В начале этой недели, во вторник, госсекретарь США Майк Помпео прибудет в Россию и встретится там с российским президентом Владимиром Путиным и министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Визит состоится в момент, когда отношения между Соединенными Штатами и Россией достигли определенного нового дна, хотя недавно Трамп и Путин провели телефонные переговоры, и их можно было бы счесть слабым намеком хотя бы на то, что российско-американские отношения не ухудшатся еще больше.

При этом Майк Помпео всерьез претендует на трофей «самого отъявленного ястреба» в администрации Трампа, а это, разумеется, большой вызов, так как бок о бок с ним работают такие люди, как Джон Болтон и Майк Пенс.

Сейчас Помпео ездит по Европе и пропагандирует «войну, которую США не хотят». Дело в том, что американские войска перебрасывают вооружения в Персидский залив, но одновременно США утверждают, что их цель не война с Ираном, а только «защита от него». Иными словами, США планируют задушить Иран экономически и ожидают, что в порыве отчаяния Иран попытается блокировать Ормузский пролив. Если это случится, то действия Ирана назовут «ударом по интересам Америки и американских союзников» (по сути речь идет о блокаде поставок нефти через пролив, в том числе и саудовской). В таком случае США перейдут к военным действиям. Эскалация конфликта, которая нарастает с каждым днем, не обязательно приведет к полномасштабной войне между США и Ираном. Можно даже сказать, что Соединенные Штаты и не хотели бы ее, поскольку победить Иран было бы крайне трудно. И все же сложно сейчас предполагать, как вообще могут развиваться события, если загремят выстрелы.

К примеру, Соединенным Штатам удастся сохранить Ормузский пролив открытым благодаря своим превосходящим силам (хотя и Иран ни в коем случае не стоит недооценивать, ведь он — на своей территории!). Как тогда можно будет сохранять статус-кво, избежав при этом войны с Ираном или его капитуляции? Разумеется, США рассчитывают на сценарий номер два: на прошлой неделе сам Трамп весьма ясно заявил, чего хочет и ожидает от Ирана. Тот должен полностью отказаться от своей ядерной программы.

Но почему бы Ирану не развивать свою ядерную программу, особенно если он допускает к себе инспекторов МАГАТЭ, которые подтверждают, что ничего «подозрительного» не происходит? Да потому что главный американский союзник в этом регионе, Израиль, явно не верит ни МАГАТЭ, ни кому-либо еще, а уж тем более Ирану. Ядерный договор, подписанный в 2015 году, позволил Ирану продолжить использование атомной энергии в мирных целях. Но даже этот договор носил дискриминационный характер, ведь почему Иран должен терпеть у себя дополнительные инспекции, которые в других странах не проводятся? Ладно, договор подписан, и этот вопрос нужно было как-то решить. В прошлом году Трамп вышел из этого договора, поскольку так захотели израильтяне, а он четко выполняет их желания (особенно если их передает зять-посредник).

Могут ли США настолько надавить на Иран, что ему придется отказаться от своих ядерных планов? Факт в том, что США не достигли никаких конкретных результатов в переговорах с Северной Кореей, да и в Венесуэле они не добились своих крайне агрессивных целей и не сменили режим. В таком случае стоит ли ожидать, что с Ираном получится иначе? Тем не менее тут есть одно отличие: Северная Корея и Венесуэла не имеют никакого отношения к Израилю. Влиятельные израильские власти не вмешиваются в происходящее там напрямую. Иран — другое дело. Для Израиля он играет первостепенную роль.

Увидев, что Николас Мадуро в Венесуэле не откажется от власти, Трамп может просто повернуть голову и направить свои внешнеполитические усилия на что-нибудь другое. В случае же Ирана речь пойдет о невыполнении израильских требований — требований, на которые Трамп явно не умеет отвечать словом «нет».

Вернемся к американскому госсекретарю, который собирается в Москву. Зачем он вообще туда едет? Кто его отправляет и с какими целями? Помпео посещает в Москву, как и другие высокопоставленные американские лица, когда вот-вот произойдет нечто важное. Так они прощупывают пульс Кремля или выведывают в общих чертах предстоящие события.

Как всегда, истинная причина визита Помпео в Москву будет отличаться от того, как он объяснит свой приезд официально. Общественности расскажут какую-нибудь ерунду вроде: «Государственный секретарь приехал, чтобы предостеречь российские власти от вмешательства в наши выборы». На самом же деле Помпео будет говорить о Венесуэле и Иране.

