11 февраля 2019 года Владислав Сурков опубликовал свою работу «Долгое государство Путина», назвав концепцию и практические действия по управлению государством нынешним президентом России путинизмом. Данное понятие воплотило результаты исследования отношения российской элиты к путям развития государства, стало ответом на вопрос, какая модель развития и система действий нужна России для осуществления подъема нации. Путинизм — не только логическое порождение эпохи, он неразрывно связан с национальными особенностями и исторически сложившейся, традиционной системой управления страной. Предпосылками данного исследования стало желание понять путинизм, узнать о пути развития России. 20 апреля 2019 года журнал «Вэньхуа цзунхэн» пригласил научного сотрудника центра российских исследований Китайской Академии общественных наук Пан Дапэна выступить с лекцией на мероприятии под названием «Регулярные встречи». Данная статья представляет собой изложение текста той лекции, составленной Ваном Жуси.

Аналитики: «Три Путина»

В путинизме существует три Путина: конкретный, абстрактный и системный (Путин в политической системе). Конкретный Путин — это сам Путин как правитель, человеческий фактор в международной политике. Абстрактный Путин — страна, которую он представляет, включая ее государственные интересы и особенности. Системный Путин — Путин, как элемент сложной политической системы, в которой идут определенные процессы. Когда концепция и содержание правления Россией Путиным стали неким образцом руководства государством, представление о Путине как человеке и о его системе развития стали различаться. Так, например, часто говорят, что в России сложилась энергетическая экономика и страна превратилась в вассала мировой экономики, почему же страна не делает ничего, чтобы это изменить? Путин — это человек, который лучше кого-либо еще знает и понимает все недостатки российской экономики. Он уже давно заметил, что страна не сможет создать новую стратегию развития, это дорога в никуда. Однако в политической системе, которую создал Путин, в случае нехватки движущей силы, даже если сам Путин будет это понимать, отсутствует фактор дестабилизации. Поэтому, находясь в этой политической системе, Путин оказывается ею ограничен.

Основываясь на этих трех уровнях, Сурков пишет, что путинизм можно понимать в трех аспектах. Во-первых, это конкретный Путин, то есть его действия. Путин правит уже почти 20 лет, на протяжение которых он принял немало политических решений, которые и сформировали его системную концепцию управлению страной. Во-вторых, абстрактный Путин, понятие, которое включает в себя все действия и идеи Путина, представляющие соединение характеристики личности президента и российскую государственность. Изучив личность Путина и феномен путинизма, можно выделить три главных слова, при помощи которых формулируется российская проблема: государственность, народность и коллективизм. В-третьих, системный Путин, с точки зрения которого мы рассматриваем путинскую модель и перспективы развития России. Что из себя представляет эта система? Как удалось выяснить, политическая система России находится под серьезным контролем со стороны системы управления, достижения которой пропорционально уменьшаются. Может даже получиться, что многие будущие вызовы и кризисы произойдут именно из-за существования этой модели. Это также соотносится с исторически сложившейся в России маятниковой системой развития, включающей этапы подъема, процветания, краха, упадка, а затем нового подъема. Это исторически сложившееся деление истории России на периоды тесно связано с моделью управления страной.

Базовые вопросы, который должен решить путинизм

Основными вопросами, с которыми должен справиться путинизм сложились исторически и оставались неразрешенными долгое время. Путинизм занимается изучением четырех главных проблем, которые ему предстоит решить.

Первый вопрос — государственное строительство и общественный строй. Какой политический и социальный строй необходимо создать в России после распада СССР? Капиталистический как на Западе? Или вернуться к централизации власти? А может быть создать новый, соответствующий существующим особенностям и исторически сложившемуся традиционному пути? У России никогда не получалось наладить отношения между государством и рынком. Какое же место отдается государству после распада СССР? Какую роль оно должно сыграть в развитии национальной экономики? По-прежнему делать упор на военное дело или сделать приоритетным направлением руководства страной, направленное на повышение уровня жизни населения?

Второй вопрос — геополитический. После распада СССР западные границы страны вернулись к состоянию на начало правления Петра I, когда 300 лет назад тот только начинал расширять территории страны. Перед Россией возник вопрос: нужно ли интегрировать все страны постсоветского пространства и осуществлять их совместное развитие или же развиваться как обычная страна в рамках государственных границ? В этом и состоит основной геополитический вопрос.

