Однопартийное большинство в парламенте — «Слуги народа», то есть фактически «кота в мешке», которым все еще остается президентская политическая сила, является уникальным в новейшей истории Украины явлением, которое порождает огромные вызовы волюнтаризма для новой властной команды. Однако ситуацию следует все же воспринимать не как трагедию, а прежде всего как необходимый урок, негативный опыт, который должно получить украинское общество на пути своего политического взросления. Ведь десятилетиями существовал и стремительно приобретал популярность миф о том, что проблема страны в законсервированности политического класса, который сформировался в основном в 1990-х годах и с тех пор только кооптировал (дополнительно избирал) в свой состав новичков, не допуская появления «новых лиц». Необходимость в формировании коалиции представлялась как оправдание, что той или иной команде или очередному «мессии»/«суперхозяйственнику» кто-то или что-то мешает совершить чудо.

Между тем в обществе произрастало ожидание быстрых и легких шагов для решения сложных и запущенных проблем. Это создавало все более питательную для популизма электоральную почву, которая и привела к беспрецедентному триумфу Владимира Зеленского и «Слуги народа». Далекий от государственного управления и понимания политических процессов человек стал президентом с результатом 73%, а его переполненная случайными людьми политсила получила однопартийное большинство — почти 60% реального состава депутатского корпуса (без учета 26 вакантных мажоритарных мест от оккупированных Россией территорий). Теперь общество ждет открытие того, что значение имеет не только «коренное обновление власти» само по себе. Наконец, в истории уже был пример, когда в Древнем Египте несколько тысяч лет назад рабы восстали против рабовладельцев и победили, но суть системы от этого не изменилась. Потому что рабы сами стали рабовладельцами, а их бывшие владельцы превратились в рабов. Остается надеяться, что если не большинство, то хотя бы значительная часть граждан сделает из этого правильные выводы и впредь будет более ответственно подходить к выбору.

Когда 20 дает 60

Триумф равнодушной к украинским национальным интересам партии «Слуга народа» на этих выборах стал возможным благодаря масштабному искажению электоральных настроений украинцев. Он является следствием как запрограммированной чрезвычайно низкой явки (из-за объявления выборов на конец июля), так и из-за раздробления и «сжигания» голосов многочисленными оппонентами. В результате, как увидим дальше, президентская политическая сила получила большинство — почти 60% мест в парламенте (254 из 424 всех избранных) благодаря поддержке лишь пятой части внесенных в списки избирателей.

Как и предупреждал «Тиждень» (см. № 29/2019), во время голосования по партийным спискам было «сожжено» свыше 2 миллионов (14,1% всех отданных на выборах) голосов проукраинского электората, отданных политсилам, которые набрали от 0,6% до 4%. Это больше, чем совокупно получили «Европейская солидарность» и «Голос». Крупнейшими «утилизаторами» голосов, как и прогнозировалось, стали «Сила и честь» Игоря Смешко, РП Олега Ляшко, «Украинская стратегия» Гройсмана, «Свобода», «Гражданская позиция» Гриценко и «Самопомощь» Садового. Если бы эти голоса не были выброшены на ветер, то партия «Слуга народа» в ВР получила бы по пропорциональной системе 105 из 225, а не 124 места, как сейчас, а антиукраинская ОПЗЖ Медведчука — 32 вместо 37. Для этого партиям надо было либо заблаговременно самоустраниться, либо, в крайнем случае, сняться с гонки политическим силам, которые по результатам всех соцопросов не имели никаких шансов пройти в парламент. Это оградило бы «Слугу народа» от уверенного большинства и заставило бы создавать коалицию с другими партиями, а значит, создало бы намного больше возможностей для внутрипарламентского сдерживания антиукраинских инициатив.

В мажоритарных округах искажение электоральных настроений проявилось даже рельефнее, и политсила Владимира Зеленского получила еще больше мест — почти две трети (130 из 199), получив только 31% голосов (4,6 млн), отданных за мажоритарщиков. При явке на уровне 50% для этого было бы достаточно поддержки 15,6% граждан, имеющих право голоса.

