За последнее время были сделаны два важных заявления по ситуации в Сирии. С первым выступил президент России Владимир Путин во время своего участия в международном форуме «Один пояс, один путь» в Пекине, а со вторым — Башар Джаафари, глава сирийской делегации на переговорах в Астане. Как подтвердили они оба, битва за Идлиб состоится гораздо скорее, чем полагают многие эксперты.

Действительно, президент Путин заявил, что в настоящее время полномасштабное сражение, нацеленное на восстановление суверенитета над Идлибом и вывод вооружённых группировок, нецелесообразно, поскольку необходимо сначала обеспечить безопасность гражданских лиц (около трех миллионов человек). Что касается российских воздушных бомбардировок, которые интенсивно велись в последние несколько дней, особенно после новостей о нападении вооруженных группировок на авиабазу в Хмеймиме, то сирийцы и россияне стали проявлять терпение. Дело в том, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выполнил обязательства, взятые на саммите в Сочи в конце прошлого года, по выводу боевиков из города в октябре.

В своей речи в Пекине президент Путин отдал дань уважения своему сирийскому союзнику Башару Асаду и подчеркнул победу последнего в ходе кризиса. Кроме того, российский лидер обвинил «оппозицию» в препятствовании формированию конституционного комитета.

На наш взгляд, есть объяснение неожиданным заявлениям президента Путина. Это усиление российско-сирийского фронта в ходе подготовки к первой битве за Идлиб, попытки развеять все слухи о наличии разногласий между союзниками, а также необходимость подчеркнуть, что дружба между ним, Путиным, и премьер-министром Биньямином Нетаньяху, не может нанести ущерб его дружбе с Сирией и президентом Асадом, в частности.

Возможно, вновь заявленная поддержка Сирии со стороны Москвы повлияла на замечания Джаафари в Астане, когда он описал турецкое присутствие на сирийской территории как нечто более опасное, чем присутствие израильских сил, поскольку турецкие войска занимают шесть тысяч квадратных километров сирийской территории, что в четыре раза больше Голанских высот (Африн и Джараблус). Кроме того, Анкара стремится утвердить турецкие учебные программы в сирийских школах.

По словам Джаафари, сирийский кризис снова выходит на первый план, особенно после ликвидации «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.), восстановления контроля над всей захваченной им территорией и в связи с выводом иностранных войск, которые незаконно присутствуют на сирийской земле (американских, британских, французских и турецких).

Возникает вопрос — каким будет приоритет в следующей битве? Восстановление контроля над восточным берегом Евфрата, где сосредоточены сирийские запасы нефти и газа, и, как следствие, противостояние Сирийским демократическим силам и их американским сторонникам, или же стороны поборются за Идлиб, где при поддержке турок действует «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.)?

Слова президента Путина о нецелесообразности проведения масштабной атаки на Идлиб по многим причинам, в первую очередь ввиду мер безопасности для гражданского населения, могут указывать на восстановление контроля над восточным берегом Евфрата в качестве приоритета.

Аллах знает лучше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.