Гонконг - Хотя Япония и Южная Корея, возможно, пока не договорились о том, кому принадлежит группа крошечных скалистых островов у их берегов, они все же единодушны в том, что в небе над этими островами не должно быть российских бомбардировщиков.

Во вторник, 23 июля, эти далекие острова в Тихом океане, которые в Южной Корее называют Токто, а в Японии — Такэсима, попали в заголовки газет после того, как российский военный самолет якобы вторгся в их воздушное пространство.

Как заявила южнокорейская сторона, ее истребители сделали несколько сотен предупредительных выстрелов в направлении российского самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50 после того, как, по словам чиновников в Сеуле, он дважды вторгся в воздушное пространство вокруг этих островов, которые Южная Корея считает своим.

Москва решительно отвергает версию Сеула, заявляя, что военные самолеты Южной Кореи совершили «непрофессиональные маневры», перехватив два российских бомбардировщика во время первых подобных совместных учений России и Китая над нейтральными водами.

В рамках совместных учений рядом с российскими самолетами находились два китайских дальних бомбардировщика, что, как заявил Пекин, не противоречило нормам международного права. Один российский генерал отверг информацию о том, что южнокорейская сторона производила предупредительные выстрелы, и сообщил, что функция А-50 заключалась лишь в том, чтобы обеспечить выполнение основной задачи учений.

Вполне возможно, эти острова представляют собой тот клин, который необходим Москве, чтобы продолжить разрушать важные партнерские отношения США в области безопасности в Азии и отвлечь Вашингтон от других регионов, где Россия в настоящее время активно преследует свои интересы.

Подобно Южной Корее, Япония тоже подняла свои истребители для перехвата российских и китайских самолетов. И, подобно Южной Корее, Япония настаивает на том, что российский самолет дальнего радиолокационного обнаружения и предупреждения А-50 вторгся в воздушное пространство другого государства. Однако на этом сходства заканчиваются.

Что касается Японии, то она считает, что эти острова принадлежат ей. Таким образом, как утверждают японские чиновники, российские самолеты вторглись в воздушное пространство Японии, и, что еще важнее, южнокорейские истребители не должны были открывать предупредительный огонь над территорией Японии.

Этот чрезвычайно опасный инцидент произошел на фоне попыток Вашингтона сблизить Японию и Южную Корею — его ближайших союзников в Азии, — чтобы совместными усилиями противостоять росту влияния Китая в Азии, Тихоокеанском регионе и за их пределами.

Кроме того, этот инцидент произошел на фоне целого ряда споров между Японией и Южной Кореей, включая их набирающий обороты торговый спор вокруг материалов, необходимых для производства чипов памяти для мобильных телефонов, а также спор, касающийся репараций колониальной эпохи.

И это возвращает нас к упомянутым выше островам — и спору, который длится уже несколько столетий.

Спор, начавшийся в 17 веке

В руководстве Министерства иностранных дел Японии касательно этих островов говорится, что они являются частью территории Японии начиная с 1600-х годов, когда туда были отправлены корабли для охоты на морских львов и сбора моллюсков.

Формальное присоединение этих островов к Японии произошло в 1905 году, когда, увидев в охоте на морских львов возможности для прибыльного бизнеса, японцы сделали эти острова частью префектуры Симане, чтобы начать выдавать лицензии на охоту и собирать налоги.

Кроме того, в рамках Сан-Францисского мирного договора 1952 года, который лег в основу послевоенного порядка в Азии, Вашингтон признал эти острова частью территорий Японии. США специально исключили эти острова из списка территорий, которые, согласно договору, Япония, оккупировавшая Корейский полуостров во время Второй мировой войны, должна была вернуть Сеулу.

Южнокорейская сторона утверждает, что ее претензии на эти территории берут свое начало на несколько сотен лет раньше, нежели претензии Японии. Исследовательский институт Токто в Сеуле ссылается на тексты, датированные 15 веком, где эти острова названы корейскими. На сайте института говорится, что даже на картах японского флота второй половины 1800-х годов эти острова обозначены как часть корейских территорий. А в 1906 году Корея официально включила эти острова в состав провинции Кёнсан-Намдо.

Южная Корея закрепила свои претензии на эти острова в 1950-х годах, когда она отправила туда своих военных, создав там полустационарную базу.

Эти острова, которые по большей части являются необитаемыми и пустынными, оставались камнем преткновения в отношениях между Японией и Южной Корее на протяжении всего послевоенного периода. 

