Похожи ли отношения Китая, США и России на трехстороннее противостояние Китая, США и СССР во времена холодной войны? С какими вызовами и возможностями сталкиваются страны? На лекции по теме «Российско-китайские отношения: новые направления в условиях кризиса отношений КНР и США», проведенной 6 января, господин Фэн Шаолэй проанализировал прохладные отношения и слабое взаимодействие в треугольнике Китай-США-Россия. Эта лекция представлена ниже.

В научной среде идет дискуссия о самом понятии «отношений между КНР, США и РФ». Во-первых, похожи ли они на трехстороннее противостояние КНР, США и СССР времен холодной войны? Я считаю, что они значительно отличаются. Во-вторых, существует ли «официальный трехсторонний форум» этих государств? А трехсторонние торгово-экономические отношения? А особые сдерживающие международные соглашения? Нет. Тем не менее этот треугольник сложен для понимания, и взаимодействие стран внутри привлекает внимание общественности. Несмотря на прохладные отношения и слабое сотрудничество, контакты между Китаем, Россией и США оказывают глубокое влияние на международный порядок. Фактически «трехсторонние отношения» являются базовой категорией мировой истории. Неважно, что из себя представляют двусторонние или многосторонние отношения — всегда просматривается тень «третьей стороны» (государства или группы государств). Исходя из этого давайте рассмотрим три вопроса.

Уроки холодной войны

Три основных элемента холодной войны XX века

Особенностью холодной войны было противостояние идеологий. Была ли советская система со всеми ее сильными и слабыми сторонами «образцовым социализмом»? Была ли американская и европейская модель той конечной целью, к которой стремилось человечество? Вряд ли. Именно поэтому нельзя так просто их разграничить.

Ракеты армии США на острове Окинава

Другой особенностью холодной эпохи была изолированность двух блоков — ОВД и НАТО, которые сохраняли единство не только в политическом, военном, экономическом и идеологическом плане, но и в разделении на «своих» и «чужих», нападках на инакомыслящих.

Третья особенность холодной войны — противостояние глобальных стратегий. Ситуация была чудовищной. Взять хотя бы Карибский кризис. В конце октября 1962 года, когда Белый дом получил доклад ЦРУ, прошло уже несколько месяцев с тех пор, как СССР разместил на Кубе свои баллистические ракеты. Таким образом, крупные американские города оказались в зоне поражения. Несмотря на то, что считается будто холодная война — это не то же самое, что и обычная война, фактически разрушительные сражения могли разразиться в любую секунду. Не стоит забывать и о конфликте на острове Даманский в 1969 году. В тот год очень много молодых людей с провинции Хэйлунцзян сменили одежду и побрили голову, чтобы пойти на фронт.

В то время на границе было сосредоточено около миллиона человек, и основной стратегии армии была поддержка с тыла. Какой жестокой бы была в этом случае полномасштабная война, не говоря уж о том, насколько затормозился бы процесс реформ и открытости.

Разумеется, сегодняшняя ситуация и обстановка времен холодной войны существенно отличаются.

Предсказания Токвиля — особые исторические условия для борьбы за гегемонию между США и СССР

Еще в 1835 году французский историк Алексис де Токвиль предсказал, что, когда другие страны встретятся с ограничениями или не будут ничего предпринимать, быстро расширяться будут только США и Россия, одно государство с востока на запад, другое — с запада на восток. Однажды эти два стремительно растущих, «словно направляемые Божьей волей» государства станут мировыми гегемонами, делящими его пополам.

Из этого крайне дальновидного рассуждения можно понять, какими были особые исторические условия для борьбы за власть между США и СССР в XX веке. Во-первых, тогда требовались не только мощь и амбиции, но также и субъективное и объективное пространство, условия для расширения. Во-вторых, находящиеся «на вершине мира» Штаты и Россия, претендующая на звание «третьего Рима», были очень похожи. Оба государства считали себя мессией, что во многом и вызвало формирование антагонистических идеологий. В-третьих, помимо идеологии важным фактором стало то, что США — морской геополитический игрок, а Россия — континентальный. Существование пространственной преграды у первого государства и пространственной непрерывности у второго дало начало четкому контрасту между двумя странами, что и стало естественной причиной, оказавшей глубокое влияние на борьбу за власть между СССР и США. В-четвертых, в середине XX века оба государства обладали ядерным арсеналом. Неважно, говорим мы об ядерном устрашении или боязни ядерного оружия — этот фактор послужил толчком для глобального противостояния США и СССР.

