Российская конституция устаревает, пожаловался Вячеслав Володин, председатель российской Государственной Думы, в своей статье, опубликованной на прошлой неделе. Публикация этой статьи спровоцировала настоящую лавину комментариев и разнообразных гипотез. Зачем председателю нижней палаты парламента делать такие заявления? И почему многие российские политики — почти все, включая премьер-министра страны Дмитрия Медведева и пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова, — сочли необходимым публично на них ответить? Вся эта шумиха может показаться довольно странной. Во-первых, российская конституция, которой в прошлом году исполнилось всего 25 лет, не так уж и стара, если сравнивать ее с конституциями других стран. Более того, российские лидеры обычно не жалуются на конституцию, особенно если учесть, что они неоднократно игнорировали те ее положения, которые им не нравятся.

Проблема заключается не в том, что конституция России слишком стара, — просто президент России еще слишком молод. Текущий срок президента Владимира Путина заканчивается в 2024 году, и, согласно конституции его страны, он больше не сможет избираться на пост президента, потому что к тому моменту он отработает два последовательных срока. Однако Путину сейчас только 66 лет, и ему будет немногим более 70, когда его текущий срок подойдет к концу, — то есть тогда он будет моложе, чем президент США Дональд Трамп и его соперники Джо Байден (Joe Biden) и Берни Сандерс (Bernie Sanders) сегодня. Кроме того, очевидно, что по сравнению с ними Путин находится в лучшей физической форме, учитывая, что Белый дом намного реже демонстрирует готовность публиковать фото своих лидеров без рубашек, нежели Кремль.

Что делать российскому президенту? Его предшественник Борис Ельцин добровольно ушел в отставку с президентского поста, однако к тому моменту Ельцин уже дискредитировал себя как политик и тяжело болел. Между тем сейчас ничто не указывает на то, что Путин готовится к праздной жизни после окончания его президентского срока. Поскольку он разрушил отношения со своими соседями, у него вряд ли будет возможность наслаждаться жизнью в домике в Альпах или Французской Ривьере. Кроме того, передаче власти всегда сопутствует определенный риск. Кто бы ни пришел после него, этот человек будет чувствовать себя в безопасности только тогда, когда Путин окончательно покинет политическую арену. Если так произойдет, Путин может оказаться скорее в положении бывшего советского лидера Никиты Хрущева, нежели Ельцина. После его ухода в отставку в 1964 году секретная полиция преследовала Хрущева до конца его дней.

Именно поэтому в России мало кто верит, что Путин планирует уйти из политики в 2024 году. Но как ему удастся остаться в ней? Существует масса гипотез на этот счет. Несколько месяцев назад в Москве ходили слухи, что Путин планирует уйти с поста президента России, сменив его на гораздо более грандиозную должность, а именно став главой объединенного государства России и Белоруссии. Эти два государства входят в таможенный союз, и Россия регулярно проводит масштабные военные учения на территории Белоруссии. Таким образом, часть инфраструктуры для создания такого объединенного государства уже есть. Но руководство Белоруссии, в частности ее бессменный президент Александр Лукашенко, не торопится уступать контроль над своей страной. У Москвы, несомненно, есть все необходимые инструменты для того, чтобы свергнуть Лукашенко, но стоит ли игра свеч?

Вероятно, нет, поэтому дискуссии о планах Путина на период после 2024 года развиваются в других направлениях. Вместо того чтобы создавать новое государство, почему бы просто не принять новую или усовершенствовать старую конституцию? Отсюда и статья Володина, председателя одной из палат законодательного органа. Здесь существует два основных варианта. Первый заключается в том, чтобы отменить ограничения на количество сроков и позволить Путину остаться еще на шесть лет. Нет почти никаких причин сомневаться в том, что Кремль способен внести такие изменения, если он захочет. Однако отмена ограничений на количество сроков слишком сильно отдает диктатурой, чего правительство предпочло бы избежать. Кроме того, превращение Путина в фактического пожизненного президента противоречит настроениям российской общественности, которая испытывает все больше недовольства по поводу снижения уровня жизни и коррумпированности чиновников.