Инструмент для России

Япония и Южная Корея не смогли урегулировать спор вокруг островов Токто-Такэсима посредством международных форумов, которые Вашингтон считает базой «основанного на нормах порядка» — он служит США ориентиром для выработки подхода к различным конфликтам, в том числе в Южно-Китайском море и в Крыму.

Если они не могут урегулировать их собственный спор, могут ли они помочь Вашингтону убедительно обосновать эффективность «основанного на нормах порядка» в других регионах?

По словам аналитиков, именно этот «клин» может использовать Россия.

«Намерения России, возможно, заключаются в том, чтобы разубедить союзников Америки в Азии в необходимости тесного сотрудничества с США в других регионах мира, где это сотрудничество может затронуть интересы России», — сказал Тимоти Хит (Timothy Heath), старший аналитик в корпорации Рэнд.

Одним из таких примеров служит Северная Корея, которая в четверг, 25 июля, запустила две ракеты в сторону Восточного моря, которое также называется Японским морем. По словам южнокорейских чиновников, первая ракета пролетела примерно 430 километров, а вторая — 690 километров.

Северная Корея запустила свои ракеты как раз в тот момент, когда советник по вопросам национальной безопасности США Джон Болтон (John Bolton), который, как известно, придерживается жесткой позиции в отношении Северной Кореи, приехал с визитом в Южную Корею, чтобы обсудить вопросы двустороннего стратегического сотрудничества.

«Ожидалось, что Болтон будет обсуждать в первую очередь вопрос о привлечении азиатских союзников к усилиям по наблюдению и оказанию давления на Иран, против чего выступает Россия», — отметил Хит.

По его словам, конфликт между Японией и Южной Кореей может усложнить эти дискуссии и вынудить США потратить гораздо больше времени на урегулирование споров между их азиатскими партнерами и выработку ответа на этот инцидент. 

Большой куш российской разведки

Этот инцидент также может обернуться огромной удачей для российской разведки, как сказал другой аналитик.

Российский самолет А-50, который якобы вторгся в спорное воздушное пространство, оснащен целым рядом радаров и инструментов для ведения наблюдения, которые потенциально способны добыть информацию о том, как Южная Корея может развертывать свои силы и поддерживать с ними связь с случае полноценного вооруженного конфликта.

«Самолет А-50 сможет собирать электронные разведывательные данные со средств радиосвязи, радаров на самолетах-перехватчиках, наземных РЛС воздушного наблюдения и сетей системы командования и управления», — сказал Питер Лейтон (Peter Layton), бывший пилот Королевских военно-воздушных сил Австралии, а ныне сотрудник Института Азии имени Гриффита. 

«Эта миссия может дать России полную картину южнокорейской национальной системы противовоздушной обороны», — добавил он.

Другие аналитики отмечают, что произошедший во вторник инцидент несет в себе еще один сигнал, адресованный Вашингтону.

«Самый важный стратегический аспект этого инцидента заключается в том, что он стал свидетельством нового, более высокого уровня военного сотрудничества России и Китая», — сказал Карл Шустер (Carl Schuster), бывший офицер ВМС США и бывший начальник оперативного управления Объединенного разведывательного центра Тихоокеанского командования США.

Артем Лукин, научный сотрудник Дальневосточного федерального университета во Владивостоке, отметил, что Москва и Пекин последовательно укрепляют то, что он назвал «квази-альянсом». Он считает, что этот инцидент должен был продемонстрировать их общую мощь, и «стать сигналом для Токио, Сеула и Вашингтона».

Лукин назвал российско-китайскую операцию «дерзкой и провокационной».

То, чего боялся Вашингтон 

Комментарии Шустера и Лукина указывают на то, чего Вашингтон боялся долгое время — на укрепление альянса между двумя союзниками, которые традиционно противостоят США.

«Сегодня Россия и Китай стали ближе друг к другу, чем когда-либо начиная с середины 1950-х годов, и в ближайший год их отношения, вероятнее всего, укрепятся», — сказал директор Национальной разведки Дэн Коутс (Dan Coats), выступая на заседании комитета Сената в январе.

«Поскольку Китай и Россия стремятся расширить свое влияние в мире, они разрушают устоявшиеся нормы безопасности и повышают риск региональных конфликтов, особенно на Ближнем Востоке и в Восточной Азии», — сказал Коутс сенаторам.

Именно это мы и наблюдали во вторник, 23 июля, над крошечными островами, о существовании которых мало кто слышал за пределами Японии и Южной Кореи. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.