Таким образом, не один фактор, а вся историческая ситуация, создавшаяся из-за множества соединенных друг с другом факторов, дала такой беспрецедентный результат. Может ли такая ситуация так просто повториться в истории? Я совсем не говорю, что можно не бояться внезапного крупномасштабного международного конфликта. Первая мировая война разразилась именно тогда, когда к ней никто не был готов. Однако тенденция к многополярности мировых сил, возрождение стран с переходной экономикой, стремительное развитие информационных технологий, а также огромные изменения в системе взглядов усложняют повторение ситуации прошлого века в случае международного конфликта.

«Сотрудничество» и «баланс»: нормальное состояние отношений крупных держав

После вступления в должность Дональда Трампа в фокусе внимания общественности попали новые направления развития отношений в треугольнике Китай, США, Россия. Генри Киссинджер, ключевая фигура того времени, продвигал развитие отношений между КНР и США, был хорошим другом Китая. Кроме того, являясь «мастером дипломатического равновесия», планировал разрядку в отношениях с СССР. Последние несколько лет Киссинджер выступает за сотрудничество и баланс в отношениях Китая, США и России, категорически отрицая слухи о том, советовал Трампу «сотрудничать с Россией и сдерживать Китай». Американский ученый Патрик Тайлер, автор книги «Великая стена: 6 президентов и Китай», отмечает перемены, произошедшие в 1968 и 1969 годах — тогда Никсон и Киссинджер надеялись урегулировать отношения и с КНР, и с Советским Союзом, их план состоял в том, чтобы «поставить на обоих одновременно». Реакции СССР не последовало, однако Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай приняли сигнал США к урегулированию отношений. Все началось с «пинг-понговой дипломатии», которая способствовала серьезным переменам в отношениях КНР и США.

Можно заметить, что в нестабильной обстановке стороны ищут возможность уравновесить силы других крупных держав, что может считаться за нормальное состояние. Мы не будем трогать гордость, возникшую благодаря стремительному росту, или же удивляться изменчивости отношений с их внутренними играми. Необходимо спокойно, рационально и прагматично оценивать нестабильность ситуации в мире.

Гегель говорил, что самый важный урок, которое человечество должность извлечь, это никогда не извлекать уроков. Именно поэтому наследие холодной войны в том, как избегать и устранять конфликты.

Трансформация внутренней и внешней политики Путина и отношений Китая, России и США

Путин поднялся к власти как либерал. С 80-х годов прошлого века до начала века нынешнего Россия и Китай в разной степени обращали особое внимание на изучение запада и сотрудничество с ним. Тем не менее лично пережив болезненную трансформацию России в 90-е, после прихода к власти Путин постепенно переходил к консервативной политической линии.

Путинский «поворот к консерватизму»: основан на позиции России, уважении к традициям

В 2003 году Путин начал усиливать власть федерального центра, арестовав Михаила Ходорковского, владельца крупнейшего частного предприятия, контролировавшего энергоресурсы страны. Из-за этого запад перестал видеть в России либеральное, демократическое государство с рыночной экономикой. В 2007 году на заседании клуба «Валдай» российский президент открыто заявил: «Я — консерватор».

Ранее я лично задал ему вопрос о значении консерватизма, которого он придерживается. В понимании Путина консерватизм, во-первых, основан на позиции страны, во-вторых, подразумевает уважение традиций своей страны, и в-третьих, значит сохранение наследия человеческой цивилизации, например, уважение к религии, любовь к родине, защита семьи, забота о женщинах и детях и так далее. Он считает, что, находясь в процессе быстрого развития модернизации, с помощью традиций можно поддерживать крепкую связь прошлого и будущего. Путин особенно подчеркнул: «Так называемый консерватизм — это не регресс и не затворничество. Как раз наоборот, то, что делаем мы, ничем не отличается от того, что делали наши друзья из Европы, Америки и Азии». Однако факты показывают, что европейским и американским элитам сложно принять подобную трактовку.

Глазами Путина: геополитика глубже идеологии

В 2001 и 2002 году, уже после своего вступления в должность, Путин неоднократно пытался выяснить, может ли Россия вступить в НАТО, но безрезультатно. НАТО и ЕС, напротив, последовательно и в широких масштабах расширялись на восток. В 2009 году США попытались вовлечь в НАТО Грузию и Украину, что и стало истинной причиной войны. Желание Украины вступить в ЕС или НАТО, появившееся в конце 2013 года и существующее до сих пор, висит над головой России словно «дамоклов меч». Министр обороны США времен Билла Клинтона, Уильям Перри, будучи одним из главных лиц, определяющих политику того времени, не без сожаления вспоминает о том, что, если бы в процессе расширения НАТО на восток и принятия в свой состав стран Восточной Европы, запад обращал большее внимание на интересы и чувства России, ситуация сегодня не была бы такой напряженной.

