Возможно, избранный президент Украины является новичком в политике, однако его стремительная победа над правящей политической элитой вдохновит активистов в России.

Вечером в прошлое воскресенье, 21 апреля, президент России Владимир Путине не стал поднимать трубку телефона, чтобы поздравить победителя президентских выборов на Украине. И он не сделал этого до сих пор. Путин перешел в режим ожидания. Возможно, потому что президент России никогда не сможет принять в своей собственной стране то, чего добилась Украина: свободные, честные и поистине конкурентные выборы, а также перспектива демократического перехода власти.

Несомненно, больше всего Путина поразила та фраза, которую произнес избранный президент Украины Владимир Зеленский вечером того дня, когда стало известно о его победе: «Всем странам бывшего Советского Союза: посмотрите на нас. Все возможно!» Этот конкретный призыв к переменам и к перестройке прежних структур власти за пределами Украины вряд ли будет хорошо воспринят в Кремле.

Итак, перед нами 41-летний украинский Владимир, бросивший вызов 66-летнему российскому Владимиру. Зеленский, бывший комедийный актер и телепродюсер, не имеет никакого опыта работы на государственной должности. Путин, бывший офицер КГБ, будет непрерывно править Россией в течение 25 лет — как президент и премьер-министр — к тому моменту, когда в 2024 году завершится его текущий президентский срок (при условии, что он выполнит требование российской конституции). У Путина пока нет четкого плана передачи власти. Между тем на Украине этот демократический процесс протекает довольно гладко. С момента распада Советского Союза 28 лет назад на Украине сменилось уже шесть президентов, а в России их было только три.

После победы Зеленского на выборах активисты в России задались вопросом о том, может ли пример Украины послужить для них уроком. Почему бы россиянам тоже не разобраться со старой системой и не создать новую? Когда ранее в этом месяце был свергнут президент Алжира Абдельазиз Бутефлика (Abdelaziz Bouteflika), когда свой пост покинул лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, активисты задумались: возможно, российский режим кажется прочным и однородным блоком, а Украина, возможно, выглядит политической авантюристкой, но, вполне вероятно, все далеко не так определенно.

Итоги президентских выборов на Украине стали очередным доказательством того, насколько сильно эта страна отделилась от некогда братской республики с момента краха коммунизма. Война на востоке Украины, которую спровоцировала военная агрессия России в 2014 году, — это только одна из причин. Однако очень важно рассмотреть то, как каждая из этих стран трактует историю. В вопросе трактовки советского прошлого между современной Украиной и путинской Россией существуют серьезные разногласия. Это общее тоталитарное наследие, и то, какая оценка ему дается, является причиной, по которой сравнивать украинскую политику с западными разновидностями популизма попросту неуместно. Если коротко, то Россия при Путине приобрела форму советизма, но без коммунизма: нарратив о превращении России в жертву Запада, реабилитация наследия Сталина, изображение СССР в качестве преимущественно положительной главы в славной тысячелетней истории России. Между тем постсоветская Украина — особенно после революции 2014 года — решила выбрать совершенно иной путь: сближение с Европой, осуждение массовых преступлений советской эпохи и одновременно с этим признание жертвы советского народа, благодаря которой был побежден нацизм.

В каком-то смысле Украина — это Россия, которой никогда не было. Такое объяснение помогает понять, почему Путин предпочел развязать войну в Донбассе, в которой уже погибло почти 13 тысяч человек, а 3 миллиона лишились своих домой, чтобы не допустить окончательной победы революции Майдана. И почему проевропейский, демократический выбор украинцев, подтверждением которому служит избрание Зеленского, — это проклятие для Путина.

Украина никогда не была империей. Возможно, постсоветская Россия никогда не переставала быть империей — как в своем сознании, так и в реальности (вспомните о ее неоколониальных войнах в Чечне и Грузии). Я хорошо помню, что, когда я поехала на Украину в середине 1990-х годов, я слышала, как русскоязычные жители этой страны говорили, что они счастливы жить в стране, независимой от России: «По крайней мере наших сыновей не отправляют на войну в Чечне». Разумеется, Украина — это сложная страна с множеством проблем. Однако в этом столетии ее граждане были избавлены от идеологической обработки, которой граждане России подвергаются ежедневно, — включая призывы создать «новое поколение победителей» (слова Путина).

В своей книге «Бессмертный полк» историк Галина Акерман пишет о той ментальной ловушке, которую создал Путин. Его интерпретация истории 20 века породила искаженный образ России, которой снова приходится бороться с «фашизмом» на Украине — как будто повторное проживание Великой отечественной войны 1941-1945 годов — это единственный способ сплотить россиян.

После оглашения результатов президентских выборов на Украине я позвонила Акерман, и она сказала мне: «Между Россией и Украиной возник цивилизационный раскол, и дело здесь не в том, стремитесь вы сблизиться с Западом или нет. Он уходит гораздо глубже и указывает на ту ложь, которую Путин выстроил вокруг советского прошлого, — ложь, которую почти все украинцы отвергают». Уходящий в отставку президент Петр Порошенко проиграл не по идеологическим причинам: «Он проиграл, потому что люди устали жить в нищете».

Судьба Украины имеет огромное значение для будущего Европы — и так было всегда. Украина может казаться своеобразным отщепенцем, однако именно к ней сводятся многие проблемы европейского континента. Никто не может гарантировать мир и стабильность, как и единство Европы — особенно в таких стратегически важных вопросах, как вопрос о строительстве газопроводов, в котором Германия заняла весьма двусмысленную позицию.

Разумеется, с Зеленским связана масса неизвестных, поскольку он является новичком в политике, чей стремительный взлет не сопровождался практически никакими четкими политическими предложениями. (Комментируя ситуацию в Донбассе, он сказал, что хочет развязать «информационную войну».) Однако в демократических устремлениях Украины уже нет никаких сомнений — как и в ее решительном желании сблизиться с Европой. И, будьте уверены, именно это и тревожит Путина.

На этой неделе российский аналитик Глеб Павловский — бывший кремлевский инсайдер — отметил, что Кремль не собирается делать подарки Зеленскому. «С точки зрения Кремля Зеленский — это пока слабый президент. Как минимум будут выжидать, а, как максимум, "слабых бьют", как говорил президент России». Подтверждением его словам может служить объявление Кремля о том, что жителям Донбасса станет проще получать российские паспорта, — очевидное предупреждение, адресованное Зеленскому. Когда вы читаете заголовки статей, посвященных Украине, вспоминайте историю.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.