Был один вопрос, который люди, скептические относящиеся к Рашагейту, считали тревожным на фоне безумия по поводу предполагаемого «сговора». По их мнению, это делало войну более вероятной. Опровергнутая теперь теория заговора и образовавшийся в результате нее политический климат не только заставляли чиновников занимать агрессивную позицию в отношении России. Как только Кремль вновь получил статус «Большого зла» в представлении членов внешнеполитической элиты, было легко представить себе ситуацию, при которой угроза, исходящая от российского пугала, могла быть использована для оправдания любого количества зарубежных авантюр, не связанных непосредственно с самим этим вопросом. Похоже, именно это и происходит в настоящее время в Венесуэле.

Первым выступил Фарид Закария (Fareed Zakaria), который два месяца назад призывал Трампа напасть на Венесуэлу, ссылаясь при этом на ту поддержку, которую Россия оказывает Мадуро. «Судя по всему, усилия Путина направлены на то, чтобы уязвить Соединенные Штаты», — сказал он (возможно, следовало бы упомянуть и о нескольких миллиардах долларов, которые Россия вложила в эту страну). При этом он сослался на доктрину Монро. Он задал вопрос: позволит ли Вашингтон «Москве превратить в насмешку еще одну американскую красную черту?» Кроме того, он заявил: «Если Вашингтон не подкрепит делами свои слова», то эта страна превратится в еще одну Сирию. Затем Закария задал вопрос: «Станет ли, наконец, Венесуэла тем рубежом, после которого Трамп, наконец, перестанет заниматься умиротворением?»

Недавно госсекретарь Майк Помпео заявил, что Россия «вторглась» в Венесуэлу. Затем он сообщил о том, что Кремль в последний момент убедил Мадуро остаться в стране, хотя тот уже был готов ее покинуть. Помпео не предоставил на этот счет никаких доказательств, однако средства массовой информации воспринимают это уже как факт.

Советник по национальной безопасности Джон Болтон заявил, что «это наше полушарие», и что «это не то место, где русские могут вмешиваться». Сенатор-демократ Дуг Джонс (Doug Jones) выступил на телеканале Си-эн-эн в том же ключе: он похвалил администрацию Трампа за его слова о том, что «все варианты на столе» по вопросу о Венесуэле. По его мнению, на основе такого подхода и нужно будет действовать в том случае, «если произойдет еще одно вмешательство со стороны России».

Национальная пресса, временно прервавшая предупреждения о том, что Трамп является опасным авторитарным правителем, теперь хочет знать, почему он не проводит более агрессивную политику против Венесуэлы.

Особенно нескромным оказался республиканец и член Палаты представителей от Штата Флорида Марио Диас-Баларт (Mario Díaz-Balart), который в программе телеведущего Такера Карлсона (Tucker Carlson) стал выдвигать необоснованные требования, которые были столь же наглыми, как и те, которые высказывались накануне войны в Ираке. Если правительство Мадуро сохранит свои позиции, то это будет «зеленым светом, открытой дверью для русских, для китайцев, а также приглашением сделать более интенсивными действия, направленные против интересов нашей национальной безопасности непосредственно в нашем полушарии», сказал он.

Затем он заявил, что Россия уже разместила ракеты с ядерными боеголовками в этой стране, и что это может привести к повторению конфликта, похожего на кубинский ракетный кризис. Нет никаких доказательств этого, и Диас-Баларт их тоже не представил.

Разумеется, никакое освещение отношений администрации Трампа с Россией не будет полным без путешествия в тревожный душевный мир Рэйчел Мэддоу (Rachel Maddow, известная американская телеведущая и политический комментатор — прим. редакции ИноСМИ). После того как Трамп повторил сказанные лично Путиным слова о том, что он не заинтересован во вмешательстве в дела Венесуэлы, — а это противоречило позиции Помпео и Болтона, — Мэддоу обратилась к этим двум чиновникам:

«Привет, Джон Болтон! Привет, Майк Помпео! Вам, ребята, нравится ваша нынешняя работа? Каждый из вас полагал, что ваша работа на этой неделе состоит в том, чтобы назвать, обвинить, выступить с угрозами и противодействовать российскому правительственному вмешательству в Венесуэле. Вам нужно было побряцать оружием и потребовать, чтобы все ушли с дороги, поскольку Соединенным Штатам вся эта история на самом деле очень не нравится. Ребята, как оказывается, ваша реальная работа состоит в том, чтобы придумать, каким образом и зачем вы работаете на президента, который повторяет все то, что ему говорит Владимир Путин».

