Сирийский режим страдает от тяжелейшего экономического кризиса с начала сирийской революции в 2011 году. Острая нехватка топлива, газа и электроэнергии стала причиной разочарований даже тех сирийцев, что были преданы президенту Сирии Башару Асаду в течение последних восьми лет войны. Они выражают недовольство сирийским правительством в связи с продолжающимся ухудшением уровня жизни в стране, несмотря на все разговоры о завершении конфликта.

В суровых условиях проживает большинство 19-миллионного сирийского населения, разбросанное по всей стране, включая почти треть жителей, оказавшихся вне контроля правительства. Разрушены и опустошены целые города и деревни. По оценкам ООН, 89% населения живут в бедности и получают международную продовольственную помощь.

Однако впервые сирийцы в подконтрольных правительству районах, пережившие жесточайшее насилие, столкнулись с ещё большими жизненными лишениями. Как пишет газета «Вашингтон пост» (Washington Post), это касается и столицы страны Дамаска, где условия жизни в последние месяцы ухудшились. Сегодня люди не верят в возможность быстрого восстановления, учитывая, какой огромный ущерб война нанесла сирийской экономике, социальной структуре и международному статусу государства.

По иронии судьбы, все это происходит на фоне заявлений режима и его союзников о победе над вооруженной оппозицией в Сирии, что является попыткой улучшить имидж Асада на региональной и международной арене и убедить международное сообщество начать финансирование послевоенного восстановления в Сирии. Другими словами, мы наблюдаем очередную пиар-компанию тех, кто разрушил страну.

Экономика в военное время. Расширение возможностей России в Сирии

Ряд внутренних факторов способствовали обострению кризиса, но в последнее время значительное влияние оказывает вашингтонская кампания «максимального давления» против Тегерана, начатая год назад. Из-за нее сократился поток энергетических и денежных ресурсов из Ирана в Дамаск, что в свою очередь ослабило иранское влияние на сирийский режим. Это позволило Москве добиться значительных успехов за счет Тегерана после нескольких лет совместной поддержки режима Асада. Каждая из двух сторон была ключевым военным союзником сирийского режима и одним из важнейших факторов его усиления.

Похоже, что американское давление на Иран, от которого страдает Сирия, продолжится до тех пор, пока «режим не откажется от своих дестабилизирующих амбиций». Об этом заявил Государственный департамент в ходе мониторинга результатов санкций, введенных Вашингтоном в отношении иранского режима. В то же время он выразил готовность вести переговоры с Тегераном, «если 12 условий будут восприняты всерьез», включая вывод иранских войск из Сирии, который может открыть путь к расширению российского влияния в Сирии при одновременном уменьшении роли Ирана.

Это можно проследить, проанализировав изменение масштабов иранской поддержки сирийского режима за последние несколько лет. В период с 2013 по 2016 год Асаду удавалось управлять подконтрольными ему районами главным образом благодаря поддержке, которую он получал от Ирана и России. Как заявил в ноябре 2015 года иранский лидер Али Саиди, если бы не вмешательство его страны на стороне режима в Дамаске, Иран, Ирак, Ливан и Сирия были бы потеряны.

В результате расширения власти Асада на сирийской территории в течение последних двух лет он столкнулся с серьёзными проблемами, которые касаются предоставления базовых товаров и услуг широким слоям населения. В результате сирийские власти становятся все более зависимы от иностранных союзников, которые предоставляют финансовую, политическую и дипломатическую поддержку в обмен на сирийские активы и различные экономические привилегии.

Согласно данным «Секьюрити стадис груп» (Security Studies Group), с начала сирийской революции в марте 2011 года Иран тратил около 15 миллиардов долларов в год, чтобы удержать Асада у власти за счет своего народа. В эту сумму входит прямая помощь Башару Асаду, оцениваемая как минимум в 6 миллиардов долларов в год. Как утверждает оппозиционная иранская группа «Народные моджахеды», объём торгового оборота составляет 1 миллиард 300 миллионов долларов ежегодно. При этом сирийский энергетический сектор — один из главных объектов экономической помощи.