Третий вопрос — культура и самосознание. После распада СССР страна потеряла свое величие, а народ утратил чувство гордости за нее. Когда Путин был переизбран в 2011 году, народ поддержал его кандидатуру из-за перспективы ЕАЭС, показывая свою веру в восстановление величия России как крупной державы. Первые восемь лет правления оказались для Путина успешными из-за того, что своей политикой он вернул народу чувство гордости за страну. В таком случае нужна ли возродившейся России единая идеология, которую принял бы весь народ, и которая стала бы идеологией развития России?

Четвертый вопрос — международные отношения. Отношения с Западом стали ключевой проблемой, с которой сталкивалась Россия на протяжении века. В сознании россиян Восток всегда был отсталым, а Запад — прогрессивным. Несмотря на то, что после кризиса Россия обратила свой взгляд на Восток, как только Европа или США поманят рукой, Россия тут же отвернется от Востока и бросится в объятия Запада. В таком случае стоит ли России активно вливаться в западный мир или попытаться не упустить и Запад, и Восток, воплотив в жизнь большую евразийскую стратегию, и стать великой евразийской державой?

Особенности путинизма

В статье Суркова приводятся ответы на изложенные выше вопросы. В таком случае обратимся к «Долгому государству Путина» и посмотрим, как путинизм понимают в России.

Важность данной статьи объясняется тем, что в ней впервые официально описывается международная ситуация, в которой находилась Россия последние 20 лет под руководством Путина, а также вводится понятие путинизма. В статье ясно раскрывается содержание путинизма, его главными чертами признаются экзогеничность, милитаризованность, народность. Что означает экзогенность? Сурков объясняет это так: после распада СССР России наконец удалось перестать разрушаться и вернуться к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов.

Вторая черта — это милитаризованность. В статье говорится, что военно-полицейские функции государства всегда были важнейшими и решающими. Россия всегда считала армию важнее экономики, военных важнее торговцев.

Третья черта — народность. Сурков пишет, что на протяжение своей истории Россия существовала в четырех формах. Это Великое княжество московское и всея Руси XV-XVII века, созданное Иваном III, Российская Империя XVIII-XIX веков, созданная Петром I, Советский Союз XX века, созданный Лениным и Российская Федерация XXI века, созданная Путиным. По мнению Суркова, на протяжение этих разных исторических периодов государственный строй России был разным, однако его суть оставалась единой, ведь единство — исторически сложившийся структурный элемент в составе России. Все четыре этапа показали, что для России важно наличие сильного лидера и доверительные отношения между ним и его народом.

Основа путинизма

Поговорим теперь о народности. В статье об этом говорится так: основа путинизма — это исторически сложившая основа государственного устройства России. Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ. Глубинный народ России — основа естественного доверия воли народа руководителю страны.

Термин глубинное государство можно применить к западному обществу, где демократия — это внешняя форма, которая является инструментом, сама по себе непрозрачна, непрозрачна в принятии решений и общении с подлинно демократическим обществом. Сурков считает, что Россия — не глубинное государство, так как она не скрывает никаких своих действий, и потому что ее населяет глубинный народ. Под этим следует понимать, что при любом государственном строе, в любой исторический период в России всегда будут такие люди. Их не выявить при помощи опросов, но, если страна будет клониться к упадку, они смогут вернуть ее в нормальное состояние. Начать в России можно с чего угодно — с консерватизма, с социализма, с либерализма, но заканчивать придется тем, что соответствует развитию традиционной системы российских ценностей. Глубинными людьми могут быть бюджетники, госслужащие, рабочие или крестьяне, они разбросаны по всей России и проявят себя в момент кризиса. Вот что следует понимать под российской народностью.

У этих людей есть еще одна особенность: безусловная и естественная вера в своего лидера. По мнению Суркова, в России существует традиционные доверительные отношения между правителем и народом. Социальная структура и политический строй формируются с целью наладить общение между правителем и глубинным народом. Сейчас демократия в основном базируется на воле народа, именно от нее зависит высокий уровень поддержки Путина. Однако после детального изучения статьи Суркова, можно сделать вывод, что на этой основе базируется также и доверие между правителем и глубинным народом.

