Мацей Госнёвский (Maciej Gosniowski) рос в маленьком городке на юге Польши в религиозной семье. В окружении людей консервативных взглядов ему не раз приходилось слышать, что с ним что-то не так.

Преподаватели часто говорили, что ему следовало бы вести себя по-другому, более мужественно, как подобает мальчикам. Тогда его жизнь была бы проще.

Позднее Госнёвский подвергался гомофобным оскорблениям и избиению со стороны других студентов. Он не хочет, чтобы молодые люди сталкивались с подобным, а потому поддержал решение мэра Варшавы опубликовать специальную декларацию, продвигающую толерантность в отношении геев.

Ответная реакция на декларацию потрясла его.

В своей предвыборной кампании перед европейскими выборами в мае польская правящая партия «Право и справедливость» обрушилась на эту декларацию и сделала вопрос о правах гомосексуалистов одним из дискуссионных пунктов перед ожидающимися осенью выборами.

Ранее представители партии называли мигрантов основной национальной угрозой. Но за последние недели врагом номер один стали сексуальные меньшинства.

Такие идеи — часть общей политической тенденции в странах центральной и восточной Европы, когда националистические и популистские партии обращаются к традиционной культуре и высказываются против геев, чтобы объединить вокруг себя сторонников.

В таких странах, как Румыния, где правительство безуспешно пыталось поменять Конституцию с целью запрета однополых браков, и Венгрия, где геев называют угрозой традиционным семьям, аббревиатура ЛГБТ приобрела пренебрежительный оттенок. Именно это буквенное сочетание берут на мушку популисты и националисты, когда объявляют о своей «борьбе» или даже «войне» с тем, что в ЕС называют «европейскими ценностями».

На мартовском съезде партии «Право и справедливость» ее лидер и самый влиятельный политик страны Ярослав Качиньский заявил, что «эту войну» Польша должна выиграть, чтобы выжить.

"Нам нужно бороться против распространяющейся сексуализации детей в раннем возрасте и яростно защищать институт семьи. Это угроза не только для Польши, но и для всей Европы, для целой нашей цивилизации, основанной на христианстве«,- сказал Качиньский.

Низовые организации и рядовые члены правящей партии присоединились к этому кличу.

Главный кандидат от партии в Европарламент Эльжбета Крук заявила: «Польша будет свободной от ЛГБТ. Я надеюсь на это».

В отдельных случаях реакция была более агрессивной.

В прошлом месяце болельщики варшавской «Легии», одного из самых популярных футбольных клубов страны, развернули баннер с гомофобными лозунгами. За весь матч никто не принял мер против подобной выходки фанатов. Позднее представители футбольного клуба заявили, что не хотели 6ы вступать в «политические и идеологические баталии», а баннер не является «отражением взглядов клуба».

Реакция последовала и от польских иерархов римско-католической церкви, и так терпящей моральный урон от обвинений в сексуальных домогательствах со стороны священников.

Известный польский священник и проповедник, отец Марек Джевецкий в своем недавнем интервью на радио заявил, что маленький плюсик в формуле «ЛГБТИ+» обозначает «педофилов, зоофилов, некрофилов», а главная цель гей-пропаганды — сделать из людей бесплодных эротоманов.

Когда около 1500 сторонников ультраправых националистов провели шествие в важнейшем духовном центре Польши, городе Ченстохове, ксендз Хенрик Гжондко заявил собравшимся, что Польша столкнулась с «цивилизационным вторжением».

"Все кончится тем, что они будут размахивать радужными флагами и попытаются лишить нас духовных ценностей — таких, как правда, любовь, человеческая жизнь, основанная на двуполом законном браке семья. Они хотят ударить по нравственности, основанной на десяти заповедях и Евангелии«,- заявил католический священник.

Мэр Варшавы Рафал Тшасковский, инициировавший декларацию в защиту геев, заявил, что ожидал циничную реакцию правительства. Но что его и вправду поразило, так это антигейская пропаганда, вдруг агрессивно полившаяся из государственных СМИ.

