На прошлой неделе после длившейся несколько месяцев напряженности российский президент Владимир Путин отозвал своего посла из Белоруссии. Бывший офицер КГБ Михаил Бабич сделал целый ряд скандальных заявлений, вызвав гнев у белорусского президента Александра Лукашенко. Белорусское Министерство иностранных дел (МИД) обвинило дипломата в том, что он относится в Белоруссии не как к независимому государству, а как к одной из российских областей.

Бабича назначили в прошлом году, и многие увидели в этом зловещий знак для Белоруссии, посчитав дипломата путинским смотрящим. В 2024 году закончится президентский срок Путина, и многие заговорили о том, что соседняя Белоруссия может сыграть важнейшую роль в его дальнейших планах. Начиная с декабря прошлого года, российское руководство внезапно стало проявлять интерес к полузабытому договору, подписанному двумя странами в 1999 году. Этот договор предусматривает создание союзного государства с одним общим руководителем. Данное соглашение может дать Путину возможность остаться у штурвала тандемного государства, не нарушая положений российской конституции.

Корреспондент «Форин Полиси» побеседовал с Андреем Санниковым, который является председателем гражданской кампании «Европейская Беларусь». На выборах 2010 года он состязался с Лукашенко, а потом провел 16 месяцев в тюрьме по обвинениям, которые многие считают политически мотивированными. Сегодня он живет в эмиграции в Варшаве.

«Форин Полиси»: Считаете ли вы, что Лукашенко согласится на вступление в союзное государство, если это приведет к утрате им абсолютной власти?

Андрей Санников: Он может согласиться, это его творение. Если бы не Лукашенко, таких отношений с Россией не было бы, как не было бы и соглашений на бумаге. Вы, наверное, помните, почему было подписано это соглашение. Потому что в то время Лукашенко сам строил планы стать президентом союзного государства.

Свое правление Лукашенко начал с уничтожения белорусского национального самосознания, и он продолжает это делать. Отняв у Белоруссии язык, культуру и историю, он по частям распродает ее России. В какой-то момент он может сделать вывод, что иного выхода у него нет. Тогда он попытается договориться с Путиным. Но он никогда не будет бороться за независимость Белоруссии. Она для него не существует. Его режим, это да. Его личная власть, да. Но не страна.

Как вы думаете, что нужно Западу делать с Белоруссией и с Лукашенко?

Запад должен понять, насколько важна Белоруссия для безопасности. Не для прав человека, не для демократии, а для безопасности. Для элементарной безопасности. Западу надо просто признать, что многое в регионе поставлено на карту. Нельзя использовать Лукашенко как меньшее зло против Путина, потому что зло есть зло. А чтобы справиться со злом, надо придерживаться своих принципов, придерживаться своих ценностей и помогать Украине — потому что без Белоруссии Украина всегда будет уязвима.

Как вы считаете, Лукашенко нервничает?

Да. Потому что из белорусского Министерства иностранных дел прозвучала беспрецедентная критика в адрес Бабича. Это было сделано с согласия Лукашенко, и даже по его указанию.

Но Бабича отозвали.

Может быть, Путин не хочет, чтобы эта напряженность проявлялась открыто. Не думаю, что это изменит путинские планы, потому что у него определенно есть некие планы в отношении Белоруссии.

Вы считаете, что они не хотят открытого проявления напряженности, потому что до 2024 года еще далеко, и к этому времени они смогут придумать лучший способ для решения вопроса о преемнике Путина?

Может быть. Потому что теперь у него в Белоруссии есть несколько вариантов на выбор, и это далеко не теоретические варианты. Все они опробованы на деле, начиная с Грузии. С аннексии грузинских земель. Потом была Украина, был Крым. Украинцы очень сильно обеспокоены тем, что Россия готовит очередное наступление.

Как оценивали Бабича в прошлом году, когда он был назначен послом? Насколько я понимаю, его считали одним из путинских смотрящих.

