Что Владимир Путин будет делать дальше? С момента аннексии Крыма Россией в 2014 году в западных дискуссиях по поводу России преобладали два вопроса: территории каких других стран Россия планирует в дальнейшем захватить? И что Путин планирует делать после того, как его президентский срок подойдет к концу в 2024 году? Ответы на оба эти вопроса, возможно, непосредственным образом касаются той страны, о которой часто забывают, — Белоруссии.

Когда президентский срок Путина подойдет к концу, конституция России не позволит ему снова баллотироваться на этот пост. Разумеется, Путин может изменить правила. Кроме того, прежде он уже менялся ролями с премьер-министром Дмитрием Медведевым в 2011 году. Однако повторение такого сценария крайне маловероятно: глава российского Конституционного суда подчеркнул, что внести такие поправки в конституцию нельзя. Более того, та рокировка была встречена резкой критикой и протестами общественности по всей стране. И российские власти не хотят, чтобы это повторилось.

Таким образом, если Путин покинет президентский пост, он захочет гарантировать две вещи: сохранить значительное влияние на политическую жизнь в России и иметь верного ему преемника, достаточно сильного для того, чтобы обеспечить его личную безопасность и безопасность его семьи. Чтобы достичь этого, Путин может возглавить совет безопасности или стать высокопоставленным советником президента. Однако сейчас все чаще появляются рассуждения о том, что Путин связывает свое политическое будущее с Белоруссией.

В декабре Путин трижды встретился с президентом Белоруссии Александром Лукашенко — по официальной версии, чтобы провести переговоры по вопросу о продолжающемся нефтяном споре (Белоруссия получает российскую нефть, которую затем перерабатывает и экспортирует). Но, хотя эти дискуссии по поводу пошлин на нефть не принесли результатов, Путин сообщил, что он рассматривает возможность более глубокой политической интеграции с Белоруссией.

С 1999 года Россия и Белоруссия технически входят в состав Союзного государства — преимущественно символического альянса, который позволяет им поддерживать связи в области обороны и разведки, но при этом иметь собственные валюту, правительство и флаг. С момента встречи Лукашенко и Путина представители российских властей, включая премьер-министра Медведева, несколько раз намекали на то, что Россия хочет формализовать это союзное государство. В этом году исполняется 20 лет с момента подписания договора о создании Союзного государства, и, возможно, именно поэтому эти дискуссии вышли на передний план.

Появляются и другие признаки того, что Россия изменила тактику в отношении восточного соседа. В августе прошлого года Россия назначила нового посла в Белоруссии — Михаила Бабича. Известно, что он близок к Путину и прежде работал в службах безопасности, — его назначение стало отступлением от привычного для России подхода к Белоруссии, и это, возможно, свидетельствует о том, что Москва намеревается несколько приструнить своего соседа. Это вовсе не значит, что Россия стремится совершить территориальный захват, подобный аннексии Крыма, — Белоруссия является военным союзником России, которого последняя не хочет отталкивать и с которым она продолжит сближаться посредством постепенного принятия новых законов.

Хотя Лукашенко руководит репрессивной политической системой, не допускающей инакомыслия, он стремится стимулировать экономику страны посредством привлечения иностранных инвестиций и кредитов от Евросоюза. Однако эти кредиты всегда сопровождаются очень неприятным условием, заключающемся в политической либерализации, которая может уменьшить степень контроля Лукашенко над Белоруссией, то есть ему приходится поддерживать баланс, сохраняя экономические отношения с Россией. Все это обусловило неустойчивые дипломатические отношения, которые стали особенно натянутыми после аннексии Крыма. Белоруссия раскритиковала аннексию, выразила обеспокоенность тем, что ее территории тоже, возможно, подвергаются такому риску, и поддерживала хорошие отношения с Украиной на протяжении всего кризиса. Белоруссия также провела у себя в Минске переговоры, призванные найти дипломатическое решение кризиса на востоке Украины.

Россия и Белоруссия периодически спорят по поводу цен на нефть и газ: Белоруссия настаивает на том, чтобы Россия продавала ей нефть и газ по ценам ниже рыночных, и обвиняет Россию в использовании экономических рычагов для того, чтобы заставить Белоруссию подчиняться. Белоруссия также воспротивилась попыткам России построить военную базу на своей территории, решив, что это может испортить ее налаживающиеся отношения с Западом.

Несмотря на намеки Москвы, пока неясно, как будет выглядеть союз России и Белоруссии. Союзное государство контролируется Высшим государственным советом, который консультирует российского президента. Технически Путин может возглавить этот орган, однако совет не имеет никаких исполнительных полномочий в отношении Белоруссии. Более того, Лукашенко решительно отрицает информацию о каких-либо планах по объединению, и он воспротивится созданию любого института, который поставит под угрозу его политическое влияние в стране.

Несмотря на сопротивление Белоруссии, российская администрация, по всей видимости, все более серьезно относится к идее объединения. Министр иностранных дел России и некоторые влиятельные медиа-фигуры публично подтвердили, что такая идея рассматривается. Россия понимает, что практическое объединение будет в экономическом смысле крайне невыгодным: белорусская экономика гораздо меньше российской, и у нее множество долгов. Однако продолжающиеся дискуссии, которые в дальнейшем могут укрепить сотрудничество между странами в политической и законодательной сферах, вероятно, подготавливают почву для будущего соглашения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.