В настоящее время, по некоторым оценкам, потребление нефти в районах, контролируемых режимом, составляет около 136 тысяч баррелей в сутки, а добыча — 24 тысячи баррелей. Это значит, что Дамаск, страдающий от финансовых затруднений, импортирует около 80% необходимых ему энергоносителей из-за рубежа на сумму более 2,3 миллиарда долларов в год. Чтобы помочь сирийскому режиму, Иран поставлял в Сирию от 1 до 3 миллионов баррелей в месяц.

Усилия по выполнению санкций преследуют двойную цель

Россия, как и Иран, с сентября 2015 года, когда вмешалась в сирийский конфликт, потратила огромные суммы денег. Российские расходы в основном затрагивали военные действия, стоимость которых оценивалась в 4 миллиона долларов в день — более 5,3 миллиарда долларов в течение трех с половиной лет. Хотя сумма дополнительных средств, выделяемых сирийскому режиму в различных формах, неизвестна, похоже, поставки российской нефти в Дамаск до недавнего времени это окупали.

Поскольку у сирийского правительства нет финансовых ресурсов, чтобы оттеснить союзников, Асад передал Москве и Тегерану стратегическую инфраструктуру и ресурсы страны, такие как порты, аэропорты, нефтяные месторождения, фосфатные рудники. Это усугубило и без того жесткую конкуренцию между Россией и Ираном. Оба государства видят в получении дополнительных экономических ресурсов и возможностей не только форму компенсации за сохранение Асада у власти, но и инструмент для дальнейшего подчинения Асада и его режима и поддержания их стратегического присутствия в Сирии.

В этом контексте политика «максимального давления», применяемая Соединенными Штатами в течение года, дает России дополнительное преимущество по отношению к Ирану. После введения санкций против Тегерана в ноябре Соединенные Штаты смогли сократить объём иранского нефтяного экспорта с 2,8 миллиона до менее 500 тысяч баррелей в сутки.

По словам спецпредставителя Госдепартамента по Ирану Брайана Хука, иранское правительство лишилось более 10 миллиардов долларов нефтяных доходов по итогам первого этапа санкций. Как следствие, значительно уменьшился объём финансовых ресурсов, которые Тегеран мог бы потратить на сохранение своих позиций и зон влияния в Сирии.

В то же время американские санкции практически способствовали прекращению поставок в Сирию иранской нефти, которая поддерживала режим Асада в годы гражданской войны. Так, за последние шесть месяцев Сирия получила только одну партию нефти из Ирана, что можно сравнить со средним показателем 66 тысяч баррелей в сутки в последние три месяца прошлого года. Как следствие, острая нехватка топлива, газа и электричества в дополнение к ухудшающейся экономической ситуации вызывает недовольство среди сирийцев, живущих в районах под контролем режима. Об этом свидетельствуют публикации в социальных сетях, в которых сирийские власти обвиняют даже те, кто был верен Асаду все эти годы.

Россия пожинает плоды американского давления

Если учитывать нынешнюю неспособность Ирана обеспечивать сирийский режим нефтью и деньгами, как раньше, то у властей в Сирии есть два варианта действий. Первый — вести войну в районах, контролируемых курдскими группами, и вернуть себе нефтяные скважины в восточной части страны. Второй — обратиться за помощью к России для удовлетворения своих энергетических потребностей. Если первый вариант практически не выполним в настоящее время ввиду присутствия американских сил в северо-восточной части Сирии, то второй представляется возможным, но будет стоить больших политических затрат.

