Администрация должна поддержать переходный политический период, который не угрожает старой гвардии настолько, что та решит бороться до конца. И США должны присоединиться к другим нациям, чтобы помочь стране, которую фактически уничтожили в течении последнего десятилетия. И все это требует осторожной демократии, многостороннего подхода и приглушенного, а не помпезного давления.

И Венесуэла также становится вызовом для Демократической партии. Могут ли они поднять свой голос за Венесуэлу и внешнюю политику в целом? Существуют тревожные признаки того, что новая внешняя политика демократов может обернуться рефлексивным изоляционизмом, что не так уж и отличается от своих инстинктов президента Трампа — «Америка превыше всего».

Республиканка Тулси Хаббард (представляет Гавайи) сказала: «США должны стоять в стороне Венесуэлы. Позвольте венесуэльцам определить свое будущее». Республиканка Ильхан Омар (Миннесота) сказала: «Мы не можем вручную предлагать лидеров для других стран во имя многосторонних корпоративных интересов». Сенатор Берни Сандерс (Вермонт) отметил: «Мы должны изучить уроки прошлого и не лезть в дела по изменению режима или поддержки переворотов». Герой левых Ноам Хомски и десяток других академиков и активистов подписали письмо, в котором вину за кризис в Венесуэле целом возлагают на действия США.

Действительно надо кому-то объяснять, что проблемы Венесуэлы изначально вызванны ее собственным отвратительным правительством? И что венесуэльцам не позволяли определить их собственное будущее и выбирать своих собственных лидеров годами, начиная с правления Уго Чавеса. Нынешнее правительство пришло к власти, подтасовав выборы, разрушив оппозиционные партии, заткнув рот СМИ, и используя летальную силу против протестующих. В течение одной только январской недели промадурские силы убили по меньшей мере 30 человек и арестовали не менее 850, в соответствии с данными ООН.

Режим Чавеса-Мадуро разрушил то, что когда-то было богатой нацией Латинской Америки, создав почти немыслимую инфляцию в 1000000 процентов (цены удваиваются примерно каждые 19 дней). Самым простым, самым мрачным индикатором того, насколько все плохо в Венесуэле, является то, что с 2015 года примерно 3 миллиона венесуэльцев бежали из страны. Это более 10% населения страны, что эквивалентно 33 миллионам американцев в случае США.

И миллионы венесуэльцев остались и борются. Они вышли толпой, чтобы проголосовать против своего правительства, почти устранив Мадуро в 2013 году несмотря на несправедливые выборы, и успешно приведя оппозиционный парламент к власти в 2015-м. За последние несколько лет венесуэльцы организовывали массовые протесты против режима, несмотря на применямый против них слезоточивый газ, несмотря на аресты и убийства. Они объединились вокруг оппозиционного лидера Хуана Гуайдо и используют конституционный процесс смещения контроля над правительством от режима Мадуроо к избранному парламенту.

Многие годы правительство Венесуэлы использовало свое нефтяное богатство в поддержку антиамериканских движений в Латинской Америке — от Кубы до Никарагуа. Оно имеет тесные связи с наркоторговцами, и документы хорошо подтверждают то, что режим наладил прочные связи с Ираном и даже «Хезболлой». Режим Мадуро, и это не стало сюрпризом, поддержала недостойная галерея авторитарных лидеров, включая российского президента Владимира Путина, китайского лидера Си Цзиньпина и турецкого президента Реджепа Эрдогана.

Впереди большие дебаты о том, каким путем идти навстречу прогрессивной внешней политике. Имеет место и обоснованный скепсис относительно оборонного бюджета США в размере 700 миллиардов долларов, и эта сумма растет. И имеют место уроки, которые следует изучить из чрезмерного разрастания американских власти за рубежом, из тех интервенций, которые продолжались слишком долго. Политика в отношении Венесуэлы требует тактичности, внимательности, регионального привлечения. И чтобы защитить себя от опасности ошибок и плохих действий, ответом не должго стать твердое бездействие.

В блестящей книге, «Внешняя политика для левых», которая вышла в прошлом году, политический философ Майкл Уолцер говорит, что позиция левых, которую они занимали по умолчанию, имеет склонность превращаться в бездействие. Мир сложен, американской силой можно злоупотреблять, информации никогда не достаточно, поэтому лучше не вмешиваться.

Но такие критерии могут стать причиной для бездействия и дома. В конце концов, быстрый переход к программе медицинского страхования для всех также включает в себя сложности и риски.

Вальцер приводит убедительное обоснование: «В мире, охваченном войнами и гражданскими конфликтами, религиозным фанатизмом, террористическими атаками, крайним правым национализмом, тираническими правительствами, ужасным неравенством, и распространенными бедностью и голодом, мировые необходимо взвешенное внимание со стороны левых». Еще один дополнительный пример: вы не можете решать вопросы изменения климата без глубокого и длительного сотрудничества с 95% человечества.

«Нашим наиболее глубоким обязательством является солидарность с людьми, которые в беде», — пишет Вальцер. Прямо сейчас в нашем полушарии существуют миллионы людей в беде, которые пытаются себе помочь. Они заслуживают активную поддержку левых американцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.