В условиях глобализации, происходящей на протяжении последних двадцати лет, я, как американец, могу почти с полной уверенностью сказать, что Америка уже значительно утратила позиции «мирового гегемона», и политическая система обеих партий постепенно оказывается на грани краха.

Многие согласны с тем, что Соединенные Штаты в самом деле никак не могут вернуться к своему политическому пику 1990-х годов. Но большинство людей так и не пришли к единому мнению о том, что же все-таки стало причиной возникновения тенденции спада. По этому вопросу разошлись мнения не только американцев и китайцев, западная научная общественность также никак не может достичь консенсуса.

Однако прежде всего необходимо устранить недопонимание:

Упадок американской политической системы не имеет ни малейшего отношения к мигрантам из стран Латинской Америки. 

Многие интернет-пользователи руководствуются следующей логикой:

Америка — сильная держава, поскольку она является капиталистической страной, созданной белыми европейцами. По сравнению с демократами республиканцы больше склоняются к идеологии превосходства белой расы и капитализму, поэтому демократическая партия может привести Америку к упадку. Подавляющее большинство мигрантов из Латинской Америки поддерживают демократов, поэтому рост численности латиноамериканского населения в долгосрочной перспективе пошатнет политическую систему США и в конечном итоге приведет страну к краху.

Но я убежден в неправильности такой логики, и вот почему:

1. Соединенные Штаты всегда были многонациональным государством с большим числом мигрантов.

Сейчас американская экономика не находится в руках белых англосаксов. На самом деле, понятие «белый» постоянно обновляется с течением времени, и сейчас это определение уже не имеет ничего общего с цветом кожи.

Например, в 20-х годах прошлого века так называемыми «белыми» считали только американцы английского или немецкого происхождения. Белый человек того времени очень враждебно относился к «небелым» европейским мигрантам, которые только прибыли в Америку. К примеру, «белый» часто вешал на мигранта из Ирландии, находящегося на ступень ниже него, клеймо «алкоголика», на еврея — ярлык «скряги», мигранты из Италии всегда ассоциировались с «мафией», а поляков всегда считали «тупыми». В то время «белые люди» распространяли эти идеи повсеместно, и эти группы мигрантов не могли от этого спастись и не имели возможности интегрироваться, но их потомки не только прочно обосновались в Америке, но и хорошо перемешались, и потому они теперь тоже считаются «белыми». 

Я убежден в том, что ситуация с мигрантами из Латинской Америки может быть аналогичной. Например, несмотря на то, что сейчас американцы вешают на мексиканца ярлык «наркоторговца», в долгосрочной перспективе у мигрантов из Латинской Америки должна быть возможность интеграции в американское общество. Уже сейчас мы можем видеть множество чрезмерно «приукрашенных» американцев латиноамериканского происхождения, и концепция так называемого «белого латиноамериканца» уже стала распространенным термином, к которому часто прибегают американцы.

2. Только что прибывшие в Соединенные Штаты нищие мигранты обычно поддерживают Демократическую партию, поскольку склоняется к левому курсу, а политический курс на социализм, подобный «Новому курсу» Рузвельта, отвечает интересам слоев населения, живущих на одну зарплату. Но когда потомки мигрантов интегрируются в американское общество, либо же когда заработают деньги, они начнут склоняться к Республиканской партии. 

Например, мои предки — бедные евреи, которые более ста лет назад из Восточной Европы переселились в Америку. На выборах 1940 года 90% американских евреев поддержали Демократическую партию. Однако после того, как в стране значительно повысился экономический статус евреев, на выборах в 2012 году лишь 69% евреев проголосовали за демократов. Сейчас около 50% американцев ирландского происхождения поддерживают Республиканскую партию, уровень поддержки американцами итальянского происхождения тоже значительно повысился, такая тенденция не имеет ничего общего с той, которая наблюдалась во времена их предшественников. Я убежден, что уровень поддержки Демократической партии американцами латиноамериканского происхождения в долгосрочной перспективе будет падать.

3. С начала президентства Рейгана экономическая политика обеих партий постепенно начала отходить от понятия «социал-демократии» и последовательно с 1980-х годов перешла к «неолиберализму».

В сравнении с Демократической партией, Республиканская партия в самом деле поддерживает жесткий и быстрый неолиберализм. Но вне зависимости от того, какая партия пребывает у власти, в экономической политике последних 35 лет нет существенных различий, и неважно, какую партию поддерживают белые, американцы латиноамериканского происхождения, азиатского происхождения, афроамериканцы и многие другие — это не окажет значительного влияния на будущее Америки.

Итак, если политический упадок Соединенных Штатов не вызван появлением мигрантов из Латинской Америки, то что же тогда является его причиной?

Давайте взглянем на экономическую историю Америки:

В период экономического процветания в 20-х годах прошлого века экономическая политика США была обращена к капитализму. В то время американские капиталисты стали так называемыми нуворишами, и, хотя экономическое положение людей низких слоев общества немного улучшилось, но их жизнь в целом по-прежнему была тяжелой. Однако из-за несовершенства экономических законов традиционного капитализма того времени, дешевые кредиты, распространенные по всей Америке, в конечном итоге привели к Великой депрессии 1930-х годов.

В 40-е годы экономику США удалось восстановить, в основном, по двум причинам:

1) Вторая мировая война подорвала жизнеспособность Европы, и Америка восстановила ее в соответствии с «Планом Маршалла», после чего получила огромные экономические выгоды;

2) «Новый курс» Рузвельта выработал меры, тяготеющие к социализму, например, повышение налоговых ставок для капиталистов, установление минимальной заработной платы, расширение полномочий профсоюзов, усиление контроля и надзора за банками и монополиями, помощь ветеранам в поступлении в университеты, обеспечение пожилых людей пенсиями и медицинским страхованием и так далее. Новый курс привел к появлению в 1950-х годах белого среднего класса.

