С 23 по 26 мая страны ЕС выбирают новый состав Европарламента. Выборы, в которых примут участие до 400 миллионов человек, станут важным индикатором настроений как в Евросоюзе, так и в отдельных странах, входящих в него. Главной опасностью, предупреждают западные СМИ, становится значительное усиление правых популистов, которые намерены бросить вызов нынешней неолиберальной модели Евросоюза. Согласно последним опросам Фонда Бертельсмана (Bertelsmann-Stiftung), более 10% граждан ЕС твердо намерены голосовать за правопопулистские партии, еще 6,2% — за левых популистов. Британский социологический институт YouGov отмечает: «За относительно короткое время популистские партии сумели создать прочную электоральную базу. Растет также число их противников, что ведет к поляризации политического спектра Европы. Протестное голосование приобретает все больший размах».

Социологические опросы в Евросоюзе показывают: люди голосуют за правых популистов потому, что традиционные политические партии перестали выражать их интересы. В этой связи ведущий аналитик Фонда Бертельсмана Роберт Веркамп заявляет: «Чем меньше в политике представлены интересы простых граждан, тем сильнее их тяга к популистским лозунгам». Немецкая «Зюддейче цайтунг» задается вопросом — смогут ли правые популисты изменить политику Евросоюза? Ведь они будут иметь до 25% мест в Европарламенте, где до сих пор их присутствие было малозаметным. Если им удастся сколотить фракцию, то они опередят социал-демократов и практически сравняются с христианскими демократами. Тем временем союз евроскептиков приобретает все более четкие формы: в созданную в 2015 году фракцию «Европа наций и свобод» входят итальянская «Лига» Маттео Сальвини, французское «Национальное объединение» Марин Ле Пен, «Австрийская партия свободы», голландская «Партия свободы» Герта Вилдерса и ряд других партий. Сейчас это самая маленькая фракция Европарламента (37 депутатов), но несомненно, что она значительно вырастет в результате предстоящих выборов. Вопрос только в том, смогут ли правые популисты перевесить преобладающие голоса правого и левого центра. Пока что это представляется маловероятным, но ситуация стремительно меняется. Гораздо сильнее евроскептики смогут повлиять на второй после Европарламента законодательный орган ЕС — Совет Европейского союза. В нем достаточно одного голоса или небольшой коалиции, чтобы заблокировать решение. Вот почему аналитики видят именно в этом гораздо большую опасность, чем в Европарламенте.

Совершенно очевидно, что правые евроскептики последовательно усиливают свои позиции по всей Европе. Они представлены во многих национальных правительствах и парламентах — в Польше, Венгрии, Австрии, Италии. Даже в Испании правопопулистская «Вокс» (VOX) получила свыше 10% голосов на последних парламентских выборах. Правые популисты твердо намерены изменить «правила игры» в Евросоюзе. Прежде всего — усилить роль национальных государств, ослабить диктат Еврокомиссии и Европейского центрального банка, а также положить конец либеральной политике ЕС в отношении мигрантов, ЛГБТ и других меньшинств.

Примеры усиления правых популистов множатся: так, согласно последним социологическим опросам Марин Ле Пен и ее «Национальное объединение» значительно опережают по популярности президента Франции Эмманюэля Макрона и его движение «Вперед, Республика!». Это вызвало настоящий шок во французских политических кругах. Марин Ле Пен заявила, что в будущем Европарламенте она намерена сотрудничать не только с венгерским премьером Виктором Орбаном, но также с польской правящей партией «Право и Справедливость» и новой британской «Партией Брексита» Найджела Фараджа.

Особую роль в сплочении евроскептиков играют итальянские популисты. Министр внутренних дел и лидер «Лиги» Маттео Сальвини провел уже в этом месяце показательную встречу европейских правых в Милане, где назвал «мусульманских террористов и фанатиков» главной угрозой для континента.

Правые популисты провозглашают возврат к традиционным европейским и христианским ценностям — в противовес глобализации, исламизации и распаду нравственности. Делается упор на интересы «простых людей», о которых забыли нынешние политические элиты. Все это находит поддержку у многих избирателей. Американский профессор Ян Бурума объясняет успех правых популистов ненавистью рядовых европейцев к либеральной политике Брюсселя, который упорно действует в интересах мигрантов, ЛГБТ, феминисток, защитников окружающей среды и другой «постмодернистской» публики.

Естественно, среди самих евроскептиков и правых популистов имеются существенные разногласия. Если Маттео Сальвини требует распределить беженцев по всем странам Евросоюза, то националистические правительства Польши и Венгрии категорически отказываются их принять. Если итальянская «Лига» и французское «Национальное объединение» проповедуют изоляционизм, то немецкая «Альтернатива для Германии» и польская партия «Право и справедливость» выступают за открытые границы. В этой связи не исключено, что в Европарламенте будет не одна, а две или больше фракций евроскептиков.

Важно, что правые популисты отказались от лозунга ликвидации Евросоюза и настаивают лишь на его реформировании. Происходящие процессы показывают, что рядовые европейские избиратели по своей природе консервативны, они не любят маргиналов, городских фриков, мигрантов и разнообразные меньшинства, скопившиеся в больших городах. В условиях нынешнего экономического спада эти настроения только усиливаются. Если политические элиты Запада не примут сигнал избирателей, не исключено резкое поправение западноевропейских обществ вплоть до фашизации целых стран.

В преддверии майских выборов в Европарламент европейские либеральные СМИ вовсю трубят о возрастающей «российской угрозе», поскольку Кремль якобы делает ставку на национал-популистов и раскол Европы. Вбрасывается информация, согласно которой Россия прямо или косвенно финансирует правые партии. На самом деле именно англо-американские спецслужбы вливают десятки миллионов долларов в правые и популистские организации Европы, такие как «Открытая демократия» со штаб-квартирой в Мадриде. Активную роль в поддержке европейских правых играет Стив Бэннон — бывший старший советник президента США Дональда Трампа.

Борьба за будущее Европы приобрела особенно острый характер в последние дни. Так, неназванные западные спецслужбы совершили вброс серьезнейшего политического компромата на лидера «Австрийской партии свободы» (АПС) Хайнца-Кристиана Штрахе. Это привело к краху правительственной коалиции в Австрии, в которой пророссийски настроенная АПС играла важную роль. Аналитики считают, что скандал призван бросить тень на все правопопулистские партии Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.