Да, определенно. От него многие отказывались. Мне кажется, что он начинал свою карьеру с Ахматом Кадыровым (на самом деле Михаил Бабич возглавлял правительство Чеченской республики в составе РФ в 2002-2003 гг., и в СМИ тогда много писали о его разногласиях с тогдашним Президентом Чеченской Республики Ахматом Кадыровым по кадровым вопросам — прим. ред.). Кадыров был им недоволен и попросил Путина заменить его. Я думаю, Путин хотел сделать его послом на Украине, однако украинцы от него отказались, и тогда Бабич поехал в Белоруссию.

Я думаю, что совпадение нескольких важных событий неслучайно. Отзыв Бабича, арест высокопоставленных должностных лиц (в конце апреля был арестован бывший руководитель службы безопасности Лукашенко), загрязнение трубопровода, по которому в Польшу, на Украину и в Европу экспортировалась нефть. Что-то назревает. Думаю, нам следует пристально следить за происходящим. Дмитрий Мезенцев (новый российский посол в Белоруссии) — специалист по информационным технологиям. Когда мы слышим, что кто-то в России является специалистом по информации, мы знаем, что это специалист до дезинформации и пропаганде. Поэтому мне кажется, что эти два посла являются элементами одного плана.

Как в Белоруссии работает российская дезинформация?

Российские СМИ доминируют в информационном пространстве Белоруссии. Поскольку пропаганда и телевидение Лукашенко уступают по качеству, люди предпочитают смотреть российское телевидение. Поэтому более 60 процентов белорусов поддержали аннексию Крыма. Так что России в Белоруссии легко и просто. На распространение дезинформации тратятся миллиарды долларов, и Белоруссия больше всех уязвима для российской дезинформации. Опасность заключается в том, что Лукашенко ненавидят, а Путина поддерживают. Запад там незаметен, поэтому выбора у белорусов нет. У оппозиции нет доступа к значимым и эффективным средствам массовой информации.

Как на Лукашенко смотрят в Белоруссии?

В Белоруссии его ненавидят. Путин в Белоруссии более популярен, чем Лукашенко. А это опасно, так как если там решат провести некий референдум и сравнить двух правителей, двух диктаторов, то Путин победит. Лукашенко ненавидят, так как всем ясно, что в Белоруссии лукашенковская система. В России все немного сложнее. В России, как мне кажется, еще есть люди, одобряющие создаваемую Путиным систему. Но в Белоруссии все иначе. Там страх со смехом. Люди смеются над Лукашенко, но иногда боятся, что ему станет известно про их отношение к нему.

Наступит ли такое время, когда вы сможете баллотироваться в президенты?

Если у нас будут выборы.

Вы имеете в виду честные выборы?

Да, и именно в этом нам должен помочь Запад: добиться проведения свободных и честных выборов. Повсюду в регионе происходят перемены, и это благодаря тому, что институт выборов был сохранен. Армения, Украина. В России и Белоруссии выборы уничтожены. Идеальная стратегия для Запада состоит в том, чтобы помочь нам в организации свободных и честных выборов.

Вы получаете какую-нибудь поддержку от западных институтов за вашу работу?

Нет. От нее отказались по двум основным причинам. Прежде всего, случилась Украина, и все внимание вместе с ресурсами Запад переключил на нее. Это логично, но не очень всеобъемлюще, потому что надо решать проблемы всего региона, а не просто реагировать на происходящее. Во-вторых, Европа изменила свое отношение после отмены санкций (против Белоруссии и Лукашенко). Игнорируя нарушения прав человека, она предпочитает работать с Лукашенко, с некоторыми фальшивыми правительственно-неправительственными организациями и с поддельными политиками. Я веду речь не о себе. Я говорю о тех элементах, о которых уже рассказывал, — о политической оппозиции, о независимой прессе, о независимых профсоюзах, о защитниках прав человека и о гражданском обществе. Они не получают помощи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.