Официальный визит советской правительственной делегации во главе с председателем Совета министров СССР Никитой Хрущевым в США. Нью-Йорк, сентябрь 1959 года

В период 1950-1970-х гг. в Соединенных Штатах реализовывалась «социал-демократическая» модель экономики, другими словами, несмотря на то, что американские активы и земля принадлежали капиталистам, те в свою очередь должны были платить за это крупные суммы, и обычные люди могли получать довольно хорошие материальные блага. Хотя система поощрений, предложенная Рузвельтом, не достигла стадии «кормления тунеядцев», однако ее было достаточно для того, чтобы заработать на жизнь. Поэтому в целом в то время средний класс имел достаточно стабильное положение, и уровень потребления обычных людей стремительно возрос. 

Однако, с избранием Рейгана президентом в 1980 году началось смещение экономической модели США к так называемому «неолиберализму». Для этой модели характерны: глобализация, перемещение заводов в Азию, ликвидация профсоюзов на территории Америки, ослабление контроля правительства над экономикой, снижение налогов, уменьшение благосостояния и многое другое.

Неолиберализм действительно может быть выгодным для господствующего класса, но в долгосрочной перспективе такая экономическая модель неизбежно приведет к все большему разрыву между бедными и богатыми в стране и постепенно ликвидирует средний класс. Из приведенной ниже диаграммы можно увидеть, к каким последствиям привел в отношении американского среднего класса неолиберализм, реализуемый с 1980-х годов. (можно найти в оригинале статьи — прим. ред.)

И данные о неравенстве между богатыми и бедными… (можно найти в оригинале статьи — прим. ред.)

Из-за положительного эффекта спекуляции на рынке, экономическая модель, основанная на неолиберализме, способна в краткосрочной перспективе принести пользу среднему классу, однако в долгосрочной перспективе нанесет огромный вред. Сейчас в Америке уже много озлобленных людей, которые стали склоняться к «социализму» и «этатизму» Дональда Трампа. Законопроект о выходе Великобритании из Европейского союза не является совпадением и соотносится с нашим американским феноменом.

Но что еще более страшно — внешняя политика, диктуемая неолиберализмом.

Несмотря на то, официально неолиберализм возник в 1980-х годах, но на основе «политики сдерживания», реализуемой после Второй мировой войны в отношении коммунизма, в 1950-е годы Америка приняла решение во что бы то ни стало встать во главе мира. Для сохранения модели собственной экономической свободы ей необходимо прибегать к методам насилия, чтобы ликвидировать политические системы других государств, создать марионеточное правительство, заставить их открыть собственные границы и сделать так, чтобы они осуществляли политику свободной торговли. 

Такие страны, как Япония и Южная Корея, после Второй мировой войны никак не могли сопротивляться Соединенным Штатам (или не хотели). Однако многие другие страны и регионы, такие как Китай, Северная Корея, Вьетнам, Южная Америка, в целях противостояния европейскому и американскому империализму обратились к коммунизму.

Но за исключением Кубы все социалистические движения в Южной Америке были полностью ликвидированы Соединенными Штатами, и политическая система заменена на так называемое «демократическое» марионеточное правительство. В Азии очень стойким было сопротивление Китая и СССР, поэтому Америка тогда не смогла низложить политическую систему Китая, Кореи и даже Вьетнама. На Ближнем Востоке ситуация была несколько иной: в 1950-х годах социалистические движения в регионе окончились неудачей, и позже он, чтобы сохранить собственную политическую власть, обратился к национализму и радикальному исламизму.

© AP Photo,
Фидель Кастро и Муаммар Каддафи в Триполи, 1977 год

Таким образом, мы можем судить, что данная экономическая модель в долгосрочной перспективе не может быть устойчивой, вне зависимости от того, реализуется она в Америке или за ее пределами.

С другой стороны, экономическая модель Китая действительно имеет нечто общее с неолиберализмом, например, рыночная экономика и конкурентное общество. Но в китайской модели есть очень существенные отличия: усиление управления и контроля правительства над внутренней экономикой, направление государственных денег на образование, медицину, оборудование и инфраструктуру, план ликвидации бедности и многое другое. Вместе с тем у экономической модели Китая действительно есть и некоторые изъяны, в особенности — пузырь на рынке недвижимости и инвестиции с высоким риском.

Однако Соединенные Штаты очень боятся экономического развития Китая, в основном потому, что:
1) Долгосрочная экономическая модель Китая полностью отличается от неолиберализма, и это приводит ко многим торговым конфликтам;
2) Если китайская армия в самом деле может контролировать Южно-Китайское море, это означает, что контроль над судоходной торговлей между Китаем и Америкой находится в руках Китая. В таком случае и Китай, и США будут «мировыми гегемонами»;
3) Экономическая модель Китая действительно может оказаться успешной.

Сейчас у Соединенных Штатов есть три варианта подавления подъема Китая:
1) Изменить собственную экономическую модель, следовать за Китаем и признать его экономические потребности;
2) Начать широкомасштабную торговую войну;
3) Развязать Третью мировую войну.

Вероятность того, что будет выбран первый вариант, крайне мала, поскольку США больше не мировой гегемон, и это не соответствует интересам и потребностям правящего класса в Америке. Однако, если Америка выберет второй или третий вариант, то и она, и Китай в конечном итоге окажутся в критическом положении.

Другими словами, то, какой выбор сделает правящий класс США, не имеет значения, так как Америка утратила свое стабильное положение мирового гегемона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.