Во многих округах кандидатам от «Слуги народа», чтобы попасть в парламент, достаточно было получить 15-25% голосов, что при явке около 50% эквивалентно 8-12% внесенных в списки избирателей. Например, Владимир Тимофийчук, который прошел в ВР в округе № 89 Ивано-Франковской области, получил едва ли 11,9 тысячи голосов из 143,3 тысячи внесенных в списки избирателей. Это стало возможным благодаря конкуренции между выдвиженцами от «Свободы», «Гражданской позиции», «Батьковщины», «Европейской солидарности» и даже УДАРа Виталия Кличко, которые оттянули от 3 тысяч до 10 тысяч голосов каждый. На Львовщине аналогичный результат получили два кандидата от «Слуги народа», попавшие в парламент: Юрий Камельчук (12,2 тысячи из 141,9 тысячи внесенных в реестр избирателей) и Орест Саламаха (15,5 тысячи из168,8 тысячи). Михаил Лаба на Закарпатье прошел в ВР благодаря 19,6 тысячи голосам из 162,4 тысячи внесенных в списки избирателей. Игорь Фрис и Александр Матусевич на Ивано-Франковщине — благодаря соответственно 17,9 тысячи из 161,8 тысячи и 17,1 тысячи из 144,2 тысячи избирателей.

В общем, таких примеров достаточно в каждом регионе. На Тернопольщине «Слуга народа» Игорь Васильев прошел в парламент, получив лишь 18,5 тысячи голосов из 164,3 тысячи избирателей. Георгий Мазурашу на соседней Буковине — 18,4 тысячи из 175,5 тысячи Михаил Колюх в округе № 92 в Киевской области — 18,7 тысячи из 148,1 тысячи. Антон Поляков на Черниговщине — 20,8 тысячи из 140,3 тысячи. Алексею Кузнецову на Луганщине хватило 10,1 тысячи голосов из 98,7 тысячи избирателей округа. Анастасии Ляшенко на Полтавщине — только 20,1 тысячи из 149,8 тысячи.

Даже в столице днепрянке (жительница Днепра — прим. ред.) из «Слуги народа» Анне Пуртовой хватило 18,1 тысячи голосов из 174,8 тысячи, то есть фактически лишь 10% зарегистрированных в округе избирателей, чтобы обойти таких опытных политиков, как Роман Бессмертный и Леонид Емец. Результат был обеспечен масштабной растяжкой голосов между тройкой ориентированных на проукраинский электорат кандидатов: двумя названными и выдвиженцем от «Европейской солидарности» Михаилом Терентьевым, каждый из которых в итоге получил по 9-13 тысяч голосов. И даже на основной для «Слуги народа» Днепропетровщине известный своими антиукраинскими взглядами блогер Максим Бужанский победил с показателем 18,9 тысячи голосов из 139 тысяч зарегистрированных в округе избирателей.

Наконец, нельзя обойти вниманием и то, что мажоритарная составляющая уже не впервые обеспечивает крен в сторону враждебных или по крайней мере равнодушных к украинским интересам политикам еще и из-за очевидной межрегиональной непропорциональности в распределении округов. Например, во Львовской и Донецкой областях их по 12, тогда как население первой составляет 2,5 миллиона, а подконтрольной Украине части Донбасса — лишь 1,85 миллиона. На Харьковщине, население которой примерно такое же, как и на Львовщине (2,65 миллиона), мажоритарных округов тоже на два больше — 14. На Луганщине 6 округов, а жителей на подконтрольной Украине территории всего 700 тысяч. В Волынской, Тернопольской или Ровенской областях только по 5 округов, а жителей 1-1,1 миллиона, в Ивано-Франковской 7, а население почти 1,4 миллиона, в Запорожье 9 и 1,7 миллиона, тогда как на Киевщине только 8, а людей почти 1,8 миллиона. На Днепропетровщине 17 мажоритарных округов и 3,2 миллиона, тогда как в Киеве с его 2,9 миллиона только 13. В последнем случае это даже меньше, чем на Харьковщине с ее 2,65 миллиона. И этот перечень можно продолжать.

Ключ к успеху и поражению

Обусловленность триумфа «Слуги народа» именно распылением и взаимоуничтожением оппонентов, умноженными на низкую явку избирателей, является одновременно и ключом к пониманию ахиллесовой пяты нового властного конгломерата, который сегодня может казаться чуть ли не абсолютным любимцем украинцев. Диапазон между 30% (5,7 миллиона) голосов в первом туре президентских выборов и 43% (6,3 миллиона) за счет значительно более низкой явки на досрочных парламентских — это электоральный потолок политсилы Зеленского. В дальнейшем по мере появления разочарования из-за невыполнения им и его командой явно завышенных и оторванных от жизни ожиданий поддержка «Слуги народа» будет только падать. Вопрос лишь в том, сделают ли его оппоненты выводы к моменту местных выборов, так как на Банковой предпочтут провести их как можно скорее, вероятно, уже осенью этого года.

