События начали развиваться после 24 февраля, когда в Молдавии состоялись парламентские выборы. В 101-местный парламент прошли три крупных формирования: поддерживающая президента Игоря Додона Партия социалистов (35 мандатов), контролирующая правительство Демократическая партия (30мандатов) и проевропейский правоцентристский блок ACUM («Сейчас») с 26 мандатами. И социалисты, и демократы приглашали ACUM к переговорам, однако оппозиционеры отвергли любые альянсы в будущем парламенте. В связи с этим формирование правящего большинства, на которое, согласно законодательству, отводилось три месяца, зашло в тупик.

Альянс бывших противников

В этих условиях Конституционный суд Молдавии, находящийся под контролем Демократической партии, отстранил от исполнения обязанностей нынешнего президента Додона и назначил на его место зампреда Демпартии Павла Филипа. Это решение вызвало взрыв возмущения в стране. В ответ две политические силы — социалисты Додона и правоцентристы из ACUM, жестко конфликтовавшие друг с другом по поводу внешнеполитической ориентации и безуспешно пытавшиеся договориться об альянсе, внезапно решились на создание большинства в 61 голос. В тот же день — 8 июня было утверждено новое правительство во главе с Майей Санду, был избран новый спикер парламента — председатель партии социалистов Зинаида Гречаная, и этот парламент принял заявление о том, что Молдавия является «захваченным государством», а «узурпатором» является лидер демократов олигарх Владимир Плахотнюк.

На заседании парламента присутствовал вице- премьер России, специальный посланник президента Путина по урегулированию в Молдавии Дмитрий Козак и представители ЕС.

Конституционный суд страны вынужден был дать ход назад. Он пересмотрел собственное решение о разгоне правительства и «увольнении» президента.

Москва первой одобрила созданную в Молдавии новую коалицию. В МИДе России сообщили, что «удовлетворены» мирным решением кризиса и Москва готова конструктивно выстраивать отношения с Кишиневом. Премьер Молдавии Майя Санду также заявила, что готова к сотрудничеству с Россией. Затем коалицию поддержал Брюссель, а потом о признании новых властей объявили и США.

Любопытно, что похожая ситуация, хотя и зеркально противоположная, сложилась в далекой от Молдавии Венесуэле. Но там на стороне оппозиции — большинство государств мира, а Москва поддерживает президента Николаса Мадуро, который в свое время разогнал парламент и которого его политические противники называют «узурпатором».

В том, что Молдавия разрешила политический кризис и избежала досрочных выборов, — совместная заслуга дипломатии различных стран, но Россия сыграла в этой кампании решающую роль. Козак постоянно присутствовал в Молдавии в последние недели, проводя консультации как с социалистами, так и с ACUM.

Как свидетельствует корреспондент российской газеты «Коммерсантъ», отслеживавший ситуацию из Кишинева в ежедневном режиме, Козак похвалил проевропейский блок ACUM и пророссийских социалистов за то, что они преодолели полярные позиции по целому ряду вопросов «с целью создания условий для будущего цивилизованного разрешения разногласий на основе реального волеизъявления граждан».

Вместе с тем он весьма жестко определил режим Плахотнюка. До этого, как сообщали российские СМИ, демократы Плахотнюка пытались предложить Москве заключить некий сепаратный договор, но Кремль его отверг. «Владимир Плахотнюк действительно предлагал заключить тайные соглашения Партии социалистов с Демпартией с обязательствами последней диаметрально поменять внешнеполитический вектор Молдовы с Запада на Восток, — признал Дмитрий Козак. — Эти предложения были категорически отвергнуты. Историческая практика показывает, что любые тайные политические соглашения в конечном итоге приводят к катастрофе. Как для политиков, участвующих в таких сговорах, так и для граждан, за спиной которых достигаются такого рода договоренности».

Таким образом, победа осталась за президентом страны Игорем Додоном, которого открыто поддержал российский лидер Владимир Путин и который в течение ряда лет находился практически в изоляции. Еще несколько лет назад такое показалось бы совершенно нереальным: в Молдавии был достигнут альянс между стопроцентно прозападной партией и стопроцентно пророссийской, то есть пропутинской. Известный российский журналист Игорь Яковенко сравнивает этот феномен разве что с Антигитлеровской коалицией во время Второй мировой войны.

Проиграл олигарх Владимир Плахотнюк, лидер Демократической партии. Он бежал из страны, и сейчас в Молдавии пытаются установить, где обрел убежище этот человек, спровоцировавший кризис в стране.

Москва отмечает важность того, что в сложившейся ситуации Россия, Евросоюз и США заняли единую позицию по поддержке демократического процесса в Молдавии. «Это яркий пример, что по базовым ценностям у нас больше общего, чем разногласий», — уверен Козак. Правда, как дальше будут сотрудничать в Молдавии Россия и Запад, пока не вполне ясно.