Другими словами, Кремлю сейчас необходимо нечто, что будет выглядеть как перемена, но при этом мало что поменяет. Отсюда и идея, выдвинутая Володиным: нужно внести изменения в конституцию, чтобы создать новую должность в парламенте, которую Путин мог бы занять в 2024 году. Если вам это кажется знакомым, знайте, что так оно и есть. Столкнувшись с ограничением на количество последовательных сроков в 2008 году, Путин поменял пост президента на пост премьер-министра, посадив в кресло президента своего давнего соратника Дмитрия Медведева.

Проблема с еще одним раундом обмена должностями между президентом и премьер-министром заключается в том, что в прошлый раз Путину, очевидно, это не понравилось. Он позволил Медведеву остаться на должности президента всего на один срок, а затем реализовал свой план по возвращению на этот пост. По слухам, Путин был недоволен независимыми решениями своего преемника в области внешней политики и, что еще важнее, популярностью Медведева. Создалось впечатление, что Медведев был очень удивлен, когда узнал, что ему не позволят остаться на второй президентский срок, однако он все же послушно уступил это место Путину. Россиян так сильно рассердило грубо срежиссированное возвращение Путина, что они даже вышли на улицы на акции протеста, ставшие самыми масштабными антиправительственными акциями в эпоху Путина.

Таким образом, выдвинутая Володиным идея о том, что Путин, возможно, захочет снова стать премьер-министром страны, кажется немного абсурдной. Но более подходящих вариантов крайне мало. В 2021 году в России пройдут парламентские выборы, на которых правящая партия «Единая Россия», вероятно, потерпит поражение, если только результаты голосования не будут сфальсифицированы. Для Кремля необходимость иметь дело с парламентом, в котором у правящей партии не будет достаточно мест для того, чтобы внести изменения в конституцию, станет серьезным бременем. Разумеется, остальные партии вряд ли можно назвать по-настоящему оппозиционными, если говорить о приоритетах Путина. Но по мере приближения 2024 года прав на ошибку остается все меньше. Возможно, необходимо как можно быстрее решить вопрос о преемнике.

Согласно распространенному мнению, статья Володина — это своего рода «пробный шар», запущенный с одобрения Кремля, цель которого заключалась в том, чтобы посмотреть на реакцию общественности и элиты. Однако поражает то, насколько заблаговременно правительство стало запускать эти пробные шары, и как высоко они летают. До окончания президентского срока Путина остается еще пять лет, однако в Москве вопрос о его преемнике уже стал одной из важнейших тем. Даже относительно кроткие газеты опубликовали статьи, в которых они призвали Путина зажить тихой жизнью после окончания текущего президентского срока, приведя в качестве примера решение президента США Джорджа Вашингтона отработать только два срока.

Вероятнее всего, эти дискуссии вряд ли выйдут из-под контроля, учитывая господство Кремля над СМИ и его умение управлять политическими процессами в России. Однако открытые дискуссии касательно будущего Путина, должно быть, заставляют некоторых кремлевских инсайдеров испытывать дискомфорт. Чем больше россияне обсуждают варианты развития событий в 2024 году, тем больше риск того, что 2024 год покажется им годом новых возможностей.

Но может ли 2024 год стать годом перемен? Если судить по предыдущему неожиданному возвращению Путина на пост президента в 2012 году, главный вопрос заключается в том, как отреагирует народ. В 2012 году десятки тысяч москвичей вышли на улицы столицы, чтобы призвать к проведению честных выборов. Тогда мнения представителей элиты разделились в вопросе о том, как нужно было реагировать: некоторые призывали к диалогу с протестующими, другие — к принятию жестких мер. Путин заявил, что те протесты стали результатом профинансированного Западом заговора с целью его свержения, а это говорит о том, что он считал угрозу своей власти реальной.

В 2012 году Путин сумел перетянуть элиту на свою сторону, помешав ее влиятельным представителям встать на сторону оппозиции. Вероятно, он способен сделать то же самое и сейчас, но он не может быть полностью уверен в успехе. После публикации статьи Володина о необходимости внести изменения в конституцию практически все российские политики выразили свое мнение касательно того, что Путину стоит делать дальше. Практически все, кроме самого Путина. Возможно, он ждет удобного момента, чтобы объявить о своем генеральном замысле. Или, вполне возможно, он до сих пор не знает, как ему поступить.

Крис Миллер — младший профессор Флетчеровской школы, директор по делам Евразии в Институте исследования внешней политики и автор книги «Путиномика: власть и деньги в возрождающейся России» (Putinomics: Power and Money in Resurgent Russia).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.