«Почему ваш шоколад продается в Москве?» — спрашивает 41-летний актер и комик Владимир Зеленский, который, согласно экзит-поллам на момент вечера воскресенья, выигрывал президентские выборы на Украине. Вопрос, прозвучавший в адрес нынешнего главы государства Петра Порошенко во время экстравагантных пятничных дебатов на стадионе «Олимпийский» в Киеве, отразил главную причину недоверия общества к лидеру страны.

Шоколадный магнат, миллиардер Петр Порошенко возглавлял Украину на протяжении почти пятилетнего вялотекущего конфликта с Россией, во время которого он выступал за более жесткую политику в отношении Кремля. Но в то же время продукция одноименного «Рошен» (от «Порошенко») — самой популярной кондитерской марки в Восточной Европе — по-прежнему продавалась в Россию.

В конечном итоге из-за этого президент стал уязвимым в том, что касалось трех самых болезненных тем для Украины. Речь идет о повсеместной коррупции на всех уровнях управления, слабой экономике и продолжении оккупации обширных районов Восточной Украины пророссийскими «сепаратистами».

Неспособность серьезно продвинуться в решении хотя бы одной из этих проблем усугубил тот факт, что Порошенко не смог заставить избирателей забыть: в торговле с Россией есть и его доля, в то время как украинцы больше не могут купить в местных магазинах любимую российскую водку. Все это положило конец его президентству. 

Это крах не только Порошенко, но и всего поколения украинских политиков, включая не менее известную Юлию Тимошенко, которой также не удалось достичь значительных результатов на этих президентских выборах. На смену им пришел абсолютный новичок в политике, единственная подходящая квалификация которого — это то, что играя вымышленного президента в популярной комедии «Слуга народа», он выглядел соответствующе.

Это как если бы израильскому ведущему ток-шоу и политическому дилетанту Яиру Лапиду удалось избраться вместо Биньямина Нетаньяху. Но у Зеленского есть то, чего нет у Лапида, которого поддерживает небольшая группа скучающих представителей среднего класса, — по-настоящему широкая популярность.

Зеленского сравнивали с другим политиком-комиком — итальянцем Беппе Грилло. Но у Грилло долгое время была анархистская повестка, которая получала отражение в его шоу. Реплики же Зеленского писались не для политики, а для смеха. Его также сравнивали с молодым французским президентом Эммануэлем Макроном, который всего на пять недель старше Зеленского. Но у Макрона за плечами 13 лет «соответствующего» опыта работы в правительстве и финансах.

Слишком просто проводить такие параллели и говорить, что успех Зеленского — очередной пример того, как в эпоху Трампа на смену серьезным политическим дебатам приходят известность и популизм.

Украина не похожа ни одну из западных демократий. Ее волнуют насущные проблемы. Это молодая и нестабильная нация в тисках агрессивного соседа, который не считает ее за легитимную страну. Порошенко был прав, обращая внимание в своей кампании на неопределенную политику Зеленского в отношение попыток Украины дистанцироваться от России и приблизиться к НАТО и Европейскому союзу. Нет абсолютно никакой гарантии, что у Зеленского или, скорее всего, у олигархов, которые финансировали его кампанию, есть формула успеха там, где Порошенко потерпел неудачу.

Зеленский обладает одним ценным активом, которого можно быстро лишиться: он — консолидирующая и незапятнанная фигура, по крайней мере сейчас. И для страны, которая все еще борется не только за то, чтобы высвободиться из тисков России, но и за то, чтобы заявить о себе как об отдельной нации, это может быть огромным преимуществом.

И, конечно, нельзя игнорировать тот факт, что Украина — страна с очень неоднозначной и часто кровавой историей отношений с еврейским меньшинством — только что избрала еврейского президента. Украина — это государства, где все еще есть люди, которые по религиозным соображениям ухаживают за могилой Андрея Ющинского — христианского мальчика, найденного мертвым в Киеве 108 лет назад, смерть которого легла в основу дела Бейлиса о кровавом навете.

Антисемитизм на Украине не искоренен. До этого еще далеко. Но сейчас это единственная страна в мире помимо Израиля, где и премьер-министр (Владимир Гройсман), и президент — евреи. Голосуя за них, украинцы, которые отлично знают об их происхождении, также выступали с заявлением о своей стране.

Они хотели показать, что несмотря на российскую пропаганду, которая пыталась выставить украинских патриотов и националистов оголтелыми неонацистами и антисемитами (некоторые из них и вправду такие), новая Украина не в этом. Это попытка сформулировать новое видение национального статуса страны, которая может примириться со своим прошлым, меньшинствами и соседями. По крайней мере, пока Владимир Зеленский воплотил в себе эти идеи. 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.