Он проведет в Москве два дня. 13 мая он встретится с представителями американского посольства в России, а также с американскими бизнесменами, работающими в Москве. На 14 мая запланирована встреча с Путиным и Лавровым. Для беседы с ними госсекретарь «прокатится» в Сочи.

В каком-то смысле это станет продолжением встречи, состоявшейся в начале прошлой недели, когда Помпео и Лавров побеседовали в Финляндии в рамках Арктического саммита.

В Госдепе заявляют, что разговор пойдет о ряде общих проблем, включая договор РСМД, из которого США выходят. Нет сомнений в том, что в беседе его коснутся, но не он будет главной темой. «Мы попытаемся найти способы сотрудничества с Москвой с учетом наших общих интересов», — заявили в Государственном департаменте США. Каковы же эти общие интересы? Лучше узнать у Сергея Лаврова: на прошлой неделе на встрече с Помпео он заявил, что США и Россия могут сыграть «очень важную и позитивную роль в решении большинства международных проблем». Да, в теории это возможно, но на практике выясняется нечто совершенно противоположное. Зная Помпео, можно предположить, что в Россию он едет с желанием предложить Путину отступиться от Ирана. «Он и так мешает вам в Сирии», — нечто подобное может прозвучать в Сочи. Россия до сих пор всегда была готова, по тактическим соображениям, выслушать точку зрения каждой из сторон: будь то люди из рядов оппозиции Гуайдо в Венесуэле, или силы, противостоящие Дамаску в Сирии. Однако как уже многие поняли, факт в том, что готовность России выслушать все стороны не означает, что она с легкостью может отвернуться от своих союзников.

Иран — друг России, и это не вызывает сомнений, хотя речь не идет о закадычной дружбе, которая подразумевает полную приверженность друг другу. Тем не менее Россия точно против того, чтобы США начали войну для смены режима в Тегеране. С другой стороны, также нельзя забывать, что Россия поддерживает близкие отношения с Израилем, и это тоже окажет влияние на исход дела.

У Помпео интересный подход, который подтверждает: госсекретарь не очень-то уважает своих российских собеседников. В последние недели куда бы Помпео ни приехал, он везде говорил об опасности российского влияния, обостряя тем самым конфронтацию между Москвой и Вашингтоном. За несколько дней до визита в Москву он решил немного попридержать свою антироссийскую риторику, как будто это принесет какие-то плоды. Возможно, Помпео уверен, что Путин и Лавров настолько отчаялись, что запрыгают от счастья, как только обвинения в адрес России перестанут звучать каждый день.

Так и случилось. Нет, они не «запрыгали от счастья», но обвинения перестали звучать ежедневно. Вы помните обвинения в том, что Россия пыталась совершить государственный переворот в Черногории, чтобы тем самым предотвратить вступление этой бывшей республики СФРЮ в НАТО? Не все верят в эти обвинения, и тем не менее в прошлый четверг Черногория вынесла приговор 14 обвиняемым, в том числе двум сотрудникам российских спецслужб, которых осудили заочно. Всех их судили за попытку государственного переворота в Черногории три года назад.

Непосредственно после появления этой новости Госдеп США опубликовал заявление, в котором отметил, что это «явная победа верховенства права, разоблачающая дерзкую попытку России вмешаться в суверенные дела Черногории».

Но, как признается газета «Форин полиси», заявление на самом деле «по ошибке» дошло до общественности. Тут же вмешался Майк Помпео, который распорядился отозвать заявление. Так и случилось: «поздравления» в адрес Черногории, ведущей борьбу с российским влиянием, чудесным образом исчезли со страницы Государственного департамента США.

Конечно, Помпео очень хорошо известно, насколько история с российской попыткой государственного переворота в Черногории притянута за уши. Отозвав заявление, Госдеп в каком-то смысле признал, что подобные сообщения — часть информационной войны против России, и США по необходимости может с любой момент обострить или ослабить эту войну.

Кто знает, но, возможно, заявление намеренно опубликовали на несколько часов в интернете, чтобы продемонстрировать россиянам, «как хорошо все может быть», если они согласятся на сотрудничество. А, может, Россия действительно вмешалась в суверенные дела Черногории, но какое послание США отправили тогда? «Мы позволим вам некоторое вмешательство в зоне вашего влияния, если вы перестанете вмешиваться в наши планы в Венесуэле, Иране и других регионах?»

Подобный «передел мира», разумеется, устроил бы Вашингтон. При значительных уступках, больших, чем Черногория, он устроил бы и Москву. Поэтому для Ирана, Венесуэлы, Сирии и других стран, которые оказались «под прицелом», было бы лучше, если бы Помпео вернулся из России с пустыми руками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.