Политическое значение путинизма

Во-первых, путинизм официально сложился во внутриполитической системе России в период тревог и волнений. Его возникновение тесно связано с прошлым страны. На президентских выборах в прошлом году Путин был избран 70% голосов, что делает его в высшей степени легитимным правителем. То, что Путина поддержало 70% избирателей — хорошее начало его нового срока, так как во многих странах из-за заниженной явки приходится проводить вторые туры выборов. Однако после пенсионной реформы и местных выборов, прошедших в сентябре, доверие президенту сильно упало до 35%. Статья Суркова отражает российскую внутриполитическую ситуацию, она призвана воодушевить народ и помочь Путину вновь обрести его поддержку.

Во-вторых, в современной России образовался так называемый «вопрос 2024 года». Именно в этом году закончится президентский срок Путина. Что же делать в таком случае? Куда вести Россию? Принятие концепции путинизма показало, что Россия войдет в «Путинскую эпоху без Путина». Модель управления страной нынешним президентом полностью соотносится со сложившейся исторически, поэтому даже если во главе страны встанет другой человек, он продолжит действовать в рамках путинизма. Такая модель развития существует в России целый век.

В-третьих, в статье «Долгое государство Путина» говорится о внутриполитической ситуации. В 2018 году Сурков опубликовал другую важную работу под названием «Одиночество полукровки», посвященную внешней политике России. В статье говорилось, что после начала Украинского кризиса Россия вступила в эпоху «14+», она перестала быть западной частью Востока, и восточной частью Запада, страна превратилась в самостоятельную цивилизацию. В этих двух статьях Сурков намекнул, что Россия намерена стать страной в центре Евразии, представляющей отдельную цивилизацию, а не быть частью чего-то еще.

Так как концепция и модель управления в рамках путинизма соответствует исторически сложившимся особенностям России, в статье «Долгое государство Путина» объясняется суть и причины становления путинизма, однако не делается анализ его текущих политических результатов, лишь приводится рассуждение на более общие темы, касающиеся модели путинизма. Это также связано с трудностями, с которыми сталкивается сейчас Путин, упадком экономики и дипломатическими санкциями.

Заместитель председателя правительства РФ – руководитель аппарата правительства РФ Владислав Сурков

Перспективы путинизма

Путин находился у власти уже почти 20 лет, за которые Россия от полной европеизации вернулась к собственным традициям. Унаследовав достижения ельцинских реформ, Путин подчеркнул важность сохранения российских особенностей и осуществления национальной модернизации на основе российской истории, культуры и духа.

Путинизм — это не просто продукт времени, он имеет четкую внутреннюю логику и соответствует национальным особенностям России и традициям национального управления, сложившимся по ходу истории. Его смысл включает в себя контроль российской политики, политический характер российской экономики и расширение российской дипломатии.

Выше говорилось о путинизме в русскоязычном понимании. Для Запада же путинизм означает следующие три вещи: антизападничество, империалистическое мышление и централизацию власти. Оценка путинизма в России и на Западе различается, что объясняется разными интересами и взглядами сторон на путь развития России, стратегический баланс сил, геополитику.

Одним словом, с того момента, как Путин пришел к власти в России, страна продолжает придерживаться политической системы конституционной демократии и рыночной экономики, хотя она и несовершенна, зато неизменна. В то же время Россия сталкивается с серьезными трудностями и потенциальными кризисами: ситуация с экономической структурой, эффективностью управления, техническим оснащением и борьбой с коррупцией, не улучшилась, а продолжает ухудшаться.

Существующая институциональная модель России всегда была стабильной и способствовала развитию. Стабильность — это основа, однако настоящая долгосрочная стабильность строится на развитии. В течение длительного периода времени в будущем Путин по-прежнему будет сталкиваться с тремя основными внутриполитическими вызовами. Во-первых, как сочетать политическую стабильность с политической модернизацией, чтобы не только повысить политическую жизнеспособность, но и обеспечить политический контроль. Во-вторых, как скорректировать экономическую структуру и модель экономического развития, чтобы избежать экономического спада. В-третьих, как реагировать на изменения в отношениях между Россией и другими странами, чтобы осуществить евразийскую стратегию восстановления крупных держав. В контексте текущей внутренней и международной ситуации, направление дальнейшего движения России все еще остается стратегически важным предметом исследований.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.