Путин неоднократно говорил, что односторонний выход США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны положил начало ухудшению отношений между Россией и США. Ранее, чтобы замаскировать свои ошибки, США принимали меры против Ирана, а сейчас абсолютно ясно, что идет продвижение решения о размещении американских систем ПВО в Польше и Румынии. В конце 2018 года Трамп открыто заявил о выходе из ДРСМД. Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, будучи в Москве, заявил, что этот шаг направлен не против России, а против Китая. Однако многие аналитики заявляют, что США гораздо сильнее хотели разместить ракеты малой и средней дальности вокруг территории РФ для защиты стран «новой Европы» от российской угрозы. В 2017 году, через 10 лет после выступления Путина на Мюнхенской конференции по безопасности, российские специалисты сказали мне: «Смотрите, а Путин оказался дальновиден».

Суть проблемы заключается в том, что даже после смены идеологического режима Россия не смогла избежать беспощадного геополитического давления со стороны запада. Именно поэтому «в международной политике геополитика глубже идеологии», — так Путин несколько раз резюмировал свои идеи.

Россию и Китай в период кризиса сблизило дипломатическое давление

Развитие российско-китайских отношений в конце прошлого века и в последующие годы отнюдь не неожиданность. Восстановление отношений между КНР и СССР в 1989 году прежде всего было связано с тем, что стороны переосмыслили глубокую неприязнь, царившую в их отношениях во времена холодной войны. В то же время желание дружбы и сотрудничества, совместного развития и безопасности привели к тому, что в середине 90-х КНР и РФ установили отношения стратегического партнерства. Стороны условились не противостоять друг другу, а также не развивать отношения, основываясь на идеологических позициях. Особенно стоит упомянуть то, что в начале нового века спустя 40 лет переговоров Россия и Китай наконец разрешили пограничный спор, что позволило странам сосредоточиться на внутренних делах. Создание в 2001 году Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) стало твердой опорой для сотрудничества и стабильности в регионе, связывающем Россию и Китай. В то время я принял участие во многих международных конференциях, где давал положительную оценку стабильному развитию российско-китайских отношений.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди, президент РФ Владимир Путин, президент Пакистана Мамнун Хусейн и другие лидеры на церемонии фотографирования глав государств - членов ШОС перед началом заседания Совета глав государств. 10 июня 2018

Однако фактически все «движения» КНР и РФ не могли не оказаться под влиянием внутренней и внешней среды. Произошедшая на стыке веков Косовская война для России стала переломным моментом в отношениях с США со времен примирения после Холодной войны, она навсегда запечатлелась глубоко в душе. Бомбардировка американцами посольства в Югославии затронула кровные интересы Китая. Схожие события, произошедшие в примерно одно время, сблизили Россию и Китай. В 2003 году, когда началась война в Ираке, РФ и КНР совместными усилиями противостояли унилатерализму США. В том же году Фрэнсис Фукуяма, считавший завершение холодной войны «концом истории», осознал, что все трудности трансформации 90-х годов положили начало следующей идее — усиление государственного строительства является ключом к удачной трансформации. Стоит обратить внимание также на то, что взгляды Фукуямы подтвердили уже происходящее на практике усиление государственного строительства в России и Китае.

Вечером 8 августа 2008 года мировую общественность потрясла церемония открытия Олимпийских игр в Пекине. В тот же день начался конфликт в Южной Осетии. Несмотря на то, что на первый взгляд между этими двумя событиями нет ничего общего, позиция американских СМИ была предвзята. Американский неоконсерватор Роберт Каган высказал предположение о том, что раз эти события произошли в одно и то же время, то «российско-китайская ось авторитаризма уже сформирована».

