пусть молодежь платит. Сделали проезд по восемь гривен. Откуда людям взять деньги…», — бросила в сторону кондуктора женщина, которую раздражали старые трамваи. Бездомные, проехав «зайцами» две остановки, вышли. А знатоки украинской политики переключились на тему монетизации. Реакция на нововведение была ожидаемой: хотят у людей субсидии забрать.

Такая вот каша в головах. И сварили ее бывшие и нынешние политики. Так отчего же удивляться, что у рядового избирателя еще «совковое» стремление к классовой справедливости перемешалось с лютой ненавистью ко всем тем, кто собирается в президенты. Потому что они богатые и успешные. Приходится констатировать: довольно значительная часть избирателей готова проголосовать даже за бомжа. Только откуда он возьмет 2,5 миллиона на залог…

Должны разочаровать огромное количество желающих стать президентами — все они не соответствуют портрету идеального кандидата в президенты из народа. По крайней мере для части электората. Какие же черты должны быть у их избранника? Первая — честность. Это понятие неоднозначное, потому что абсолютно честных людей не бывает. И все же, согласно правилу исключения лишнего, можно сформировать определенную градацию честности. К примеру, богачи в сознании части будущих избирателей — априори не честные. Поэтому некоторые кандидаты вводят в моду сбор средств на их баллотирование. Это известная технология, и определенные проценты таким образом на свою сторону перетянуть можно.

Но здесь также есть нюанс — параллельно нужно доказывать потенциальному избирателю, что ты идешь во власть голым и босым, и таким останешься в течение президентской каденции. Если же ты в недешевом костюме и ездишь не в старых трамваях, а на автомобиле, пусть и не дорогом, ты уже не честный в глазах тех избирателей, о которых мы говорим. А они чаще всего и ходят голосовать. Поэтому условный кандидат-бомж на их фоне будет выглядеть честнее: он действительно бедный, ему хватит на бутылку и закуску и президентской зарплаты. То есть, у него нет смысла воровать в особо крупных размерах.

Следующая черта — справедливость. Отдельные наши кандидаты пытаются изображать из себя «жертву режима» — рассказывают о нападениях, говорят, что их не пускают на телеэфиры и прочее. Да разве это жертвы! Идеальный кандидат — тот, кто отсидел за украденный мешок картошки, потому что власть «ворует вагонами». На ее фоне он — несправедливо осужденный, не коррупционер, не аферист, а воровать его заставила сама жизнь. Судимость для украинских политиков — не клеймо, а иногда даже плюс. Главное — правильно создать образ, добавить в него политических мазков. К примеру, был у нас один, который в молодости воровал шапки, а оправданием ему служил миф о тяжкой жизни на Донбассе. И миф сработал.

Третья черта — кандидат должен быть из народа, мыслить, как народ. С этим немного легче — в образ идеального кандидата вписываются не только бездомные, но и значительная часть фейсбучной публики, которая подхватывает любой нагатив и гонит его по сетям. То есть, идеальный кандидат должен говорить то, что хочет народ: «долой олигархов», «уменьшу тарифы», «отправлю депутатских детей в АТО»… А в приведенной выше истории с трамваями — пересажу всех на старые трамваи, нечего делить людей на сорта. И не дай Бог претенденту в «слуги народа» сказать, что коррупцию порождают сами граждане, которые дают взятки чиновникам, что порядок в государстве начинается с элементарного порядка в подъездах и так далее. Такой кандидат обречен на поражение.

Наличие высшего образования, успешности в сфере государственного управления или хотя бы в какой-то сфере — не обязательные элементы. И даже обременительные. Доказано значительной группой украинских депутатов, которые не имеют высшего образования, однако являются специалистами во всем — от борьбы с коррупцией до геополитики, и экспертами, заполонившими телевизионные эфиры, откуда выдают сентенции космического масштаба и космической же глупости.

Сомнительно, что среди кандидатов появится настоящий бездомный. Ему просто для регистрации никто денег не даст. Хотя, возможно, в качестве социального эксперимента такая технология была бы приемлемой. Нужно же наконец вылечить часть избирателей от болезненной классовой ненависти, черной зависти и переноса собственных проблем на других.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.