Во время своего правления Петр Порошенко четко и неуклонно демонстрировал соответствие своей манеры полученному имени. Петр — в православии — это камень, скала, на которой Мессия завещал построить церковь. И действительно, Петр Порошенко очень часто демонстрировал твердость характера и самообладание. Но с тем отличием, что он строил не церковь, а пирамиду власти. Строил ее отнюдь не с апостолами, а с тесным кругом подельников. Неприступным как скала он оставался только в отношении критиков со стороны демократических общественных институтов.

Такое поведение президента могло бы быть приемлемым при одном условии — если бы Украина была авторитарной страной и в ней не было выборов. Или если бы и были, но результаты заранее определялись бы где-то в Кремле или на Банковой. Потому что выборы — это время оценок и расплаты.

Недовольство деятельностью Порошенко росло и накапливалось, не давая шансов даже на малейшее ослабление напряженности. Сам гарант Конституции вообще не видел равных себе граждан, имеющих право на его критику. Поэтому, окрыленный успехами на старте, поскольку ему удалось объединить консенсусный план олигархата с чаяниями большинства украинцев на светлое будущее, Порошенко сразу оглох к «писку черни». Он сразу взялся выстраивать свою диктаторскую пирамиду, где не нужно было не то что советоваться с людьми, не надо было даже прислушиваться к мнению партнеров по коалиции.

Как только Порошенко занял пост президента, он начал продвигать свои кадры на самые ответственные должности. Появилась «квота» Порошенко в правительстве. И она не ограничилась определенными конституцией министрами обороны и иностранных дел. Понятно, что кандидатуры на должность министра обороны и генерального прокурора по закону относятся к компетенции президента, но почему они должны быть такими паршивыми? И это уже конкретный вопрос лично к Порошенко.

Порошенко, наверное, надеялся, что к моменту следующих выборов украинцы просто забудут назначение им министром обороны в наиболее ответственное и угрожающее для страны время «паркетного» генерала Валерия Гелетея. Гелетея, который запомнился дорогой фарфоровой улыбкой, хорошо подогнанным мундиром и сотнями убитых в Иловайском котле. Предполагаю, что и трагедия под Дебальцевым «ковалась» этим же министром. Да и Петр Порошенко проявил здесь незаурядный «талант» полководца. По сообщениям его пресс-секретаря, Порошенко лично провел рекогносцировку под Дебальцевым и отрапортовал, что 80% украинских военных выведены из опасной зоны. А что случилось с остальными? И хоть кто-то поплатился должностью после этой ужасной трагедии?

Но даже после этого, практически ни у кого не было шансов донести свое критическое мнение верховному главнокомандующему, талант которого так теперь превозносят его сторонники. Этого нельзя было сделать, потому что Петр Алексеевич во всем и всегда не ошибается. Лично он — лучший министр обороны, иностранных дел и даже глава Национального банка. Может поэтому трагедия под Иловайском закончилась обычной перестановкой фигур на шахматной доске. Президент принял отставку Гелетея и без замечаний назначил его руководителем Управления государственной охраны. И опять же, граждане Украины, не получив никаких комментариев и объяснений, вынуждены были затаить еще одну обиду на Порошенко.

Следующим непонятным для общественности шагом стало назначение генеральным прокурором с подачи президента Украины Виктора Шокина. На этот раз кандидатура вызвала в некотором роде шок, потому что участники Революции достоинства не находили объяснений такому кадровому выбору. Особенно в стране, ставшей, казалось бы, на путь радикальных реформ. Хотя уже тогда можно было понять, что Порошенко ничего не собирается реформировать. Он, скорее, преследовал цель укрепить старую систему. Но тогда, в 2015 году, с трудом верилось в то, что новый президент может быть не с «нами».

А спросить об истинных намерениях президента Порошенко не представлялось возможным. Он вел настолько «герметичную» политику, что о целесообразности отдельных назначений не было известно даже ведущим политикам страны. Расстановки своих бизнес-соратников на ключевые позиции также воспринимались сначала с определенным пониманием, потому что, мол, он должен опереться на проверенные кадры. Он даст им конкретные наставления, и дальше они будут работать на благо страны и общества.