Несмотря на способность компенсировать сирийскому режиму сокращение поставок нефти из Ирана, Россия оправдывает свой отказ поддержать Асада в условиях нефтяного кризиса отсутствием инфраструктуры, технических и коммерческих возможностей, поскольку стоимость доставки по морю увеличит стоимость топлива примерно в 20 раз. Россия не спешит помогать сирийскому режиму выйти из экономического кризиса, возможно, ожидая, когда ситуация усугубится настолько, что можно будет предъявить длинный список требований, на которые режим пойдет, лишь бы спастись.

Об одном из этих требований стало ясно после недавнего визита российского вице-премьера Юрия Борисова в Дамаск. Как сообщили осведомленные российские источники, Москва потребовала аренду порта Тартус на 49 лет в обмен на обещание быстро вмешаться для решения проблемы с топливом, вызванной прекращением поставок нефти из Ирана.

В контексте усилий по защите российских интересов в Сирии и усиления конкуренции с Ираном за выгодные контракты экономист Юнус аль-Карим объяснил нежелание России обеспечить Асада энергоресурсами. По его словам, условием Москвы является отказ Дамаска от договоренностей с Ираном, который планирует построить железную дорогу из Тегерана в Багдад, затем — в Дамаск, а оттуда — в Средиземное море, что позволит ему получить выход к морю через порт Латакия.

В то же время политика американского «максимального давления» также помогла Москве подорвать влияние Ирана и его шиитских ополченцев и укрепить свои позиции на сирийской территории. В связи с этим «Нью-Йорк таймс» (New York Times) отмечает, что ухудшение экономической ситуации в Иране негативно сказалось на его региональных союзниках и агентах, которым он платит деньги, включая «Хезболлу», ливанскую группу, долгое время бывшую ближайшим союзником Ирана и в конечном итоге потребовавшую от Асада выплаты долгов.

Россия и Иран. Конфликт за влияние

Россия пытается ограничить влияние шиитских группировок, избегая прямых столкновений с ними. В последние шесть месяцев происходили частые столкновения между пророссийскими сирийскими силами и проиранскими группировками, в частности между Пятым корпусом и «Тиграми» во главе с Сухелем аль-Хасаном с одной стороны и отрядами народной обороны и четвёртой дивизией во главе с братом Башара Асада Махером Асадом с другой.

В апреле в Алеппо и Дейр-эз-Зоре произошли столкновения между российскими войсками, военной полицией и Иерусалимской бригадой, а также 4-й дивизией и бригадой аль-Бакир. Ранее в этом месяце Москва сумела вытеснить шиитских бойцов из районов вокруг международных аэропортов Дамаска и Алеппо, установив полный контроль над этими стратегическими пунктами.

Более того, признание Корпуса стражей Исламской революции террористической организацией превратило его в законную цель в Сирии. В прошлом Москва уже закрывала глаза на систематические нападения Израиля на КСИР, его бойцов и базы, поскольку это способствовало уменьшению иранского влияния на режим Асада и его институты безопасности, и теперь у неё появилось ещё больше стимулов для этого.

Успех России в вытеснении ополченцев, поддерживаемых Ираном, также был очевиден в ходе недавнего наступления на Идлиб: российские и сирийские силы возглавили военные операции в регионе без существенного вмешательства со стороны иранских или проиранских сил. Посредством вытеснения Ирана из Сирии Россия способна обуздать Асада и позиционировать себя в качестве единственного «спасителя» его режима, в то время как последний, похоже, больше не способен сохранить своё политическое влияние.

Что все это сулит будущему Сирии, неизвестно. С одной стороны, это может уменьшить иранское религиозное влияние и тем самым нивелировать эту сторону конфликта. Это также может увеличить шансы на достижение мира в Сирии, если Россия использует свою власть, чтобы заставить Асада пойти на политическое урегулирование через переговоры в Астане. Довольно оптимистический сценарий. Тем не менее, по мнению аналитика и политолога Али Бакира, Россия, согласно более правдоподобным предположениям, ведёт наступление на сирийском севере, чтобы ликвидировать оппозицию и закрепить свою власть над Сирией, превратив ее в «марионеточное государство».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.