Коррумпированные демократы

По мнению зарубежных экспертов, «пророссийский» президент Додон для ЕС и США — «меньшее зло», чем руководство Демпартии, которое в странах ЕС обвиняли в коррупции. Во время правления партии из трех банков страны были похищены деньги в размере 1 миллиарда долларов, которые ЕС выделила на проведение реформ в стране.

Феномен Молдавии заключается еще и в том, что не только внешние игроки, но и сама молдавская нация поняла, кто является главным злом, и она поставила своей целью объединиться во имя его устранения. Ничего подобного мы не видели ни в Украине в последние годы, не видим сейчас и в Грузии. Разношерстные националисты, которые подбрасывают поленья в огонь конфликта в Донбассе, темпераментные грузинские «революционеры» (мир обошла фотография молодой грузинки с плакатом Fuck Rusia)- неужели они являются той твердой политической силой, которая может претендовать на достижение мира и согласия в своих странах?

События в Грузии требуют, безусловно, более детального анализа. А сейчас вернемся к Молдове. Новый расклад сил, достигнутый в результате разумного консенсуса, открывает окно возможностей для Додона в диалоге как с ЕС, так и Россией по урегулированию ситуации с Приднестровьем.

Расположенное на левом берегу Днестра непризнанное Приднестровье, зажатое с одной стороны правобережной Молдавией, а с другой — Украиной, не контролируется официальным Кишиневом. Поскольку Молдавия считает Приднестровье своей неотъемлемой частью, границы с непризнанной с молдавской стороны республикой нет.

Ранее Додон заявлял, что поддерживает идею широкой автономии для Приднестровья в составе Молдавии. При этом он также выступает за продолжение присутствия в Приднестровье российских миротворцев. «Мы считаем, что миротворческая миссия на Днестре, роль российских миротворцев — это успешная миссия», — оценивал ситуацию Додон, отмечая, что его позицию разделяет большинство граждан страны.

В свою очередь, Москва также может больше укрепить свое влияние в Молдавии, ведь Кишинев тесно связан с Россией экономическими узами. В частности, в РФ в настоящее время работает более 500 тысяч мигрантов, и решение их проблем было важным фактором для Додона на февральских выборах.

Сам Додон во время одного из визитов в Россию так формулировал свою позицию: «Дружить с Западом против России мы не намерены». Молдавия в то же время заключила договор об ассоциации с ЕС, и это делает ее важной для различных европейских игроков.

Беднейшая страна Европы

Однако Молдавия была и остается одной из беднейших стран Европы. Минимальная зарплата в Молдове, установленная властями на 2019 год, равна 1000 леев, сообщает российское интернет — издание Газета.ru. Это примерно 55 долларов — один из самых низких показателей в Европе.

Новый министр экономики Молдавии Вадим Брынзан заявлял, что чиновники предыдущего правительства уводили из страны деньги целыми чемоданами. Молдавия после завершения политического кризиса вообще может остаться без средств к существованию.

Под вопросом и новая финансовая поддержка со стороны МВФ. Европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан заявил о возможной приостановке МВФ программы помощи Молдавии.

В прежние годы, когда госбюджет Молдавии едва сводил концы с концами, экономику страны выручали ее гастарбайтеры, которые работали в России, Польше, Италии, Франции и Германии. Денежные переводы более чем миллиона молдавских гастарбайтеров, работающих в ближнем и дальнем зарубежье, в последние годы составляли от 14% до 30% ВВП страны.

Переводы трудовых мигрантов из России за последние три года составили более 1,5 миллиарда долларов.

Россия — ведущий партнер

На территории Молдавии работает 995 компаний с российским капиталом. По объему инвестиций Россия занимает первое место в этой стране. В прошлом году Молдавия получила статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе. Но Россия, как и ЕС, ждет, когда политическая ситуация в Молдавии окончательно придет в норму. Президент Путин заявил, что Россия будет и дальше поддерживать «законно избранные власти Молдавии».

В структуре экспорта Молдавии лидирует Румыния, которая занимает 29,3%, далее идет Италия с 11,4%, а в Россию же отправляется 8,1% экспорта, примерно столько же — в Германию, сообщает Газета.ru. Таким образом, Молдавия во внешней торговле, особенно в экспорте, то есть в отраслях, формирующих доходы страны, имеет более высокую долю с европейскими странами, чем с восточным соседом. Однако «оптимальным компромиссом стали бы взвешенные, сбалансированные отношения и с Россией, и с ЕС», говорит Марк Гойхман, руководитель российского Центра аналитики и финансовых технологий.

С этим нельзя не согласиться. Политика развития отношений с различными зарубежными партнерами, при которой никто никого не использует геополитически, вероятно, самая разумная стратегия в этом взаимозависимом мире. Думаю, что читатели «Хаккин» согласятся со мной в том, что такую модель поведения успешно демонстрирует и Азербайджан…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.