Инструктаж, может, и давал, но совсем не тот, на который надеялись люди. Валерия Гонтарева, которая занималась структурированием сделок по привлечению финансирования для развития бизнеса компании Петра Порошенко «Рошен» в России, вдруг возглавила Национальный банк Украины. Гривна еще больше потеряла стабильность. Выглядело странно, будто гривна привязана к российскому рублю — рубль проседал, а за ним летела вниз и украинская валюта. Однако, Петр Порошенко со своим большинством в парламенте оставался невозмутимым. И даже после того, когда сгустились тучи над головой Гонтаревой и она «ушла в отпуск», Национальный банк еще долго был обезглавлен. Курс национальной валюты всегда был тем эталоном, который больше всего ощущают граждане при формировании цен на продукты и товары первой необходимости. А Порошенко и дальше оставался глухим и слепым к народному недовольству.

Сложилось впечатление, что Порошенко вообще решил не контактировать со своими гражданами напрямую. Он даже на долгое время воздерживался от открытых пресс-конференций. Для него были комфортными встречи с лояльными журналистами и приближенными блогерами. Это была странная коммуникация между президентом и гражданами. Поскольку «лидерам общественного мнения» (ЛОМ), приближенным и прикормленным, отводилась роль толкователей поступков, действий и планов президента Порошенко. И большинство из них, в силу своего таланта, пытались найти какую-то потаенную логику и объяснения действиям президента. Некоторые из них публично демонстрировали презрение к обычным гражданам, а те усматривали в этом такую же позицию президента.

Все, что происходило позитивного в обществе, как, например, открытие новой школы или отремонтированного отрезка дороги, должно было происходить в присутствии Порошенко. В народе начали распространяться анекдоты о «перерезывателе лент». Хотя все те события были очень далеки от сферы президентской деятельности, Петр Алексеевич, кажется, не обошел ни одного открытия школы или садика. Наверное, его консультанты так неосознанно представляли формирование позитивного образа президента. Но такая недальновидность советников понемногу начала превращать президента в персонаж анекдотов и карикатур.

Когда к Порошенко стали доходить мнения о недовольстве его кадровой политикой, отсутствием реформ и, особенно, нарекания на заоблачную коррупцию, то начинали действовать «лидеры общественного мнения». Они объясняли народу, что у президента «тупо нет полномочий». Такое объяснение выглядело особенно смехотворно на фоне того, когда для назначения генеральным прокурором «бездипломного» Юрия Луценко в парламенте вдруг «нашлись» голоса, и чтобы изменить закон, и чтобы проголосовать за эту несчастную кандидатуру. А после этого в стране начался цирк. Да, не во время этих выборов с выходом шоумена Зеленского на политическую арену, а именно с избранием некомпетентного и наглого Юрия Луценко генпрокурором.

После такой победы над здравым смыслом, Порошенко вообще перестал учитывать общественное мнение. Здесь стоит хотя бы вскользь вспомнить, как президент со своей камарильей сопротивлялся западному давлению относительно проведения правовой реформы и процессов по формированию новых антикоррупционных структур. Это и саботаж создания этих органов, и попытки выхолостить содержание самих законов. Это и, когда давление Запада из-за угрозы прекратить финансовую поддержку Украины стало настолько сильным, что не было куда деваться, удачные попытки запихнуть туда свои проверенные кадры, чтобы в конце парализовать их работу. Последней каплей стала отмена конституционным судом по инициативе депутатов, в том числе из президентского блока, статьи о незаконном обогащении. Это действие перечеркнуло буквально всю предыдущую деятельность новых антикоррупционных структур. И это, как бы того не хотелось самому Порошенко и его окружению, также не обошли вниманием граждане Украины.

Не оставили без внимания граждане Украины и результаты журналистских расследований о страшной коррупции в Укроборонпроме, и преступные схемы в энергетике с участием ближайшего соратника президента Игоря Кононенко. А Петр Алексеевич и в дальнейшем старался быть невозмутимым. Он сначала критически отнесся к журналистам, потом не соглашался с результатами расследований, а далее попытался плавно «заболтать» тему. Такое поведение президента ярко демонстрировало: Порошенко своих не сдает. А мнение общественности ему безразлично.

Но рано или поздно наступает день расплаты. День, когда каждый гражданин может сказать свое слово. Президент, как всегда, может его не услышать, но почувствует обязательно, заглянув в результаты подсчета голосов.

Недоступность Порошенко для критики аккумулировалась в страшный антирейтинг и взорвалась тотальным поражением. Сократить разрыв между кандидатами с помощью технологических уловок не удастся. Вернуться в прошлое и за 20 дней перед вторым туром исправить собственные ошибки за последние пять лет — физически невозможно. Тем более, что оппонент — внесистемный не политик, а значит, имеет гораздо более широкое поле для обещаний и меньшую ответственность за прошлое. О том, как подпортила репутацию Порошенко игра с прошлым, читайте в следующей статье.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.