Затем Мэддоу выразила свою симпатию по отношению к одному из наиболее сумасбродных поджигателей войны в том городе, где водится великое множество ему подобных («Я серьезно, Джон Болтон, да благословит вас Господь»). Судя по всему, она вновь говорила о том, что «работа» Болтона, направленная на то, чтобы «дать отпор Путину» за его действия в Венесуэле, и является правильным курсом.

Сегодня стало ясно, что ничего — ни продолжающееся в течение года враждебное отношение Трампа к Венесуэле, союзнику России, ни его почти постоянная враждебность в отношении России с самого начала его президентства, ни неспособность Роберта Мюллера выдвинуть обвинение в сговоре с Россией против кого-либо, ни даже открытое или скрытое отрицание в его докладе существования подобного заговора — ничто не заставит этих людей отказаться от утверждений о том, что Трамп каким-то тайным образом связан с Путиным. Если сам Мюллер начнет это отрицать, они будут говорить, что он является скрытым русским. Просто это очень удобный рубеж для атаки, а в профессиональном отношении слишком неудобно это отрицать.

Кроме того, во всем происходящем существует определенный уровень двоемыслия в стиле Оруэлла. Россия, союзник Венесуэлы, направляет персонал и оборудование в страну с согласия ее правительства, и происходит это в тот момент, когда этой стране угрожают многочисленные враждебно настроенные региональные державы. А Соединенные Штаты, одна из этих враждебных держав, уже в течение нескольких лет держит ее в осаде и убивает ее людей, пытаясь таким образом дестабилизировать ситуацию, свергнуть ее руководство и даже угрожает захватить ее военным путем.

Однако, по мнению представителей средств массовой информации и политического класса, именно действия России являются неприемлемым вмешательством в дела другого государства — и даже «вторжением». Они подносят вам к лицу четыре пальца, но говорят вам, что вы видите пять.

Тем временем в тех же кругах и те же люди, которые в течение трех лет непрерывно кричали о российском вмешательстве во внутренние дела Соединенных Штатов, — некоторые считают, что это была вооруженная агрессия, — теперь совершенно спокойно поддерживают Трампа в его попытках сменить правительство Венесуэлы и даже призывают его использовать вооруженные силы для нападения на эту страну. Это просто верх лицемерия. Однако шумиха вокруг Рашагейта никогда не имела отношения к каким-либо принципиальным вопросам или к моральной позиции.

В последнее время происходит нечто весьма значимое: риторика по поводу Венесуэлы теперь принимает явно империалистический характер в самом буквальным смысле этого слова. Закария вспомнил доктрину Монро и призывал Трампа вмешаться в то, что происходит в Венесуэле. А советник по национальной безопасности Джон Болтон после введения нового раунда санкций «гордо заявил» о том, что «доктрина Монро жива, и с ней все в порядке». В то же время один из гостей телеканала Эм-эс-эн-би-си (MSNBC) вполне в духе Болтона настаивал на том, что администрация Трампа «права в том, что глубоко возмущена» присутствием России в Венесуэле, поскольку «это наше полушарие».

Когда подобные деятели говорят о «нашем полушарии», они не имеют в виду то полушарие, в котором находятся Соединенные Штаты. Они считают, что это в буквальном смысле их полушарие. Соединенные Штаты являются имперской державой с доминионами, расположенными в этой части мира, и только они имеют право вмешиваться в дела расположенных здесь стран.

Они возражают не против того, что внешняя держава вмешивается в дела латиноамериканской страны, они возражают против того, что эта внешняя сила не является Вашингтоном. Сами Соединенные Штаты занимаются этим в течение многих лет в российских частях мира — происходит расширение НАТО и приближение этого альянса к ее границам, а на Украину отправляется оружие, — однако об этом просто ничего не говорится.

Те люди, которые были скептично настроены в отношении Рашагейта, обвинялись в том, что они все преувеличивали, когда сравнивали этот скандал с фальшивыми данными об оружии массового уничтожения, послужившими поводом для начала войны в Ираке. Кстати, в той войне были убиты сотни тысяч людей, и ситуация в целом регионе была дестабилизирована. Однако полностью последствия Рашагейта почувствуются не сразу, они будет проявляться постепенно. Использование призрака России, возможно, не сработает на этот раз, следует ожидать постоянного обращение к нему в ближайшие годы для оправдания любых вариантов военной агрессии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.