Последние несколько лет глобальная политическая и экономическая конкуренция постепенно становится региональной. В Восточной Азии есть корейский ядерный кризис, в Юго-Восточной — конфликт в Южно-Китайском море, в Европе — война в Южной Осетии и украинский кризис, на Ближнем Востоке — война в Сирии. Но какая же главная причина непрекращающихся региональных конфликтов? Цивилизации. Хотя несогласие с «Столкновением цивилизаций» Хантингтона и является мировым «трендом», судя по этим 10 с лишним лет, ряд конфликтов ухудшались из-за цивилизационной подоплеки. Существование на этом фоне таких важных незападных культур как китайская и русская особенно привлекает внимание. После того, как разразился мировой финансовый кризис, быстрорастущий Китай и переживающая из-за повышения цен на нефть «золотое десятилетие» Россия находились в процессе поиска и построения новой модели отношений с Европой и США, которые оказались перед лицом кризиса. С одной стороны, шло углубление отношений в рамках ШОС, создание механизмов работы БРИКС; с другой стороны, площадка мирового экономического управления из «Большой семерки» превратилась в «Большую двадцатку». Произошедшие впоследствии украинский кризис (особенно крымский вопрос) означали, что игра между главными державами мира вступила в новую фазу «геополитической и экономической конкуренции + борьбы цивилизаций». Министерство иностранных дел КНР заявило: истоком украинского кризиса являются сложные «исторические перипетии». Так в процессе налаживания отношений с мировыми державами Китай все больше стремится к сдержанности и стойкости.

Акция протеста во Львове

Феномен Трампа: удар по самой себе от западной цивилизации

В данный момент российско-китайско-американские отношения натолкнулись на «феномен Трампа» — его поступки нельзя объяснить, руководствуясь только идеей индивидуальности. Ставка на концепцию «Америка прежде всего» имеет под собой реальную базу. Считать, что цель Трампа заключается в урегулировании отношений с Россией неразумно. Более глубокой причиной для всего происходящего является то, что западная цивилизация, начавшаяся с эпохи Ренессанса и развивавшаяся во время промышленной революции и последующие несколько сотен лет, в данный момент бьет по самой себе. Мобильность людей и миграция стали основой для возникновения США, сейчас же миграция беженцев — это катастрофа; демократические выборы были изобретением человечества, но политики из элиты, которые постоянно держат в своих руках власть, вызывают беспокойство; свободомыслие и опора на факты представляют собой квинтэссенцию западной цивилизации, и сейчас от интернета никуда не спрячешься, но правду бывает трудно отыскать в потоке фейковых новостей.

Все это — вызов для отношений Китая, России и США, но в то же время дает и возможности. Если смотреть на проблему в долгосрочной перспективе, то мы увидим, что противодействие истеблишменту популяризируется, оно вдохновляет многих людей; отход от мультилатерализма приносит хаос, но и вносит свои коррективы в политическое пространство; у национализма есть своя цена; в некоторых районах ориентация на сотрудничество не поможет достичь стабильности и правильной коммуникации.

Нынешние и будущие направления развития отношений в треугольнике «Китай-США-Россия»

2018 год имеет особое значение в процессе эволюции трехсторонних отношений Китая, США и России.

Главные изменения 2018 года: главные враги США — Россия и Китай, Путин снова у власти, XIX съезд КПК

Это первый год, когда в официальном документе США определили Китай и Россию в качестве своих главных противников, первый год четвертого президентского срока Владимира Путина, первый год после изменения структуры власти на XIX съезде КПК. Три этих события произошли почти одновременно, что означает начало нового долгого исторического периода. Он будет во многом переходным, все еще есть надежда на международное развитие. Однако после того, как США начали видеть в Китае своего главного противника, напряжение в отношениях двух стран будет неизбежно возрастать. Со времен установления между Китаем и Россией отношений стратегического партнерства, это — первое существенное изменение в отношениях КНР и США, которые раньше не были «ни врагами, ни друзьями».

Усложнение траекторий развития современной мировой истории дает начало мирному сосуществованию России и Китая

Сотрудничество России и Китая в рамках трехсторонних отношений имеет глубокую внутреннюю логику. Давайте посмотрим на современную историю региона, в котором ученые насчитывают три модели развития. Основная модель европоцентрична, считается, что развитие Европы активизирует весь мир. Вторая модель ставит Китай во главу «даннической системы Восточной Азии». Распространение китайской культуры на протяжении нескольких тысяч лет сохранило долгосрочную стабильность в остальных странах региона.

Развитие в последние годы собственной «азиатской школы», специализирующейся на евразийском регионе, подчеркивает существование еще одной оси помимо Европы и Восточной Азии: политической структуры узлов на материке, появившихся благодаря расширению монгольской империи, а также последующих политических сдвигов, связанных с разделением на восток и запад. В 1689 году китайский император Канси из династии Цин и Петр Первый, оба «правопреемники» монгольской империи, подписали Нерчинский договор, который не только стал первым равноправным договором в российско-китайских отношениях, но также и обеспечила мир и стабильность в регионе до второй половины XIX века, когда царская Россия начала экспансию в Китае. Этот договор положил начало новому международному порядку, отличавшемуся от традиционного восточноазиатского подхода и западноевропейской системы национальных государств. Власть в обоих империях была централизована, но обе они в разной степени учились у запада: Петр Первый скопировал западную систему, а император Канси уделял пристальное внимание западной культуре.