Подобное разжигание ненависти, по словам столичного градоначальника, привело к убийству мэра Гданьска Павла Адамовича. Во время выступления мэра в прямом эфире неизвестный мужчина нанес ему несколько смертельных ножевых ударов. (Так в тексте — на самом деле нет никаких признаков того, что напавший на «натурала» Адамовича отсидевший пять лет за грабежи Стефан В. был гомофобом. По официальной версии, Стефан В. мстил за суровый приговор и хотел привлечь внимание к своей особе — прим. ред.)

Тшасковский заявил в интервью: «Основа такой политики — страх. Все началось еще несколько лет назад, когда политики этого направления начали ужасающие высказывания против беженцев, которые сотнями тысяч хлынут в Польшу, будут насиловать наших женщин и принесут с собой в страну множество болезней. Сейчас методы правительства не поменялись».

Но он не думает, что методы гомофобов эффективны. Когда в 2015 году «Право и справедливость» пришла к власти, ситуация была такая, что подавляющее большинство поляков соглашалось с необходимостью дополнительных мер для защиты европейских границ от мигрантов.

Согласно результатам опроса, опубликованным на этой неделе Европейским советом по международным отношениям, угроза наплыва мигрантов почти исчезла, и проблема больше не имеет такого резонанса, как прежде.

«Хотя проблема мигрантов остается актуальной для некоторых избирателей, это не единственная тема дебатов перед выборами в Европейский парламент», — говорится в заявлении.

Мэр Варшавы господин Тшасковский считает, что нападки на ЛГБТ не найдут такого же отклика у населения, как кампания против мигрантов.

«Большинство поляков не согласны, что геи представляют угрозу нашей культуре и ценностям», — заявил он.

Потенциальный кандидат на пост президента, открытый гей Роберт Бедронь создал новую либеральную партию и получил широкую поддержку, в том числе у избирателей с окраин.

Недавний опрос общественного мнения, проведенный Ipsos для информагентства OKO.Press, выяснил, что 56% поляков не против так называемых гражданских партнерств (разрешенная в Польше форма официального гомосексуального сожительства — прим. ред.). А два года назад этот показатель равнялся всего лишь 52%.

В то же время большинство поляков высказываются все так же против усыновления детей гей-парами. Поддержку выразили лишь 18%.

36-летний Октавиус Хшановский (Oktawiusz Chrzanowski), ключевой помощник в составлении декларации, и его партнер Юбер Собецкий (Hubert Sobecki) считают, что в правительственной кампании самым недостойным элементом был акцент на опасности геев для детей.

Господин Собецкий добавил: «Отвратительно и шокирующе то, как они приравнивают представителей ЛГБТ-сообщества к педофилам».

Варшавская декларация призывает к введению сексуального образования в школах в соответствии с нормами Всемирной Организации Здравоохранения. Городские власти и другие подписавшиеся также хотят создать приюты для тех, кого отвергла семья или общество.

Господин Хшановский надеется, что в скором времени в каждой школе появится своеобразный «хранитель маяка» — человек, к которому можно обратиться за советом по поводу своей сексуальности без страха осуждения.

Господин Госнёвский решил открыто заявить о своей сексуальной ориентации после того, как его побили. Он является одним из немногих участников дрэг-шоу в стране, когда мужчины переодеваются в женскую одежду. Больше он не сомневается в своей сексуальной ориентации.

Он дал интервью за обедом в одном из кафе Варшавы. Его стиль — розовый свитер, длинные светлые волосы, крупные золотые серьги-кольца — настоящая «декларация независимости» в стране, где нонконформизм все еще может стоить жизни.

Молодые люди часто спрашивают его, как рассказать о своей ориентации осторожно.

«Я чувствую, что нужен здесь. В этой стране люди нетрадиционной ориентации боятся даже идти по улице, держась за руки», — заявляет он.

Он добавил, что, несмотря на очевидную травлю геев, множество людей выразило ему поддержку.

«Люди в обществе занимают диаметрально противоположные позиции. С одной стороны, я никогда не чувствовал такой сильной поддержки, с другой — такой ненависти по отношению к себе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.