История отношений Трампа и России — это драма в четырех актах.

Акт I: Отрицание

Джордж Стефанопулос (George Stephanopoulos): Существуют ли какие-либо связи между г-ном Трампом, вами или вашим предвыборным штабом и Путиным с его режимом?

Пол Манафорт (Paul Manafort): Нет, никаких связей. Это абсурд. (24 июля 2016 года)

Дональд Трамп: Ничто не связывает меня с Россией. У меня нет никаких проектов в России. Я работаю по всему миру, но у нас нет ничего в России. (26 июля 2016 года)

Хоуп Хикс (Hope Hicks): В период предвыборной кампании общения между предвыборным штабом и какими-либо иностранными лицами не было. (11 ноября 2016 года)

Крис Уоллес (Chris Wallace) спрашивает, были ли какие-либо контакты между предвыборным штабом Трампа и Россией.

Майк Пенс (Mike Pence): Разумеется, нет. С чего им быть? (15 января 2017 года)

Акт II: Факт контактов подтвердился

«Контакты были», — сказал один российский чиновник. (New York Times, 10 ноября 2016 года)

«У предвыборного штаба Трампа было как минимум 18 контактов с россиянами, о которых ничего не сообщалось». (Reuters, 18 мая 2017 года)

«Представители предвыборного штаба Трампа общались с россиянами как минимум 32 раза». (Washington Post, 13 ноября 2017 года)

«У Трампа и его помощников было более 100 контактов с россиянами до инаугурации». (New York Times, 26 января 2019 года)

Акт III: Роль России

«Президент России Владимир Путин распорядился провести в 2016 году кампанию влияния, нацеленную на президентские выборы в США». (Оценка американского разведывательного сообщества, 6 января 2017 года)

Российские агенты покупали рекламу в Фейсбуке и распространяли провокационные посты, которые оказались в лентах как минимум 126 миллионов пользователей Фейсбука. Россияне опубликовали более 131 тысячи сообщений в Твиттере и загрузили более 1000 видео на Ютубе. (Из заявлений этих компаний, подготовленных к слушаниям в Конгрессе, октябрь 2017 года)

Российская разведка действовала, чтобы «получить несанкционированный доступ („взломать") к компьютерам американских граждан и компаний, связанных с президентскими выборами 2016 года, украсть документы с этих компьютеров и организовать публикацию украденных документов, чтобы повлиять на ход президентских выборов 2016 года». (Обвинительное заключение в отношении 12 россиян, 13 июля 2018 года)

Акт IV: Признание

Президент Трамп признает, что уже после начала предвыборной кампании в 2016 году представители его компании вели с Россией переговоры по поводу строительства недвижимости в Москве. (New York Times, 31 января 2019 года)

***

Пол Манафорт сообщил прокурорам, что он несколько раз разговаривал с россиянином Константином Килимником, который, по некоторым данным, связан с российской разведкой. Килимник прилетел в Нью-Йорк, чтобы провести важную встречу 2 августа 2016 года, когда Манафорт еще был главой предвыборного штаба Трампа, и во время той встречи они обсуждали мирное предложение для Украины, которое могло бы урегулировать конфликт вокруг вмешательства Путина в дела этой страны. Этот вопрос занимал важное место в списке приоритетов Путина.

Возможно, Манафорт также передал Килимнику конфиденциальные данные опросов. Пока неясно, были ли те данные каким-то образом использованы россиянами в их вмешательстве в американские выборы.

4 февраля 2019 года федеральный прокурор Эндрю Вайссман (Andrew Weissmann) сказал: «Я считаю, что это непосредственно касается сути того, что сейчас расследует команда спецпрокурора».

Манафорт и Килимник ушли со встречи 2 августа отдельно друг от друга и через разные выходы.

***

«Я живу в личном и психологическом заточении с того самого рокового дня, когда я принял предложение поработать на известного магната в сфере недвижимости, чьей деловой хваткой я искренне восхищался… Именно моя собственная слабость и слепая верность этому человеку заставили меня предпочесть путь тьмы свету».

«Именно по этим причинам я предпочел принять участие в незаконных действиях президента и не прислушался к своему внутреннему голосу, который должен был предостеречь меня, что те махинации с финансами предвыборной кампании, в которых я позже признал себя виновным, были проявлением коварства… Прежде всего я хочу попросить прощения у американского народа. Вы заслуживаете того, чтобы знать правду, и лгать вам было несправедливо». [Заявление Майкла Коэна (Michael Cohen) в суде 12 декабря 2018 года. Ранее он признался, что он солгал Конгрессу об инвестиционных интересах Трампа в России.]

Для публики

Согласно результатам опроса, недавно проведенного «Вашингтон пост» и «Шар» (Schar), 43% американцев до сих пор сомневаются в том, что Россия вмешалась в президентские выборы 2016 года. Но это больше не должно вызывать сомнений.

Тем не менее пока не ясно, какую именно роль предвыборный штаб Трампа сыграл во вмешательстве России — и сыграл ли вообще.

Но нам известно, что между россиянами и предвыборным штабом Трампа было более 100 контактов. Более того, спецпрокурор Роберт Мюллер (Robert Mueller) доказал, что четверо представителей ближайшего окружения Трампа лгали о своих контактах с Москвой.

Ставки сейчас крайне высоки, потому что эта драма — о целостности американской политической системы. Нам следует с осторожностью относиться к заявлениям о том, что мы можем предсказать ее финал, но я продолжаю возвращаться к блестящему вопросу вице-президента Пенса, заданному им в тот момент, когда он отрицал факт контактов предвыборного штаба с Россией: «С чего им [контактам] быть?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.