Именно поэтому в 70-ю годовщину установления отношений между Россией и Китаем стоит обратить внимание на глубокие исторические корни нынешнего сосуществования и сотрудничества.

Четыре особенности взаимодействия Китая, США и России: долгосрочное влияние и самоограничение внешней и внутренней политики

В чем же состоят особенности взаимодействия Китая, США и России? Я считаю, что три фактора в совокупности, а именно «асимметрия возможностей, легкость возникновения конфликтов, желание уравновесить силы и возможность сотрудничества в долгосрочной перспективе повлияют и ограничат внешнеполитическую стратегию и развитие внутренней ситуации в вышеупомянутых государствах.

С точки зрения экономической асимметрии возможностей, то здесь США превосходит Россию и Китай в том, что касается научно-технической и экономической мощи. С точки зрения двусторонних отношений в треугольнике, то Китай и Россия, Китай и США во многом дополняют друг друга, в то время как экономические взаимоотношения между Америкой и Россией довольно слабы — товарооборот между ними составляет всего лишь 1% от общего. В 2018 году двусторонняя торговля между КНР и РФ достигла показателя в 100 миллионов долларов, что в определенной степени связано с повышением цен на энергоресурсы. Торгово-экономические отношения Китая и России еще не преодолели зависимость от полезных ископаемых.

В политическом отношении силы государств неравны, отличающиеся социальные системы и идеология делают треугольник Китая, США и России неравносторонним. США не могут избавиться от политической предвзятости по отношению к КНР и РФ, но если последние реформируют свою традиционную систему, то насколько изменились их американские друзья? Россия и Китай выступают за то, что идеология не является помехой в двусторонних отношениях, однако США считают, что необходимо усиливать идеологическую составляющую и отношения в рамках альянсов, чтобы противостоять России и Китаю.

Рабочая поездка президента РФ В. Путина в Дальневосточный федеральный округ. День второй

С точки зрения безопасности у КНР и РФ, стоящих спина к спине, есть очень широкое пространство для маневра. Однако существуют глубокие отличия в геополитике на суше и на море. Начиная с украинского кризиса и войны в Южной Осетии, геополитическая сложность существования на евразийском континенте куда выше, чем в безопасной атмосфере, где находится США. Исходя из этих соображений очень многие люди склонны демонизировать некоторые вещи. Китай одной стороной обращен к материку, а другой к морю — неужели он не может двигаться путем не полностью морском и не полностью сухопутной державы? Может ли он играть регулирующую роль в геополитических конфликтах на море и на суше?

Поведение китайской стороны в трехсторонних отношениях в условиях «асимметрии возможностей»

Неясность направлений развития, возникшая в США вследствие неопределенности будет продолжаться, а урегулировать российско-американские отношения за короткий срок будет крайне сложно. Однако перемены, произошедшие в 2018 году, показали, что все в наших руках. Успех зависит от того, сможет ли Китай завладеть ситуацией и рационально и прагматично уладить конфликты в рамках отношений трех стран.

Во-первых, стоит рассмотреть будущий мировой порядок с точки зрения теории и механизмов системы.

Генри Киссинджер в своей новой книге «Мировой порядок» считает, что ключ к его построению — это, во-первых, баланс сил, а во-вторых, легитимность. Однако он заявляет, что, хотя у всех стран есть свои взгляды и позиции касательно мирового порядка, он может быть только один. Существует ли между Китаем, США и Россией база для обмена опытом? Я думаю, что да. В США уже идет огромное количество дискуссий о мировом порядке. Стоит обратить внимание на то, что, как оптимистично заметил профессор Принстонского университета Джон Айкенберри, неважно, смотрим мы на ситуацию с точки зрения временного развития мирового порядка или же его разного содержания, перемены, произошедшие за более 100 лет, показывают, что западная система постепенно склоняется к принятию плюралистического мирового порядка и развивается в этом направлении. Разумеется, все это было сказано Айкенберри в условиях мирового финансового кризиса. В последние годы его позиция, равно как и позиции других ученых, стали куда тверже.

Как бы то ни было, я считаю, что в вопросе мироустройства еще есть пространство для обсуждения. Можно рассматривать это в качестве опоры для будущего развития трехсторонних отношений Китая, России и США. Китайские научные круги могут провести исследования в этой области и углубить свои контакты с остальным миром. Возможно, что в процессе обсуждения будущего мирового порядка будет место разнообразию мнений, которые потом будут обобщены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.