Слияние между собой явно непроходных политических сил и выдвижение самых рейтинговых кандидатов в мажоритарных округах, даже не от всех политсил (что вряд ли возможно), ориентирующихся на проукраинского избирателя, по крайней мере от наименее антагонистических, способно обеспечить неожиданный разгром «Слуги народа» на местных выборах в абсолютном большинстве регионов. Это также минимизирует шансы Банковой расставить своих людей во главе ключевых городов. В свою очередь, разгром «Слуги народа» на местных выборах может стать толчком к пересмотру состава Верховной рады на фоне растущего разочарования избирателей Зеленского и «Слуги народа». Следовательно, шанс на новый, более адекватный состав парламента и конфигурацию власти может появиться уже к осени следующего года.

В самой ВР реального противовеса однопартийному большинству «Слуги народа» не будет. В лучшем случае, сил оппозиции хватит лишь на то, чтобы не дать возможности администрации Зеленского получить конституционное большинство. В остальном «ЕС», «Батьковщина» и ОПЗЖ, а также раздробленные самовыдвиженцы слишком разные и малочисленные, чтобы противодействовать «Слуге народа». Однако, как ни парадоксально, угроза укрепления режима Зеленского также преувеличена. Способ появления его триумфа сам по себе создает предпосылки для краха сформированного под него популистского конгломерата под давлением собственного веса. Скорость этого процесса будет зависеть как от ошибок самой власти, так и от способности политических оппонентов вовремя сделать выводы из предыдущего сокрушительного поражения или с появлением новой альтернативы.

Фрагментация «Слуги народа» будет возрастать вследствие трех уже очевидных факторов: разнообразия и случайных людей, которые попали в список, особенно в ряде мажоритарных избирательных округах; наличия все меньше скрытых конкурентных центров притяжения в команде Зеленского; неотвратимого разочарования избирателей в деятельности новой власти как из-за их противоположных ожиданий, так и из-за явно завышенных, нереалистичных надежд от смены власти в целом. И со временем эти факторы могут дополняться, в том числе и через дальнейшее разделение большинства на группы по интересам или появлением новых конфликтов во власти.

Однако, и трех названных факторов достаточно, чтобы постепенно разрушить однопартийное большинство «Слуги народа» с первых месяцев работы новой Рады. Чем большим будет разочарование граждан реальной политикой Владимира Зеленского и его «гуру экономики» в правительстве, тем выразительнее будет становиться внутреннее разделение. Избранные в ВР «слуги» ради собственного политического выживания будут пытаться найти виновных и переложить на них ответственность, переведя на них недовольство разочарованных избирателей, найти альтернативные идентификаторы для продления собственной политической жизни в политике. Различные группы в монобольшинстве будут искать поддержки в традиционных идентификационных нишах: условно прозападной и условно пророссийской, более демократической и авторитарной, рыночной и командно-административной, олигархической и антиолигархической.

Это будет вызывать постепенное проявление линии разделения в монобольшинстве, которое определенное время может оставаться условным (будет сглаживаться офисом президента для принятия принципиальных вопросов), но будет давать о себе знать все больше. Почва для этого уже сформирована персональным составом депутатов от «Слуги народа». Здесь против президентской партии уже играет большая мажоритарная составляющая. Ведь мажоритарщики от «Слуги народа» прошли фактически во всех регионах. Провалы у них были преимущественно на тех участках, где участие в выборах принимали сильные альтернативные кандидаты из авторитетных самовыдвиженцев и/или не было заниженного порога победы из-за высокой конкуренции представителей других политсил. В итоге, президентская партия не получила ни одного мандата только на подконтрольной Украине территории Донетчины, а также получила по одному мандату на Луганщине, Волыни и на Закарпатье. Все или почти все мажоритарные округа «слуги» взяли на юге и в центре страны. Однако, результат на Буковине (все четыре округа), Ровненщине (четыре из пяти), Ивано-Франковщине (пять из семи) или Тернопольщине (три из пяти) является выше, чем на Виннитчине (три из восьми округов), Черниговщине (четыре из шести) или Хмельнитчине (четыре из семи).

Избранные в разных частях страны выдвиженцы, на прохождение которых в Раду часто даже не и надеялись, очевидно, не проходили должного отбора или хоть какого-то согласования их политических позиций. Ведь бренд «Слуга народа» стал лишь ширмой для людей с самым разным бэкграундом и политическими и мировоззренческими предпочтениями. При этом, являясь мажоритарщиками, избранными людьми «напрямую», они будут чувствовать минимальную зависимость от фракционной дисциплины и первыми реагировать на изменения общественного настроения, в частности, в своих округах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.